Все записи
21:14  /  20.06.20

2281просмотр

Будни полицейского переводчика. История вторая

+T -
Поделиться:

В трудные кризисные времена мне довелось быть переводчиком в полиции. В большинстве стран мира (и Кипр не является исключением) при задержании иностранца государство обязано предоставить переводчика, который владеет его родным языком и языком страны, где произошел инцидент. Когда мне впервые предложили эту подработку, я отказалась. Возникла ассоциация вроде сотрудничества с полицаями, как в фильмах про войну. Но когда кризис совсем прижал, пришлось умерить свою щепетильность.

Stairs, Architecture, Steps, Climb, High, Staircase

Начало здесь 

До кризиса переводчику за час работы в полиции платили 17 евро, в суде - 30. В кризис квоты урезали на 30% но даже 12 евро в час  в полиции (и, соответственно, 20 евро в час - в суде) были очень хорошими деньгами по тем временам…

Перевод показаний и подписание документов занимали не меньше 2 часов, неполные часы округлялись до полных в пользу переводчика.

Надо сказать, как только дела у меня наладились, я перестала ездить в полицию. В какой-то момент я исчерпала свой лимит "стороннего наблюдателя"  маленьких человеческих трагедий и поняла, что не могу и не хочу больше все это видеть. 

Начнем с того, что полицейский участок - не самое приятное место для молодой (или даже не очень) леди.

Во вторых, shit happens никак не с “9 до 5”, а в самое разное время, чаще всего - по ночам, нередко - по выходным, в праздники. Особенно ДТП, пьяные драки, семейные разборки.

Мне приходилось ездить в деревни в горах по ночной трассе, концентрироваться и работать 3-4 часа и больше, и на рассвете возвращаться домой со слезящимися глазами и квадратной головой от недосыпа и распирающих эмоций…

За 2-3 года, что я занималась переводами в полиции, бывало всякое. Случаи домашнего насилия, бракоразводные дела, криминальные разборки, наркоманы-домушники…

Врезалось в память несколько историй. 

Жорик и Геныч

Меня вызвали в отдел расследований криминальных преступлений. Приезжаю. Задержанные - два худых смуглых всклокоченных человека, одеты чуть ли не в рваное и будто с чужого плеча, не по размеру. 

Тихо переговариваются между собой по-грузински. Один из них поднимает лицо и я вижу недавний расплывшийся синяк у него под глазом. Приглядываюсь. Второй мой клиент тоже выглядит неважно: распухший нос, разбитые губы, синяк на щеке, но скромнее, чем у первого.

- Да их же избили при задержании! - запоздало осеняет вдруг меня. 

Начинается допрос. Имя, фамилия, дата рождения. Им под 60. Оба из Тбилиси, один армянин, другой грузин. На Кипре давно, работали на стройках. В последние годы больше “по-черному”, без оформления - начался кризис и они шли на любые условия. Работодателям так было выгодно, платили им самый минимум наличными и никаких отчислений в соцстрахование.

Уже больше года маются совсем без работы: в отрасли страшный кризис. Пособие по безработице им не положено - работали-то "по-черному"... 

Они говорят по-русски с грузинским акцентом.

Как мой дедушка Сережа, неожиданно колет меня мысль.

Я пишу, не поднимая головы. 

Переходим к делу.  Георгий и Геннадий, или Жорик и Геныч, как они друг друга называют, среди бела дня залезли в дом бывшего посла и вынесли два ящика дорогого алкоголя. Посол живет за границей, дом большую часть года пустует.

Их увидели бдительные соседи - район тихий и спокойный, респектабельные частные дома старой никосийской аристократии. Чужая машина в этом районе сразу привлекает внимание. Они вышли во двор с ящиками и собирались перемахнуть на улицу через невысокую ограду, как уже подъехала полиция. Больше из дома ничего не пропало. Картины, дорогая техника, коллекция часов - все было на месте. 

- Как вы узнали о том, что в доме есть ценные вещи? Кто вам сказал про бутылки? - задал вопрос огромный смуглый полицейский с монобровью. 

Я перевела вопрос. 

