Все записи
21:01  /  24.01.19

16644просмотра

Временные трудности интеллигентных людей

+T -
Поделиться:

Плохо быть бедным. Хорошо, что мы не бедные. Ну вот же, всё же есть! Вот она стабильность: WiFi, телевизор, угги, кот на кормах холистик, машина в кредит новая, из Тая только приехали. Непонятно, кто там жалуется. «Ниже уровня бедности» - это, кто вообще?! Бомжи? Чем эти люди думали и как докатились?! Жить на пособие по безработице или там на пенсию родителей? Позорище! Да и как можно на эти копейки жить? Обычный разговор Миши и Тани за хорошим «крафтовым» чаем из правильного органического магазина.

Первого сократили Мишу. Ну как сократили, заказы у компании пошли на убыль, продавать есть что, только покупать некому. Менеджеры по продажам перешли с хороших процентных зарплат на чистый оклад в один весьма оскорбительный МРОТ. Миша решил, что хорошего продажника с руками оторвут и ушёл сам. Недельку отдохнул и стал шерстить рынок. Разместил резюме, разослал резюме, развесил резюме на столбах… И ничего. Первый месяц этого «ничего» как-то прошёл спокойно, а потом стало страшно. Что делать?

Агентства по трудоустройству оказались совершенно непригодны для использования. Система «заплати нам 100 000 за отбор вакансий», ну совсем не привлекала. Ежедневные бесконечные прозвоны результатов не давали. Да и со временем заметил, что большая половина объявлений висит месяцами. Одни и те же телефоны сомнительных компаний, в которых никто не хочет работать. Рынок труда оказался рыночком, у входа в который толпится огромная толпа не менее гениальных, чем Миша, продажников, менеджеров, маркетологов, юристов и экономистов.

Жили на зарплату Тани. Таня преподавала в крупном ВУЗе. В 30 лет уже доцент, кандидат наук. Тут ставка, там надбавка, здесь дипломники – выходило очень даже не плохо. А потом ВУЗы объединили, укрупнили, оптимизировали и преподавателей стало в два раза меньше. И оказалось, что кандидат наук – это не такая уж и ценность, не доктора же сокращать, правильно?! Да и опять же, никого не сокращали. Это противоречит концепции развития высшего образования. Просто не заключили договор на следующий учебный год.

Пройти по проторенной дорожке из одного в ВУЗа в другой не получилось, потому как ситуация везде схожая. Пришлось начать поиски вакансий в смежных областях. Оказалось, что искать работу кандидату социологических наук – это примерно, как пытаться продать мозерати в деревне Гадюкино. Нет желания продаваться за три копейки, но даже и за них ты никому не нужен. Девочки-эйчары делали круглые глаза и вздыхали: «Ну даже не знаю… социолог, это Вам наверное нужно в собесе где-то работать». Пошла на биржу труда, встала на учёт, оформила пособие.

Зато в семье в кое-веки полное взаимопонимание. Таня быстро прочувствовала всю безысходность Мишиных мытарств. Как разлетается вдребезги самооценка после -надцати интервью непонятно с кем, непонятно о чём, но ты точно никому не подходишь. Как оказывается проще и дешевле сидеть дома, чем работать за минималку. И как быстро привыкаешь жить на 10 000 в месяц. Ну как жить, выживать.

Кредитную машину пришлось продать. Хорошо хоть ипотеку выплатили, сейчас взносы точно не потянули бы. Фитнес не продлили. Болеть стало тоже как-то не по карману. Из стоматологической клиники перестали звонить, приглашать на ежегодный чекап. Из среднего класса стали сначала средненьким, потом скромненьким, а потом каким-то совсем уж незаметненьким. Только кот упорно отказывался верить в то, что бюджетный корм – это теперь суровая реальность и регулярно за это мстил.

Ну и что, ну нельзя отчаиваться. Вон служба занятости предложила Тане вакансию в архиве ЗАГСа. Она же социолог. Отличная работа, почти не пыльная, но всё-таки немного пыльная... «12 500 рублей чистыми, всё официально в белую!» - гордо заявила директриса – «Не забывайте мы же государственная организация. Это отличные стабильные условия!». За квартиру платить, Мишу и кота кормить, долги отдавать. Согласилась.

