Добрые снобские комментаторы как-то написали про один из моих текстов о Кипре, что так "сладко-пресладко", что хочется выругаться матом (sic!). Ну что же, рассказываю об острове с другого ракурса. Думаю, теперь захочется выругаться матом несколько иным людям )) 

Остров Кипр веками находился в изоляции, которую нарушали лишь набеги чужеземцев. Кого тут только не видели. Венецианцы, французы, арабы, турки аж на целых 400 лет, англичане, и многие другие. Отчасти этим (изоляция плюс заморские враги) объясняется настороженное отношение к иностранцам и иноверцам, особенно на бытовом уровне. Впрочем, такое отношение к иностранцам встречается в любой глубинке - хоть в Аризоне, хоть на брянщине. 

Particularly, Independent, Otherwise, Team, Cooperation

Как живется на Кипре экспатам — преподавателям, бизнесменам, дипломатам, которые выглядят для местных жителей, как сиделки, сборщики урожая и работники АЗС?

Я отдают себе отчет в том, что тема эта - необъятная и взрывоопасная.

Примерно как протесты black lives matter или истории гастарбайтеров в России.

Кипр. Европа. XXI век

Около месяца назад кипрские СМИ взорвала шокирующая история - работодатель-киприот долгое время издевался над домработницей-филиппинкой, пока та, наконец, не сняла происходящее на видео и не достучалась до полиции и правозащитников.

Мужчину, 68-летнего бывшего полицейского на пенсии, арестовали, но отпустили под залог до суда.

Девушку -  филиппинку, у которой на родине остался муж и мальчики-близнецы, признали жертвой траффикинга, и сейчас она находится в убежище под защитой полиции.

Ужас ситуации в том, что, во-первых, такие истории происходят сплошь и рядом, и практически никогда они не становятся достоянием общественности. "Хозяева" нещадно эксплуатируют свою привозную прислугу, которая полностью зависит от их милости. Это покруче "Унесенных ветром", и лишь слегка не дотягивает до "Хижины дяди Тома".

Уж поверьте бывшей "хозяйке" нескольких домработниц - география их происхождения простирается от Индии  и Пакистана до Вьетнама, Китая и Филиппин. Независимо от того, откуда они приехали и кем были "в прошлой жизни", обращались тут с ним одинаково гнусно. Индианка Парвин была медсестрой, филиппинка Анн-Мари - профессиональным кондитером, вьетнамка Ту - учительницей младших классов. От них я слышала дикие истории о жестокости, несправедливости и унижениях со стороны бывших работодателей. Услышанного мне хватит на всю оставшуюся жизнь.

Во-вторых, в очередной раз удручает "срез общественного мнения" - в комментариях это примерно 70/30. И женщины, оправдывающие насиле в отношении других женщин. Это просто за гранью... 

Сочувствующие девушке комментаторы яростно спорили с теми, кто говорил: "С ними только так и надо, нужна твердая рука, азиатки наглые и лживые, спят со стариками за 5-10 евро, приносят заразу в дом". 

Мое исследование

Из антропологического интереса я опросила своих друзей и знакомых — иностранцев ( русских и всех остальных), живущих на Кипре 5, 10, 20, 30 лет, о том, как они себя тут чувствуют.

Мне было интересно, сталкивались ли они когда-либо с ненавистью к себе на национальной почве. Приходилось ли им чувствовать себя «неполноценными», попадали ли в неприятности лишь потому, что являются иностранцами.

Надо сказать, большая часть ответов была предсказуемой.

Мои знакомые в подавляющем большинстве — это образованный средний класс и выше. Многие приехали сюда по работе, кто-то — по браку, кто-то — купив недвижимость.

Чем выше социальный статус респондентов, тем меньше проблем у них возникало и возникает при социализации, поиске работы, жилья, при решении тех или иных вопросов. Обычно с ними все милы, любезны, вежливы и во всем стремятся им помочь.

Мой личный опыт жизни на Кипре и общения с местными жителями - здесьздесь и еще здесь

Горячо советую почитать людям, которым кажется, что этот пост - наброс гуано на вентилятор и автор - любитель сгущать краски. 

Я думаю, если провести такой же опрос среди любых десяти случайных азиаток — домработниц, встреченных на улице, или отправиться на кухню любого из ресторанов, на ферму, на заправку, где работают представители восточноевропейских стран, а также арабы, азиаты и африканцы, ответы будут совсем другими... 

А что у нас?

Мы, русскоязычные, живущие на Кипре, тоже делимся на несколько лагерей: по отношению к киприотам, по отношению к мигрантам и даже по отношению друг к другу. «Ватники», «укропы», «чурки», «хачи» — это еще не самое худшее, что говорят соотечественники друг другу. Достаточно почитать комментарии в русскоязычных СМИ на злободневную тему: прибыла очередная лодка с мигрантами, киприот избил домработницу-иностранку, белорусы вышли на акцию протеста против режима Лукашенко в Лимассоле, граждане Украины проведут автопробег — холиварной может стать любая из вышеупомянутых и многих других тем.

И мы постоянно грыземся друг с другом на той же национальной почве. И еще часть нашего русскоязычного комьюнити, живя на Кипре, ненавидит людей и страну, и через один комментарий видишь: «Ха, еще бы, чего ждать от киприотов?». По принципу: "Ну, тупыыыыые". 

Но если все так плохо, тогда — зачем мы здесь? Или — зачем ВЫ здесь?

Мы, россияне и прочий СНГ, а также британцы, немцы, французы, американцы, скандинавы и т. п., относимся к условным «иностранцам первого класса».

Но - мы не показатель

В общем отношение к нам доброе и приветливое — как-никак туристы, инвесторы и бизнесмены везут на остров деньги.

Киприоты в целом не особо жалуют англичан — еще свежо в памяти колониальное прошлое

Многие киприоты искренне любят русских — за православие, за поддержку в Совбезе ООН по Кипрской проблеме, за тысячи адвокатских контор и консалтинговых компашек, паразитирующих на распиле российского капитала, вывозимого за границу, а также на новой золотоносной жиле - паспортной программе Кипра "Гражданство за инвестиции". 

Почти все кипрские мужчины без ума от русских женщин — тут, как говорится, комментарии излишни ))

Есть еще «иностранцы второго сорта» — тот самый обслуживающий персонал.

И «третий сорт» — мигранты, язва на теле нации. Нахлебники.

Что я имею сказать своим соотечественникам, уютно окопавшимся на острове. 

Ребята, мы тоже уехали в поисках лучшей жизни. Мы тоже тут в гостях (даже если у нас гражданство, недвижимость и мы считаем себя хозяевами жизни). 

Поэтому давайте будем терпимее. Этим людям, беженцам и экономическим мигрантам (арабам, африканцам, азиатам) всего лишь не повезло родиться в странах третьего мира. Они бегут из нищеты и бесправия в поисках лучшей доли.

Как и многие из нас в свое время.

Просто у нас были еще советские школы, вузы, дома с горячей водой и электричеством, бесплатная медицина. А у них и этого не было. Проблема это огромная, социальная, и обсуждать ее мы сейчас не будем.

Просто, повторюсь, давайте будем терпимее и добрее.

А теперь - две истории моих знакомых - экспатов, которые в глазах местных жителей выглядят, как обслуживающий персонал, и отношение к ним соответствующее и оттого еще более возмутительное. 

Изабелла

В далекой стране Бразилии есть довольно большая японская диаспора, образовавшаяся во время Второй мировой. Наши ровесники — это потомки тех людей, бразильцы в третьем-четвертом поколении. Они этнические японцы, по праву считающие себя бразильцами и говорящие на бразильском диалекте португальского. При этом они, конечно, имеют азиатскую внешность. В Бразилии нет дискриминации — страну населяют как потомки коренного населения, индейцев, так и потомки португальцев, испанцев, африканцев, немцев, арабов, славян и многих других народов. И выходцам из этого «плавильного котла» трудно представить, что где-то это не так.

Моя знакомая Изабелла — бразильская японка.

У нее высшее медицинское образование, а в США она защитила докторскую диссертацию по философии. Там же она и познакомилась со своим будущим мужем — киприотом, который также получал второе высшее в Америке. Около 15-20 лет назад они вместе приехали на Кипр.