- Мы у него клали плитку во дворе в прошлом году, и так по мелочи иногда выполняли поручения

- Какие поручения? Что ты мне зубы заговариваешь, чучело? Про бутылки как узнали, спрашиваю? - повысил голос полицейский

- Неделю назад он позвонил и попросил помочь перевезти кое-какие вещи из офиса в дом. Ну мы и увидели эти дорогие бутылки: виски, коньяк. Он сказал, гости дарили, а пить ему нельзя, так и собрался бар за годы. Каждая, наверное, евро 50 стоит, а то и все 100. Я разбираюсь в хорошем коньяке, я раньше в Тбилиси был главным инженером на большом заводе…

- Ну и? Он вас нанимал, деньги платил. А вы его в благодарность обчистили? - недобро усмехнулся полицейский

- Он нам не заплатил в последний раз, сказал, нет мелких. Заплатит, когда вернется из Англии. Вещи какие-то отдал, они на нас большие…

- Ага, рассказывай! Знаю я вас. Признавайтесь, чья была идея ограбить посольский дом? Кто организатор?

- Вайме! Мы не грабили, - начал было Жорик, и тут полицейский встал с места и залепил ему такую пощечину, что бедняга кубарем улетел в угол вместе со своим стулом.

У меня из руки выпала ручка, которой я писала. Полицейский подошел к лежавшему на полу Жорику - я только сейчас заметила, что его руки были закованы в наручники, - и пнул его огромным ботинком.

- Вставай, мразь! Поднимайся и отвечай: кто организатор? Пока я тебя вообще не убил тут на***.

Второй полицейский - ниже чином - выглядел смущенным и осмелился напомнить своему начальнику о присутствии дамы, то есть меня.

Тот едва кинул взгляд в мою сторону и снова пнул скорчившегося в углу Жорика

- А ну встал!

На этом месте встала я. И медленно сказала, глядя ему в глаза:

- Прекратите. При мне вы его бить не будете

Полицейский оглушительно расхохотался:

- Хахаха, ну надо же, какие мы нежные! Эй, ты же наш постоянный переводчик, впервые видишь, как мы воспитываем этих уродов?

- Если вы не прекратите, я уйду, и вам придется искать другого переводчика

- Ты лезешь не в свое дело. С этими ублюдками по-другому никак. Ты что, хочешь тут сидеть до утра и слушать его бредни? 

- Вы не будете его бить

- Тебя забыл спросить. 

И обращаясь к Жорику, все еще лежащему на полу:

- Последний раз говорю, тварь: вставай

Тот не шевелился, лежал, закрыв глаза. Его лицо исказила страдальческая гримаса: полицейский сильно пнул его по почкам.

Полицейский велел мне выйти в коридор. Я сказала, что не уйду.

- Я приказываю

- Вы не можете мне приказывать. Я не ваша подчиненная и вообще не сотрудник полиции. Более того, я журналист. Завтра ваши методы дознания будут во всех СМИ -  Остапа понесло. 

Полицейский выругался куда-то в сторону.

Тем временем несчастный Жорик сел на полу и, кряхтя, полубоком, опираясь на локоть, попытался встать. Со скованными за спиной руками это было непросто. 

Сел на стул. Второй полицейский заботливо предложил ему воды, он отказался. 

Кажется, эти двое играли в плохого копа и хорошего копа. А может, и не играли...

- Ладно, расскажу, не бейте меня больше. Я придумал украсть бутылки и продать. Мы уже 2-3 дня ничего не ели… Больше года без работы, никто уже не взаймы не дает, никак...

- А чего тут сидите? Проваливайте, откуда приехали! 

- Там тоже с работой плохо, и квартиру продал еще 20 лет назад, когда уезжал на Кипр… Ничего не осталось. И денег на билет нет... 

Тут голос подал молчавший до этого Геныч:

- А что нам будет за это? В тюрьму посадят? Надолго?

- Суд будет решать… Пока на восемь суток, потом думаю дадут вам по полгода - году. Судимостей у вас нет, вот и будет первая - почему-то развеселился “хороший” коп.  

Оба друга понурились. 

- Да вы не расстраивайтесь, там кормят, кружки есть по интересам, шахматы, театр, на бузуках научитесь играть - продолжал веселиться "добрый" коп.

Допрос продолжился. Я и младший чин заканчивали оформлять документы: он на греческом, я на русском. 

Я зачитала задержанным их показания. С них сняли наручники, чтобы они могли подписать бумаги. Они долго, с наслаждением разминали затекшие руки. 

Я избегала смотреть им в глаза. Они разговаривают точно как мой дедушка - он говорил на четырех языках, но на всех четырех у него был грузинский акцент…

Этот акцент Мимино вернул меня в детство, в семейные праздники, в те счастливые времена, когда жизнь была стабильной и предсказуемой, у людей была работа, жилье и спокойная обеспеченная старость... 