Отличные стабильные условия. 12 500 + иногда удаётся Мише подфрилансить, работу постоянную он так и не нашёл. Так и живут 20-30 тысяч в месяц на семью из двух взрослых людей и одного взрослого кота. И вроде бы как-то даже нормально всё. Еда более-менее, квартиру оплачивают, одежда какая-то – сейчас можно дёшево купить, небрендовую, но когда сломался телефон и покупка нового обошлась в сумму двухмесячного семейного дохода, стало как-то не по себе. А если холодильник накроется или стиралка? Одна надежда на кредит. Пришлось заблокировать номер турагента в телефоне. Читать про «горящие туры» ценой в годовой доход стало как-то странно. Суммы с пятью нулями уже не укладывались в голове. Как? Кааак люди себе могут такое позволить?!

Но всё же мы как-то держимся, нормально живём. Нормально. Не богато да, но и не бедные уж точно! Временные трудности. Не то что эти, с первого этажа, долг за квартиру 200 000!!! Как можно было докатится до такого?! Вот это хуже нет, чем бедность. Хорошо, что мы не бедные. Лишь бы холодильник не сломался и не болеть… не болеть. Ещё по чаю? И что мы раньше краснодарский не покупали, ведь отличный же.

***

В понимании многих людей бедность – это что-то абсолютное. Некая вполне реальная черта в мизерную сумму, пересекая которую, человек превращается в оборванца с протянутой рукой. На самом деле, бедность — это относительная величина, величина оценочная и очень субъективная.

$1,90 в день на человека, установленный Мировым банком, безусловно, очень низкий показатель, который к тому же совершенно неинформативен при сравнении развитых и развивающихся государств. Гораздо более понятными являются индикаторы потребления, или что человек себе может или не может позволить. Тогда бедность уже становится не просто экономической, а психологической категорией. Это граница, за которой индивид теряет почву под ногами и связь с обществом, к которому он хотел бы принадлежать.

С кем сопоставлять свои доходы и потребности? С бедными африканскими детьми или с устроенными европейскими бюргерами? Россия в этом отношении очень странная страна. Наши люди загнали бедность в такой закоулок сознания, что теперь сами не понимают, как её трактовать. У нас ещё сохранилось массовое понимание классового равенства, а то и полностью деклассированного общества со времен СССР. В тоже время уже привиты какие-то ценности рыночной экономики: что бедным быть плохо и стыдно, а богатым быть хорошо и надо. На основе этого идеологического микса возникла очень своеобразная самоидентификация по типу «бедный, но гордый».

Люди оценивают свой социальный статус по уровню образования, профессиональным достижениям, принадлежности к организации и т.д. Наличие именно этих признаков даёт человеку основание считать себя устроенным и удовлетворенным жизнью. Казалось бы, всё весьма правильно и логично, если бы не одно «но». В нашей стране ни один из этих признаков социального статуса не имеет никакой связи с уровнем материального положения.

Мы живём в уникальном измерении, где дворник и врач могут получать одинаковую зарплату, а сбережениям и пенсиям не гарантирована сохранность. Вернее, гарантирована несохранность. Образование и социальные достижения никак не коррелируют с уровнем дохода. Люди богатеют скорее вопреки, а не по законам рыночной экономики. Неудивительно, что и понятие бедности у нас тоже какое-то очень извращенное и больше похоже на иллюстрацию к «Хижине дяди Тома». Эта самая бедность, она где-то там в далёкой недоразвитой стране, а у нас космос, нано- и самая читающая нация! Как может быть бедным, человек с айфоном, двумя высшими образованиями и профилем на фэйсбуке?!

А если снять бусики из мелких гаджетов и красивых титулов в резюме, что нам останется? Сколько процентов населения смогут положительно оценить свой доход по шкале доступности жилья, автомобилей, крупной и мелкой бытовой техники, отдыха и лечения? Сколько миллионов вздохнёт и поймёт, что ничего из этого списка позволить себе не сможет, потому что все деньги уходят на еду и жильё? Статистика по понятным причинам умалчивает. Бедные тоже молчат. Мы же не бедные, у нас временные трудности интеллигентных людей.