Миниатюрная Изабелла, обладающая азиатской внешностью, прошла на райском острове все круги ада.

На Кипре ее принимают за домработницу-филиппинку (в стране постоянно живет и работает около 30 000 филиппинских домработниц и их присутствие в кипрских домах в роли "девочек чего изволите" за 400 евро в мес давно укоренилось в сознании местных жителей). 

Ежедневно, иногда несколько раз в день Изабелла попадает в нелепые ситуации, унижающие человеческое достоинство.

Изабелла выглядит очень элегантно. У нее изысканный вкус. Она носит обувь и сумки известных мировых брендов.

Но на Кипре встречают даже не «по одежке», а по внешности.

Случай в банке

Изабелла приезжает в отделение банка на дорогой машине, паркуется, заходит в здание, подходит к служащей банка и на прекрасном правильном английском говорит, что хочет открыть счет.

— Позови свою мадам, — слышит она в ответ.

— У меня нет мадам, я хочу открыть счет.

— Ты не можешь открыть счет сама. Нужно, чтобы пришла твоя мадам с документами.

- Но я не домашняя прислуга!!!

- У меня нет времени разбираться,  придешь со своим работодателем и документами. Следующий!

И так до бесконечности...

Изабелле постоянно, на каждом шагу приходится доказывать, что она — профессор, преподаватель университета, состоятельная женщина, уважаемый в обществе человек.

Вся ее жизнь здесь — борьба, которую нам, людям европейской внешности, никогда до конца не понять и не прочувствовать.

Случай с мебелью

Однажды Изабелла купила дорогую итальянскую мебель — диваны Ligne Roset. Их привезли к ней домой грузчики-киприоты. Изабелла открыла им дверь, показала, куда поставить мебель. Диваны занесли в дом с огромной осторожность. Она отворачивает упаковку, прикасается рукой к приятной бархатистой поверхности...

Грузчики ей: «Слышь ты, ничего не трогай руками и позови свою мадам, чтобы расписалась».

И много-много случаев в магазинах, супермаркетах и ресторанах

У Изабеллы двое детей. Няня ее детей — бразильянка европейской внешности, высокая рыжеволосая девушка. Изабелла специально искала бразильянку — дети учатся в английской школе, отец-киприот и его родственники говорят с детьми по-гречески, а Изабелла очень хочет, чтобы у них сохранился ее родной язык — португальский.

На детских площадках, в супермаркете, в детской больнице, в ресторанах люди разговаривают с няней, принимая ее за «хозяйку ситуации», а Изабеллу — за домработницу. Официант приносит счет и подает его няне. Педиатры расспрашивают няню о симптомах, с недоумением глядя на пытающуюся им что-то объяснить Изабеллу и просто игнорируя ответы «наглой азиатки».

Мамы на детских площадках мило щебечут по-английски с няней, а подошедшей к ним Изабелле могут сказать: «Подними игрушку моего ребенка и сходи помой ее в туалете, да побыстрее».

Немудрено, что Изабелла ненавидит Кипр всей душой и мечтает поскорее отсюда уехать.

И непременно сделает это, как только подрастут дети.

Джон

Вторая история — о преподавателе-индийце, который, являясь крутым специалистом по информационным технологиям, принял предложение кипрского университета и переехал на Кипр с семьей по рабочему контракту.

Джон и его жена Алиша постоянно сталкиваются примерно с тем же отношением, которое так обижает Изабеллу.

Несмотря на то что мой знакомый ездит на дорогой машине, говорит на оксфордском английском, всегда ходит в выглаженных сорочках и очках в тонкой золотой оправе, безупречно вежлив и обладает прекрасными манерами, ему тоже постоянно тыкают, называют «эй, май френд, а ну, уйди с дороги», если он стоит перед витриной магазина, панибратски хлопают по плечу.

В лучшем случае его принимают за водителя какого-то важного лица.

В разных присутственных местах отвечают на его вежливое: «Добрый день, мэм, не будете ли вы так любезны…» — «Чего надо? Выйти аут и ждать в коридоре». «Что, простите, мэм?» — «Аут!!!»

Джон старается все свои вопросы решать онлайн, чтобы как можно реже контактировать с местным населением, которое видит в нем «еще одного черномазого, сидящего на нашей шее».

Джон и его семья прожили на Кипре несколько лет. За это время им довелось повидать многое.

Их дети учатся в частной английской школе, атмосфера там интернациональная: дети дипломатов и бизнесменов из разных стран мира.

В школе все отлично, и Джон с женой отдыхают душой, общаясь с родителями одноклассников — интересными, много путешествующими людьми, которые на задумываются о цвете кожи и расовой принадлежность собеседника.

Но стоит выйти за порог рафинированного общества crème de la crème, как их вновь затягивает в водоворот дискриминации, унижений и предубеждений кипрской реальности.

Случай в магазине

Однажды Алиша, жена Джона, которая иногда носит сари, зашла в магазин косметики и попросила показать ей новые духи Escada — летнюю лимитированную коллекцию. На это она получила ответ: «Это слишком дорого для тебя».

Алиша раньше жила в Англии, Франции, Мексике и еще нескольких странах, но нигде никогда в жизни с таким отношением к себе не сталкивалась. Оторопев от неожиданности, она вдруг начала оправдываться перед презрительно и брезгливо глядевшей на нее девушкой-продавцом:

— У меня есть деньги! Я могу это купить! Вот!  —  она было открыла кошелек, чтобы показать свои кредитные карты, но тут у нее задрожали губы, и, разрыдавшись, она выбежала из магазина. Надо ли говорить, что с этого дня Алиша тоже перешла на заказы онлайн, чтобы по максимуму оградить себя от травмирующих ситуаций.

Все меняется в дорогих ресторанах и отелях, куда они иногда ездят на выходных, — там все с ними вежливы, милы и любезны, но наступает понедельник, и все возвращается на круги своя.

Случай на заправке

Последней каплей в чаше терпения Джона стал один случай. Приехав на заправку, Джон вышел из своей машины и пошел к терминалу, чтобы заплатить за бензин, когда у него зазвонил телефон.

Он остановился, чтобы ответить на звонок.

Тут к нему подходит местный житель, хлопает по плечу и говорит: «Слушай, черныш, долго ты еще будешь трепаться? Давай, закругляйся, я жду. Заправляй мою машину, мне надо ехать».

Джон приехал на работу и написал заявление об увольнении.

На словах он сказал своему начальству: «Никакие, слышите, никакие деньги не стоят таких унижений».

Сейчас они живут в Германии. Джона там никто не называет «чернышом» и не приказывает ему ждать «аут», а Алиша может с утра до ночи ходить по магазинам — от посудных до Tiffany, и никто не скажет ей: «Это для тебя слишком дорого, знай свое место, прислуга».

Почему так происходит?

Киприотов в их отношении к жителям стран третьего мира иногда сравнивают с арабами. Как известно, в богатых странах Персидского залива существует еще большее расслоение: местные либо вообще не работают, либо занимают руководящие ключевые должности, на деле — повелевают всеми остальными.

Там еще сильнее чувствуется разделение иностранцев на людей «разного сорта»: от уважаемых приглашенных специалистов англичан, немцев, американцев, канадцев до несчастных индийцев, азиатов и арабов из бедных стран, которые работают на стройках, фермах, заправках, выполняют самую тяжелую, грязную и низкооплачиваемую работу. Десятилетний ребенок считает возможным помыкать домработницей: «Сгоняй на кухню, принеси мне яблоко! Я хочу пить, принеси мне воды!»

Первые домработницы-филиппинки и ланкийки появились на Кипре около 30 лет назад. Выросло уже целое поколение, считающее нормальным помыкать другими людьми и полагающее, что люди из бедных стран — «второй сорт» и рождены, чтобы обслуживать белых господ.

На Кипре остро стоит проблема мигрантов, в том числе нелегальных. В настоящее время только легальные мигранты составляют 3,8% населения Кипра — это более 30 000 человек, целый город вроде Пафоса.