Моему поколению повезло - когда наступила свобода, мы были еще детьми и быстро адаптировались к новым условиям, получили востребованное образование, выучили языки, нашли хорошую работу, и те из нас, кто живет за границей, воспринимаются местными жителями как клевые интересные люди "их круга". Чего не скажешь об их отношении к работникам-иностранцам из бедных стран... У меня есть масса историй о проявлении расизма, живучих стереотипах в местном обществе, но об этом в другой раз.  

Поколение моих родителей, к которому принадлежат Жорик, Геныч и Надежда из прошлого рассказа, после известных событий и распада СССР осталось у разбитого корыта.

Их старый привычный мир был разрушен, а жить в новом они так и не научились. Убегая от жестокой нужды, они уехали за границу - чернорабочими, бесправными и беспомощными в этой среде. 

Каждый из них преступил закон.

Но так ли они виноваты? 

Я закончила работу, встала и взяла свою сумку, погруженная в эти невеселые мысли. 

Попрощалась безлично, со всеми, избегая встречаться взглядом с полицейским боссом.

Жорик поднял на меня глаза:

- Спасибо тебе, девочка. От души. У меня дочка такая, как ты.

- Не за что, я ничего для вас не сделала

- Ты - человек… Дай Бог тебе здоровья. 

- Спасибо. Надеюсь, у вас все будет хорошо, Георгий

 - Да, теперь-то точно будет! Покормят, койку дадут. Хоть отдохнем… 

Я посмотрела на него - мне казалось, что он иронизирует, но нет, он говорил вполне серьезно. Это было невыносимо. Я еще раз попрощалась и вылетела оттуда пулей. И мысленно возвращалась к этой истории на протяжении нескольких недель. 

Не знаю, что было дальше с этими людьми, что постановил суд, где они сейчас. Надеюсь, у них все хорошо…

 Если вам интересно читать мои истории, приходите ко мне на Facebook

Комментировать Всего 9 комментариев

Грустная история... Огромная, нерешенная проблема нелегальной, да и легальной тоже, миграции.

Бесправные, маргинализированые  люди.  Дешёвая рабочая сила и плодородная почва для любой криминализации.

Проблема необъятная, социально-экономическая, и с каждым годом ситуация ухудшается. 

У нас на Кипре только соискателей политубежища 3,8% от всего населения страны. А есть еще куча нелегалов, которые прибывают на лодках, ползут через символическую границу с оккупированным Северным Кипром...

Центр Никосии (столицы) давно превратился в гетто, там почти не увидишь местных. Только вчера произошла жуткая драка, индийцы против бангла. 15 набросились на троих с ножами, топорами и тесаками. Один убит, второй в реанимации. Для тихого спокойного Кипра, каким он был когда-то, это шок... 

У нас тоже в субботу троих зарезал ливийский террорист..

В Юкей гетто нет ,.потому что беженцев не очень принимают..они все на другой стороне во Франции, Знаменитый лагерь "Джунгли"в Кале. Интересно как их там изолировали от коронавируса..?

Да, я читаю английские новости, вроде бы не в первый раз такое, но каждый раз - шок... 

Сказать по правде, в некоторых районах Лондона у меня было ощущение, что я в гетто ))

ощущение, что я в гетто

Попробую догадаться в каких.. Восточный Лондон? 

И даже в Сохо, особенно поздно вечером :) В Камдене прямо у метро открыто предлагают траву...

Ну это скорее не гетто, а районы по интересам :) В Сохо - гей бары, а Камден - мекка музыкантов и других неформалов. Эми Уайнхаус стала символом Камдена после смерти, так что там не только трава.. А вот таких реальных гетто, куда чужие зайти не могут в Лондоне слава Богу нет. Все кругом ходят и все относительно спокойно :) только много бездомных в центре и количество растёт год за годом. На время карантина их поселили в гостиницы Ибис, Травелодж. Они там поотдыхали два месяца, отмылись, отьелись, теперь их снова выпустили в привычную среду обитания, т. е. на улицы

Ну, не знаю, я там бродила по ночам и насмотрелась таких физиономий )))) По сравнению с Кипром выглядело жутковато. 

Вы так интересно рассказываете про Лондон... Читала бы и читала

Про Лондон

Спасибо :), когда придет вдохновение то напишу пост. Город очень интересный, живой и креативный. В нем есть все !

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц