Все записи
13:01  /  18.05.19

1132просмотра

Большой Банк следит за тобой

+T -
Поделиться:

Банк, который можно не называть

Когда на стекле ларька, рядом с моими домом, наклеили бумажку с шестнадцатью цифрами и не указали банк, я уточнил. Когда в музее мне предложили перевести деньги по номеру телефону и не сказали в какой банк, я догадался сам. Когда сотрудница на новой работе назвала мою банковскую карту «картой странного банка» и посмотрела на меня как на ненормального, я, наконец, понял, что для многих невозможно представить, что есть и другие банки, кроме Сбербанка.

Кажется, только когда Сбербанк придумал бесплатные переводы внутри системы, держатели карт других банков вдруг увидели масштаб клиентской базы государственного мегабанка и почувствовали легкий дискомфорт, в первую очередь, конечно, не от имперского самомнения некоторых суперлояльных клиентов Сбербанка, а от комиссии за перевод на карту чужого банка. Ведь банковские карты дополнили наличный оборот не только в магазинах, но и вообще расчеты между людьми, на карту дают в долг, высылают материальную помощь, платят репетиторам. И когда карта Большого Банка вдруг нашлась у родителей, бабушек, дедушек, братьев, сестер, друзей, знакомых, незнакомых и неизвестных, владельцы других карт, конечно, призадумались и многие оформили карту Большого Банка.

Впрочем, здесь совсем не о финансовом поведении клиентов других банков, а о феномене самого Сбербанка. Почему государственный банк вдруг стал самым крутым в сознании большинства населения, а частные, как бы, не очень? Помнится, еще недавно клиенты проклинали Сбербанк, а сотрудники банка зависали в стоп-листах кадровых агентств, как испорченные специфической культурой Сбербанка. Помнится, частные банки были локомотивами новых услуг, новых стандартов обслуживания, новых продуктов, круглосуточных, дистанционных, персонифицированных, на любой вкус и цвет. Тогда доля Сбербанка падала, доля частных банков росла, сейчас наоборот. Что изменилось?

Конечно, Герман Греф научил «слона танцевать». Банк начала двухтысячных и сейчас – большая разница, Греф, на мой взгляд, совершил революцию в банке, «человек инновация» уволил людей прежней культуры, набрал других, неравнодушных, умных, прогрессивных, внедрил технологии, создал корпоративный университет, принял ряд правильных решений и банк стал одним из лучших.

Но зеленые банкоматы покорили наши сердца, очевидно, не только из-за гения Грефа, у других банков есть продукты лучше, есть, наконец, система страхования вкладов. Да и Сбербанк не идеален, у банкоматов очереди, в отделениях толпы. Ответ видится один – население всё более предпочитает государственные банки. Это подтверждают и исследования, три года назад, по данным Известий, в госбанках хранилось 62-64% вкладов населения, что само по себе много, в прошлом году на долю госбанков вышло уже 72-74%.

Страх и ненависть не в Лас-Вегасе

Почему люди доверяют госбанкам? Понятно, причин много, причин миллион, от количества отделений до улыбок сотрудниц. Но есть одно наблюдение-ощущение, кажется, появилось некое коллективное бессознательное, сердце которого – страх. Нагнетание первого канала, санкции, регулярные кризисы, банкротства, падение реальных доходов, рост цен, породили некое чувство ужаса перед будущим, перед миром, завтрашний день пугает неопределенностью. Кажется, не осталось незыблемых ценностей, островков спокойствия, надежных банков, стран, везде страшно, болотисто, везде враги, правда сегодня одни, завтра другие, странно, непонятно, страшно. Люди боятся говорить неправильно, боятся делать не то. Запутавшись и растерявшись, они просто относят деньги в государственные банки. Государственные банки не подведут. Государственные банки несут социальную миссию. А еще говорят, они выгоднее всех. Да какая разница, главное, они государственные.

Пример такого выбора – Почта банк, банк без особой репутации, без славной истории, банк, при всем уважении, из ничего, но он государственный, и он за три года ворвался в первую десятку по депозитам. Я уж не спрашиваю, как государственный, а не частный банк, оказался во всех отделениях Почты России. И еще замечу о социальной миссии – нет этой миссии у государственных банков, их цель – заработать побольше денег, они вполне могут навязать доверчивой старушке-пенсионеру ненужные дорогие услуги, типа страхования потери денег по карте в результате мошенничества. Да, старушка наверняка играет на японской бирже в Интернете.

В то же время, обратная сторона страха – ненависть, информационные боты и популисты, пожалуй, развернули некоторые группы населения против больших частных капиталов, а следовательно, против частных банков, хотя очевидно, что не бывает всё одинаково, есть заслуженные большие капиталы, есть отличные частные банки.

«Граждане! Храните деньги в сберегательной кассе!» (Жорж Милославский)

Но если вышеприведенные цифры об объеме вкладов подтверждают выбор самого клиента, ведь никто не откроет вклад в государственном банке без его ведома (ну, кроме случаев, когда банк после санации перешёл государству), то огромная часть нынешних клиентов вовсе и не выбирает госбанки, госбанки и работодатели это делают за них.

Я говорю про зарплатные проекты. Сложно представить, чтоб зарплатный проект в государственных структурах выиграл частный банк. Опорные банки государственных учреждений, школ, университетов, заводов, поликлиник, больниц, всё чаще – государственные банки, и это уже не экономика, а целенаправленная политика, как мне кажется – в ущерб конкуренции.

Для примера, цитирую пресс-релиз Сбербанка по зарплатным успехам Бурятского отделения: «В числе крупнейших клиентов банка – ОАО «Улан-Удэнский авиационный завод», Бурятский филиал ОАО «Ростелеком», Восточно-Сибирская государственная академия культуры и искусств, Восточно-Сибирский государственный университет технологии и управления, Бурятский госуниверситет». Все компании – государственные, назвать совпадением любовь этих госкомпаний и этого госбанка невозможно.

Но зарплатные проекты государственных банков выбирают и частные компании. Частные компании и население – почти одно и то же, все боятся потерять деньги. Но с компаниями ситуация хуже, до начала этого года на них не распространялась система страхования вкладов, работать с частными банками им было просто страшно. Поэтому, по данным Известий – 76% депозитов юридических лиц в прошлом году хранились в государственных банках. Да такое владение мяча в футболе называют полным доминированием.

Разумеется, если компания сама обслуживается в государственном банке, то и зарплатный проект будет в том же банке. Для примера, в Поволжском Сбербанке за прошлый год количество «зарплатных» предприятий выросло на 28% и составило 49 тысяч компаний, а те, в свою очередь, привели 2,5 миллиона человек. Выбора у них не было.

Левиафан

Наше государство не может без абсолютной власти, ну, или не умеет по-другому, не привыкло, не научено. Такое чувство, что после тридцати лет игры в демократию, частную собственность, конкуренцию, мы откатываемся назад. Были десятки политических партий – давайте оставим одну, была приватизация государственного имущества – давайте отнимем всё обратно, было полторы тысячи банков – давайте сделаем пять мегабанков. И государство это делает, оно имеет возможность навязывать свою волю, казаться прекрасным, побеждать в суде несогласных.

Государственные банки отчитываются какие они прибыльные, огромные, разветвленные, но стоит ли так раздувать щеки, если государство даёт им, а не частным банкам ресурсы, помещения, контракты?

С такой поддержкой Сбербанк, конечно, переманивает лучших специалистов, закупает лучшие информационные системы, внедряет модные технологии, разрабатывает супервыгодные тарифы. Хорошо он хоть это делает, подозреваю, не во всех госбанках из первой десятки такой эффективный менеджмент. И все же, чему они радуются? С поддержкой государства успехи государственных банков на особо и заслуженные, ведь одно дело тебе, чтоб работать таксистом, подарили автомобиль, другое – тебе пришлось, и ты смог на автомобиль заработать, эффект тот же, а случаи разные. Частные российские банки в этом смысле впечатляют гораздо больше.

Бюро правды

Следит ли за нами Большой Банк я утверждать не могу, но все клиенты в пятерке государственных банков есть счастье для компетентных органов, да что далеко ходить, судебные приставы автоматом засылают запросы о счетах в Сбербанк. Но вопрос глубже, банки – это не только истории о деньгах, банки знают куда ездят клиенты, где находятся, что едят, с кем дружат, сколько скрывают. Если владелец банка государство, я сомневаюсь, что доступа к этим тайнам у государства нет, режим банковской тайны, хоть и прописан в законе о банках и банковской деятельности, банк трактует в зависимости от своего отношения к клиентам. Что такое наше государство и что такое маленький человек мы знаем.

В худшем случае представляется некая антиутопия: по закону о банках самые лучшие банки – государственные, все граждане страны – клиенты государственных банков, в центральное бюро правды стекаются данные по каждому клиенту, трещат матричные принтеры, на экранах моргают диаграммы, стойки выплевывают перфокарты, в коридорах сидят напуганные нарушители, металлический голос, похожий на голос из зелёного банкомата, объявляет: «Товарищ Иванов, подойдите к окошку тысяча девятьсот восемьдесят четыре». Вот счастье привалило.

Бить в бубен, возвещая о кошмарных временах, рано. Частные банки есть, они пока работают. И пока они работают государственные банки вежливы. Просто не забывайте, что монополия – зло.