Все записи
08:04  /  18.03.19

1335просмотров

Работящий муж - ленивая жена

+T -
Поделиться:

Для тех мужей, кто мечтает, когда жена уже выйдет из декрета

 

«Дети – это радость, значит и работа с ними в радость, следовательно – не работа вовсе».

 

У нас двойняшки. Девочки. Их мама, моя жена, вот уже третий год занимается только ими. Как ушла в декрет, так в нем и осталась. Я – рабочий человек, окружающие меня боятся потревожить, постоянно спрашивают, не устаю ли с двумя детьми да с женой, все ведь на одной шее? Мне, понятное дело, приятно такое отношение. Вздыхаю, мол, ну, ничего-ничего, пока справляюсь.

 

Жене также достается внимание окружающих, правда, без сочувствия, мол, сидит дома, лишь бы не работать. «Двойня у нее! У людей, вон, по пять детей, и мать все успевает: и на работе, и в семье. А эта…» И то верно: ну, постоять у плиты, ну, покормить, вытереть там сопли, вынести горшок-другой, прогуляться с ними пару раз по полтора часа в свое удовольствие, выслушать в среднем по две истерики от каждой в день, разобрать несколько ссор, поговорить с ними, почитать, параллельно прибраться в доме, потом порисовать, рассказать сказку-другую, ну и ночью, если что подскочить к детям, проверить у каждой одеялко, успокоить. Ну, и что тут такого? Все ж у себя, сама себе хозяйка! А на работе, там надо вкалывать! Кроме основных обязанностей, еще общественная нагрузка в виде вынужденных разговоров с коллегами, бесконечных кофейных пауз, терпения и дипломатии в общении с начальством, причем все это – на вражеской территории. А если еще командировка! В общем, выматываешься так, что к концу рабочего дня дай Бог сил до кровати доползти. Даже на домашних прикрикнуть нет сил! Разумеется, какая мать захочет добровольно расставаться с приятной негой декрета и погрузиться в офисный хардкор? Дом выбирают лентяйки, это ясно! Ведь если дети – это радость, значит, и работа с ними в радость, следовательно – не работа вовсе.

 

«Она ответила как-то дерзко, мол, сейчас моя профессия – «мама».

 

Но стыдно признаться, я с этой работой вообще не справляюсь и скажу честно: если бы мне за нее платили, я предпочел бы двенадцатичасовой рабочий день на предприятии по производству металлических конструкций двое через двое, чем 24 часа находиться в компании родных дочерей. Зовите меня папой-кукушкой, «эгоистом-равнодушкой» или кем-то еще, но для меня воскресенье – единственный день, когда семья получает меня полностью – это всегда испытание, после которого хочется взять выходной. Успокаивает лишь то, что это идет на пользу детям и жене. Ну и мне, так как отцовство – это обязательная повинность, особенно для таких, как я, вечно зацикленных на своих рабочих проблемах мужчин. Так сказать, для смягчения сердца. А девочки, общаясь с отцом, получают недостающие части от пазла воспитания, и картина их мира принимает гармоничные очертания.

 

Эх, детишки, знали бы вы о папкиных мечтах: взять воскресенье себе, гулять, читать, смотреть интересные фильмы! Чтобы к вечеру уже стало противно от никчемности такого существования, и совесть затребовала бы отправиться на работу. Нет же, все лучшее - детям! И жене. Ведь она нагло пользуется моим выходным, чтобы посидеть без дела в интернете или, верх бесцеремонности, идет на прогулку в одиночестве. Иногда мне кажется, что она даже не старается прикрыть свое желание скинуть на меня свои обязанности.

 

Но хорошо, что есть это давление общества, которое не дает моей жене забыться в беспечности. Немалый вклад в этом направлении внес мой тесть. Как-то раз я нечаянно подслушал их беседу, моя жена имеет привычку, когда готовит, ставить телефон на громкую связь. Так вот тесть строгим голосом прямо спросил: сколько она собирается сидеть с детьми? На что жена ответила: «Три года. А там посмотрим». Тесть резонно напомнил, что за такой срок специалист теряет свои рабочие навыки и потом очень трудно вернуться в профессию. Она ответила как-то дерзко, мол, сейчас ее профессия - «мама». На что тесть опять же – не в бровь, а в глаз: «Нет, - говорит, - такой профессии»! Я-то думал, с нее как с гуся вода, а она спустя некоторое время мне рассказала, что у нее уже есть план по возвращению к трудовой деятельности: дети вот-вот пойдут в садик, она немного придет в себя и тогда… Я ликовал и начал было мысленно благодарить отца моей жены за содействие. Но вовремя одумался.

