Все записи
13:18  /  19.09.19

1080просмотров

Будапештские зарисовки

+T -
Поделиться:

В Будапеште мы жили на улице Виктора Мольнара, параллельной Ваци - будапештскому Арбату. В нескольких шагах от Molnar utca начинается площадь Фовам тер (Таможенная площадь), где расположена одноименная станция метро и одно из красивейших зданий города - крытый рынок Központi Vásárcsarnok.

Budapest, Great Market Hall, Building, Architecture

В конце августа в Будапешт вернулась аномальная жара, было около 35, что в континентальном климате слегка жестоко. Почти у каждого кафе на площади по периметру тканевых навесов проведены шланги с водой и распылителями, обдающими прохожих облаком мельчайших холодных капелек, и это просто восторг и невероятное удовольствие в жаркую погоду. Не понимаю, почему такого нет в жарких странах, например, ̶в̶ ̶р̶о̶д̶н̶о̶й̶ ̶п̶у̶с̶т̶ы̶н̶е̶ ̶Г̶о̶б̶и̶ у нас на Кипре? Раздумываю над старт-апом :)  Оказываясь где-то поблизости, мы с детьми шли на площадь постоять в водяном облаке и вдохнуть немного прохлады в плавящемся от жары городе.

Площадь Фовам тер была отправной точкой для всех наших путешествий по городу, местом, где мы завтракали в чудесной французской булочной Amber’s place, дети бегали туда за водой и мороженым, там мы сидели вечером в тени деревьев, слушая уличных музыкантов и глядя на закатное небо над Дунаем…

В этом месте сходится несколько улиц, начинается мост Свободы, ведущий к изумительному водопаду у подножия холма Геллерт, и находится масса кафе, бистро и ресторанов. Тут кипит жизнь, носятся продавцы автобусных туров и речных круизов, бродят туристы - одиночки и группы организованных китайских людей в неизменных масках, вооруженных фотоаппаратами, смартфонами и планшетами. Тут всегда, кроме раннего утра, шумно и многолюдно, и если приглядеться, можно стать свидетелем сценок из жизни, забавных и не очень.

Старенький скрипач играет Хава Нагила, мимо проходят туристы и местные, кто-то останавливается, фотографирует или снимает видео, изредка прохожие бросают в футляр его скрипки несколько монет. Молодая пара - туристы - бэкпэкеры прилегли на лавочке, она положила голову ему на колени, закрыла глаза, он ласково перебирает пальцами ее дреды, что-то ей рассказывая. Рядом французы экспрессивно обсуждают со своими детьми, можно ли кормить голубей крошками от булочки. Парень-американец сидит на лавочке в позе лотоса, держит макбук на весу, у него видеочат, и он взахлеб рассказывает кому-то о Будапеште и показывает окрестности, поворачивая ноут то вправо, то влево. 

Продавец туров - палестинец развлекается тем, что пытается угадать, из какой страны приехали те или иные туристы. Иногда ему это удается, но чаще всего нет. Я польщена, что меня приняли за итальянку :) Он разговорился с парой израильтян на иврите, объясняет им, как проехать в спа Сечени (начало разговора было на английском, так что я поняла), я сижу рядом и думаю, что вот встретились заклятые враги в центре Европы и вполне себе мило и цивилизованно общаются, он им помог советом, они, возможно, купят у него тур, разойдутся друзьями. Всегда и везде бы так.

За соседний с нами столик приземлилась пожилая пара, австрийские туристы. Наверное, давно и счастливо женаты, потому что даже внешне похожи и одеты почти одинаково. На обоих - добротные кожаные сандалии, шорты, футболки Tommy, кепки той же марки, кожаные рюкзаки Lacoste. Часы, смартфоны. Переговариваются между собой, обсуждая фотографии внуков, которые отдыхают с родителями где-то на море. Эталон счастливой старости, такой, какая она должна быть: крепкие и бодрые, все у них хорошо, и есть возможность путешествовать и радоваться жизни.

Мимо нас медленно проползает старичок - венгр на костылях с тяжелыми пакетами из Lidl. На нем старая клетчатая рубашка не по размеру, явно с чужого плеча. Рукава закатаны: в Будапеште стоит невыносимая жара. Выцветшие шорты и стоптанные резиновые шлепанцы, на голове - захватанная кепка, когда-то голубого цвета. Худые ноги скрючены артритом, он с трудом лавирует на своих костылях в потоке туристов с селфи-палками. Я вижу набухшие вены на его жилистых руках и капли пота, стекающие по лицу, он морщится, но остановиться и вытереть лоб не может: придется нагнуться, поставить на землю пакеты с покупками, отложить костыли, потом снова взять все в руки, а это сложно. Он ковыляет дальше, по направлению к автобусной остановке. Поравнявшись с нами, он бросает долгий взгляд на австрийскую пару. Они замечают его взгляд и тоже смотрят на него.

Помните, в советских газетах была такая рубрика: “Два мира - два детства”? Тут была картинка на тему “Два мира - две старости”. Австрийские пенсионеры - румяные, бодрые, обеспеченные, довольные жизнью, и их ровесник из соседней страны - еле сводящий концы с концами на нищенскую пенсию.

Старичок скрылся в толпе. Австрийцы долго молчали, опустив головы. В какой-то момент мы встретились с ними взглядами. Кажется, мы думали об одном и том же: как это грустно и несправедливо, что человек, проживший долгую тяжелую жизнь, доживает свои дни в нужде лишь потому, что его угораздило родиться немного не в той стране...

Photo Pixabay