Да, действительно, бегут из т.н. "стран третьего мира" большей частью экономические мигранты — это в подавляющем большинстве молодые мужчины. Им проще выжить, добраться до земли обетованной, каковой им представляется Европа и весь западный мир, найти работу и поддерживать свою семью.

Подавляющее большинство из нас никогда не сталкивалось с подобным и даже не представляет себе уровень нищеты, человеческого несчастья и отчаяния, в котором живет, пожалуй, 80–85% населения Земли, — мы с вами относимся к счастливчикам, «золотому миллиарду».

Всегда стоит помнить лишь одну простую вещь: все, что отделяет «классных и успешных» нас от «ужасных» их, — это удача.

Потомкам Ротшильдов зашибенно повезло в жизни - прямо с самого рождения.

Нам, в принципе, тоже повезло.

Им повезло меньше.

Тем, кто утонул, попал в руки мафии, сгинул в пути, — что тут говорить…

На деньги, которые зарабатывает доставщик пиццы, каждый день по 10–12 часов на чахлом мотоцикле развозящий заказы под палящим солнцем, ежеминутно рискуя быть сбитым «хозяевами жизни» на джипах, — а это, напомню, 5 евро в час — живет его огромная бедная семья где-нибудь в Индии, Афганистане или Непале.

На эти деньги его младшему брату купят обувь, и он больше не будет ходить босиком по камням и колючкам, а маленькая сестра не будет вынуждена бросить школу в десять лет, чтобы плести ковры за несколько центов в день, и ее не выдадут замуж в 12 лет, чтобы избавиться от «лишнего рта».

Повторю свою основную мысль: давайте просто будем добрее и терпимее друг к другу.

Неважно, во что мы верим, как пел Высоцкий, «кто верит в Магомета, кто — в Аллаха, кто — в Иисуса, Кто ни во что не верит — даже в черта, назло всем», карму, Будду, веды, астрологию или Тора с Одином — или просто являетесь атеистом и агностиком, независимо от того, какое у нас образование, уровень достатка и жизненные ценности — просто давайте быть добрее друг к другу и уважать право других людей на место под солнцем.

Ключ к более счастливому, правильному и справедливому будущему лежит в образовании, улучшении условий жизни ⅘ населения земного шара и уважении друг к другу априори, вне зависимости от финансового достатка, цвета кожи, и всех остальных условностей.

Когда у людей будет работа, дом и уверенность в завтрашнем дне, они не будут плыть, бежать и ползти через пустыни в поисках лучшего будущего на чужбине.

И еще. Если брать больший масштаб. 

Если вы устали от плохих новостей, если вам надоело видеть беженцев на улицах ваших городов, читать об истязаниях заключенных в тюрьмах, слушать про домашнее насилие, избитых и убитых женщин и детей, издевательства над бездомными животными, спросите себя: «А что сделал я, чтобы этого не было?»

Сдвиги не произойдут за год, два или даже пять лет.

На это потребуется время и усилия — в том числе на уровне сознания, толерантности и принятия.

И вложения — наши, как людей, которым повезло в жизни чуть больше и долг которых  — делиться с теми, кому повезло меньше.

«Я плачу налоги, почему я должен делать еще что-то для этих нахлебников?» Налоги тратятся, в первую очередь, на поддержание структуры государства: здравоохранение, образование, госбезопасность, инфраструктуру (дороги и т. п.).

Если вы хотите, чтобы процесс пошел быстрее, делайте что-то, что в ваших силах.

Есть такая пословица:

Хочешь помочь голодному — дай ему не рыбу, а удочку.

Давайте дадим этим людям «удочку» в виде образования для них и их детей. Есть масса различных фондов и организаций, погуглите.

 Мира, добра и мудрости всем нам.

Если вам интересно меня читать, приходите ко мне на Facebook

Все мои новости в Телеграм-канале

Больше моих историй здесь и еще здесь

Угостить автора кофе можно здесь (одноразово) или здесь (периодически)

 [code]<script type="text/javascript" src="//rf.revolvermaps.com/0/0/7.js?i=54f5qsn5094&m=0&c=ff0000&cr1=ffffff&sx=0" async="async"></script> [/code]