 

«Когда у меня заканчиваются доводы в ее защиту от самой себя, тогда я говорю: «Плохая ты мама!»

 

Я человек рациональный, мне не требуется много времени, чтобы просчитать ситуацию. Я все сопоставил. И тут же прозрел. С выходом жены на работу все станет только хуже! Сейчас у меня воскресенья. А в случае трудоустройства жены я лишусь своей полюбившейся «привилегии работающего человека», а с ним и сочувствия окружающих. Ведь мы же будем наравне! У нее будут все основания попросить меня отвести детей в сад, выбрать оттуда, посидеть с ними, когда она задерживается или, чего хуже, отправилась в командировку. Пишу это, и железные муравьи по спине маршируют. Что мне остается? Стать защитником жены от нападок нашего непонятливого окружения.

Вообще-то она и так считает себя лентяйкой. У меня уходит значительное количество сил и аргументов, чтобы убедить ее в обратном. Не успела убрать комнаты? Зато дети сыты и довольны. Не вышла с ними на улицу? Но ведь весь день льет как из ведра! Не успела приготовить суп? Поедим макароны! Но бывают такие моменты, когда у меня заканчиваются доводы в ее защиту от самой себя, тогда я говорю: «Плохая ты мама!». Это такая злая ирония, от бессилия. Но жена подхватывает эту фразу и потом кому-то передает: «Вот, даже муж говорит, что я плохая мама». И тогда муж в ужасе начинает оправдываться и, потея, убеждать ее, что мать она просто замечательная. Я, кстати, действительно так считаю.

 

Но мне давно понятно, откуда ноги растут у этих ее самобичеваний. Родители с детства перегибали палку с прививанием у дочери любви к труду. А когда она позволяла себе мимолетный отдых, ее уличали и тут же в пример ставили бабушку, ту, которая в лучшие свои годы готова была собою заменить коня и тягать плуг или впрячься и возить на телеге мешки с картошкой. Тесть особо преуспел в контроле над дочуркой, до сих пор не дает ей спуску. Он автор сакраментальной фразы: «А как же мы с мамой вас тянули, да еще и работали?». Я-то знаю, что работал он только на службе, а дома отдыхал, еще чаще вне дома и без семьи. А дети на все лето отправлялись на хутор к работящим старикам, поближе к свежему воздуху и труду. Не удивительно, что ей предложено как можно быстрее определиться со своим трудоустройством.

 

«Не хочу, чтобы моя жена трудилась в каком-нибудь офисе и отдавала туда все свои жизненные силы»

 

Но теперь она замужем, а значит, советы тестя носят лишь рекомендательный характер. У нас не домострой, конечно, но кое-какие свои новые принципы мне удалось навязать жене… то есть, убедить ее в том, что идти работать сейчас не обязательно. Детям нужна мама. Мне – жена. Теперь я против трудоустройства матерей в принципе. Я понял, что это вредно для всей семьи в целом, и для нее самой в частности. Не хочу, чтобы моя жена трудилась в каком-нибудь офисе и отдавала туда все свои жизненные силы. А нам оставались бы огарки сгоревшего на работе человека. Не хочу, чтобы дети видели корпоративно безупречно одетую женщину, на две трети существующую в официальном пространстве, проводящую там лучшие часы своей жизни, не успевающую оттаять для домашнего очага. Те, кто примутся ее убеждать в важности самореализации вне дома – мои кровные враги.

 

Я хоть и смутно, но помню её работающей, какой она уходила по утрам и какой возвращалась – холодной, натянутой, полной негодования на очередную выходку коллег или начальства. А мне все это терпи и слушай. Еще не забыл, с какой тоской прощалась с последним днем отпуска, словно это последний день жизни, и как уже назавтра она из цветущего растения превращалась в скрюченную колючку, при взгляде на которую хочется сглотнуть. Рядом с таким цветком совсем не весело. Сейчас она тоже очень устает. Но справляется как тот забойщик, по фамилии которого когда-то было названо целое движение. Только у него, вроде, были выходные, а у нее их нет. То есть, она постоянно выдает сверх нормы. На ее фоне я – бледная поганка, неизвестно зачем растущая в лесу. И ничего, выглядит счастливой. Ведь не смотря ни на что, она тратит силы дома, то есть, оставляет их в родных стенах.

 

Я за то, чтобы в свободное от детей время она занималась любимым делом. Чтобы имела возможность сама регулировать степень погружения в рабочие моменты, чтобы не растрачивала всю себя где-то вовне, а большую часть оставляла бы нам и себе. Вот такой разумный эгоизм во благо семьи получается. Возможно ли это?

Не знаю, но мы обязательно попробуем.