Ровно год назад не стало самого доброго и светлого человека, которого я знала  бабушки Иоанны (Яннулы). Это бабушка моего бывшего мужа. 

Бабушка Иоанна была сама любовь. Ее доброты хватило бы на то, чтобы примирить две враждующие армии. 

Они прожили с дедушкой почти 80 лет, и за всю жизнь ни разу не повысили голос друг на друга или на детей. Разговаривали всегда мягко, ласково, и если им говорили что-то плохое о других людях (гад, подлец, долг не вернул) они как-то даже без слов, одним кротким взглядом могли нейтрализовать этот поток негатива, и взбешенный собеседник почти мгновенно сдувался, успокаивался, перестал брызгать слюной и наполнялся исходившей от них благодатью. 

Hands, Grandma, Coca, Knead, Cake, Preparation

Им довелось пережить войну 1974 года (турецкое вторжение и оккупацию Кипра). Они стали беженцами  и полтора года после войны жили в палатке при монастыре. Потеряли ребенка.

Но остались такими же добрыми, спокойными и, я бы сказала, умиротворенными. Я никогда не встречала таких людей, как они. 

Бабушка и дедушка работали с раннего детства, как было тогда принято в деревнях, и привычка к физическому труду осталась с ними до конца жизни.

Дедушке Андреасу довелось повоевать во времена Второй Мировой. С трудом представляю себе этого тихого доброго человека с оружием в руках, но факт остается фактом. Кипр тогда был английской колонией, и киприоты встали под британские знамена, чтобы воевать за Грецию на стороне союзников.

Пока память позволяла, дедушка рассказывал истории о войне  он побывал в Ливии, Египте, Эфиопии... Не знаю, удалось ли повоевать за Грецию в самой Греции  тогда не спросила, а теперь не у кого... 

Пока бабушка была здорова, долгие годы несколько раз в неделю она пекла вкусный ароматный хлеб кулури для всей своей большой семьи. Вместе с дедушкой они делали домашний лимонад, джемы, мариновали маслины  тоже для всех. Вставали рано утром, до жары, часов в 5, и готовили вкусности для детей и внуков. Чтобы чувствовать себя нужными.

Они очень любили собирать всю семью за большим столом.

Еще несколько лет назад бабушка готовила еду и десерты на 30-40 человек, а потом они с дедушкой вместе убирали со стола, и дедушка помогал ей мыть посуду.

Мы порывались им помочь, но они отказывались: «Сидите, отдыхайте, вы же так устаете на работе, а нам все равно делать нечего»...

Когда они стали совсем старенькими и немощными, дети наняли им домработницу  сиделку, которая постоянно находилась с ними, но бабушка до последнего, сколько могла, готовила сама. 

Практически до конца жизни бабушка оставалась такой же стройной и энергичной, как и в молодости, а дедушка, пока мог, почти до 95 лет, по утрам делал зарядку на крыше дома.

Когда они ставили дрожжевое тесто для кулури, бабушка откладывала немного теста в сторону и пекла булочки в виде куколок с глазами из семян гвоздики для моих дочек.

Присылала нам свои пироги, джемы, лимонад и свои фирменные зеленые оливки с чесноком, лимоном и кориандром.

Бабушка была сладкоежкой (при этом оставаясь стройной, как осинка, даже в свои почти 90 лет). Мы привозили ей мороженое  есть другие десерты ей было трудно.

Она усаживала нас на диван и бежала на кухню, возвращаясь оттуда с полными подносами фрутктов и десертов. Угощала своей домашней халвой, варила кофе, гладила по голове морщинистой рукой, спрашивала, как наши дела, внимательно вглядываясь в лицо своими ясными глазами. 

От бабушки я научилась лайфхаку (как сейчас говорят): насыпая рис или муку в  мерный стакан, ставить его сразу в емкость, куда эта сыпучая субстанция потом пойдет, и так рассыпавшаяся мука или рисинки не высыпятся на стол и останутся в кастрюле или миске.

Еще она аккуратно подкалывала стоявший на столешнице у плиты большой рулон кухонной бумаги иголкой с красной бусиной на конце: бабушка была ужасной чистюлей и аккуратисткой, и оттопыривающийся лист бумаги ее раздражал. 

Бабушка ни разу в жизни не была за границей и не летала на самолете. Но очень любила истории про другие страны. Кто-то из внуков отдал ей свой старый школьный атлас и она любила листать его по вечерам. Расспрашивала меня про страны, где я побывала, удивлялась, смеялась, грустила, всплескивала руками от изумления, когда я рассказывала ей что-то совсем, на ее взгляд, невероятное. 

И казалось, что так будет всегда...

Ее большого сердца хватало на всех: четверых детей, их жен и мужей, своих внуков и правнуков, и даже на меня, иностранку и жену ее внука. Я очень ее любила, и это было взаимно.

Все 18 лет, что я живу на Кипре, я знала, что есть этот дом с геранью на солнечном балконе, где меня всегда ждут и будут рады, накормят, как ни отказывайся, ласково погладят по голове, обнимут на прощание: «Ну, кори, беги дальше по своим делам, спасибо, что нашла время».

К сожалению, я ездила к ним не так часто, как надо бы...

Они с дедушкой так никогда и не узнали, что мы с ее внуком развелись. Их бы убила эта новость.

По негласному сговору все держали это в тайне, и бабушка с дедушкой до конца жизни пребывали в уверенности, что у нас все хорошо. 

Правильно это или нет  не знаю, но мне хочется верить, что так было лучше для всех.

В начале сентября бабушка сильно сдала и плохо себя чувствовала. Я собиралась навестить ее в субботу. Мы вернулись из поездки накануне, в пятницу.

Я не успела на один день.

Дедушка пережил бабушку на 4 месяца. Он умер 16 января этого года. Ему было почти 100. В последние годы он слабо видел и почти ничего не слышал.

Надеюсь, он не почувствовал, что его любимая Яннула ушла раньше. 

Светлая память тебе, бабулечка.

Если рай существует, ты сейчас там.

Тепло твоих рук, твой голос и лучистый взгляд твоих добрых глаз всегда с нами. 

Любим и помним 

Если вам интересно меня читать, приходите ко мне на Facebook

Мой Телеграм-канал