Все записи
01:10  /  27.08.20

1091просмотр

22 часа. Глава из книги "В джунглях большого дэйтинга"

+T -
Поделиться:

Глава из готовящейся к публикации книги "В джунглях большого дэйтинга". Она о мужчине по имени Антуан, которого я любила больше всего на свете. У нас были отношения на расстоянии и это было непросто, но, пожалуй, это были самые счастливые полтора года моей жизни... 

Самой большой проблемой в этих отношениях было расстояние. Я не могла уехать с Кипра до совершеннолетия детей: бывший муж никогда не согласился бы, чтобы я увезла их в другую страну. Антуан из-за работы был привязан к Монако и летал в командировки по всему миру. Из Ниццы и Милана это делать куда сподручнее, чем с Кипра.

Мы виделись раз в 3-4 недели, иногда реже: раз в полтора-два месяца. Он прилетал ко мне, я летала к нему, или мы встречались на пару дней где-нибудь в Европе между его постоянными деловыми поездками или даже параллельно с ними. Днем он занимался делами, я гуляла по городу и встречалась с живущими там друзьями, вечером мы ужинали и смотрели фильмы или шли к реке или морю и долго гуляли там, говорили о жизни, смеялись, строили планы… Это было волшебно.

Самая короткая встреча длилась меньше суток: он прилетел ко мне на Кипр между поездкой в Дубай и восьминедельной командировкой в Америку. Казалось бы, какие-то 22 часа. С 10 часов вечера субботы до 8 часов вечера воскресенья.

Мы прожили за эти неполные сутки маленькую жизнь. Мне кажется, что у некоторых людей такого драйва не бывает за несколько лет, а то и никогда.

Полночи мы просидели в баре отеля у кромки моря, не могли наговориться и оторвать друг от друга глаза и руки. В Duty Free он купил нам обоим в тот день Voyage d`Hermes (запах считается унисекс), и этот свежий, слегка пряный, летящий, вибрирующий, переливающийся аромат я помню до сих пор.

Иногда, если он попадается мне на глаза в парфюмерном магазине, я брызгаю его себе на запястье и мысленно переношусь в ту безумную ночь…

Легли спать около 3 часов утра, проснулись на рассвете, позавтракали и поехали колесить по острову на моей машине. У нас была бутылка привезенного им коллекционного бурбона.

Мы останавливались на пустынных пляжах, плавали, фотографировались, ели какие-то купленные по дороге плюшки, пили бурбон прямо из бутылки и ехали дальше. Как пираты, говорила я. Как сумасшедшие счастливые влюбленные, говорил он.

На ужин мы заехали в лимасольский Four Seasons, хотя вид у нас после моря и бурбона был тот еще.

Он заказывал всякие изыски, вино лилось рекой, в конце банкета официанты ошалели от щедрых антуановых чаевых (меньше 20 евро он не оставляет).

Мы сидели у моря, слушали плеск волн, над нами было бархатное южное небо и огромные низкие звезды, такие, как бывают только на юге в конце лета. Мы смотрели друг другу в глаза, держались за руки, говорили, смеялись, и совсем забыли о времени…

Когда мы опомнились, до его вылета оставалось чуть больше двух часов.

Мы рванули в машину, отхлебнули еще по глотку бурбона “на удачу” и помчались в аэропорт, до которого было около 60 км. Он сел за руль моей машины, сказав, что я слишком пьяна для того, чтобы вести машину по ночной трассе.

Если у меня и были возражения, то лишь потому, что он был еще пьянее.

Антуан отключил круиз-контроль и втопил по полной. В какой-то момент я заметила, что спидометр показывает 170, но ничего не сказала. Он виртуозный водитель, а мне проще доверять, чем ругаться…

И вообще, сочетание серьезного жесткого бизнесмена и мальчишки-хулигана, наверное, было одной из его самых притягательных черт.

Это были наши последние минуты вместе перед двумя месяцами разлуки. Играла “Нирвана” Мы душераздирающие подвывали с Куртом Кобейном:

My girl, my girl, don’t lie to me.

Tell me where did you sleep last night?

У него между ног была зажата бутыль бурбона, из которой мы продолжали отхлебывать по глотку.

Я правда не знаю, почему мы до сих пор живы. По логике не должны бы.

Мы слишком поздно заметили полицейский патруль на обочине. Антуан начал тормозить, а я только успела выхватить у него бутылку и засунуть ее под свое сиденье.

Мои последние слова были на русском: “Нам 3,14здеееееец!!!”

Пьяные в дрова на бешеной скорости на трассе - это как минимум суд и огромный штраф. Возможно, меня лишат прав на полгода. Хоть и не я была за рулем, но машина моя, соответственно - моя ответственность.

- А еще, а еще! - лихорадочно продолжал нагнетать мозг - Он не вписан в мою страховку, то есть я вообще не должна была позволять ему садиться за руль! Он не имел права вести машину. За это еще будет дополнительная смерть через мапупу обоим, особенно мне.

Отвезут сейчас в участок, будут полночи брать показания. Хорошо, если отпустят завтра и назначат дату суда. А если не отпустят? А мне на работу утром. Что я скажу в качестве оправдания?

“Извините, я сегодня не приеду, дела требуют моего присутствия в тюрьме”?

Мрак и ужас, моя репутация будет похоронена навеки.

На самом серьезном уровне: в полиции будет регистрация правонарушения, я никогда не смогу работать на госслужбе…

А у него ночной рейс в Лондон и оттуда - в Нью-Йорк, там важные встречи и все расписано на несколько недель вперед…

Антуан с визгом затормозил - я такое только в фильмах видела - в паре сантиметров от бампера полицейской машины. Мы вышли, пошатываясь.

Полицейские были с нами безупречно, невыносимо вежливы, отчего стало еще страшнее. Зачитали обвинение, показали радар, где зафиксировано преступление. Я не разглядела, сколько километров, просто не смогла сфокусировать взгляд. Попросили его документы, заполнили форму.

Про страховку даже не вспомнили. А я с холодящим душу ужасом ждала этого момента.

Огласили вердикт.

28 евро штрафа, оплатить в течение 15 дней, иначе штраф удвоится. Если не оплатит в течение месяца, будет суд и пеня за просрочку. На водителе.

То есть ко мне претензий нет вообще.

Мы слушали, низко опустив головы и беззвучно трясясь в приступе истерического смеха. Старались не пересечься взглядами, чтобы не расхохотаться вслух.

Засим они велели сесть за руль мне - ведь господин нарушитель слишком пьян! Огонь!!!

Я уткнулась головой в его плечо, чтобы сдержать смех, переходящий в рыдания с хрюканьем, слезами и соплями.

Он отделался смешными 28 евро! На кону была как минимум важнейшая командировка, чтобы не сказать - карьера.

И, о, небеса, что было бы, не успей я спрятать бутылку!

Я осторожно и чинно села за руль, как пожилая мышь, и повела машину в аэропорт на скорости катафалка.

Надо сказать, от ужаса и последовавшего хэппи энда мы почти протрезвели. Добрались живыми-здоровыми, он успел на свой рейс.

Обнялись, постояли молча пару минут, и он улетел. С тех пор он называл нас Бонни и Клайд.

Если вам интересно меня читать, приходите ко мне на Facebook  

Все новости в моем Телеграм-канале

Больше моих историй здесь и еще здесь

Угостить автора кофе можно здесь (одноразово) или здесь (периодически)