Все записи
16:41  /  19.08.19

60просмотров

Имеет ли право университет участвовать в политике?

+T -
Поделиться:

Академический руководитель ОП «Политология» ВШЭ Илья Локшина рефлексирует о деле студента «Вышки» Жукова, пытаясь чисто научно подходить к вопросу политизации студенчества и корпоративной солидарности. Полный текст доступен по ссылке — vk.com/@34369920-yamy

Автор задается вопросом, в каких обстоятельствах может быть легитимно мобилизована корпоративная университетская солидарность, а в каких — нет?

Важная определяющая черта университета — это распространение знаний и служение делу просвещения, но она сама по себе не является политически нейтральной. Не любое правительство готово терпеть интеллектуально развитое население, потому что интеллектуально развитое население готово терпеть не любое правительство. Это поняли никак не позднее XVIII в., и это по-прежнему так. В свете этого наблюдения университет занимается деятельностью, которая тем или иным правительствам может видиться подрывной.

Автор считает, что корпоративную солидарность легитимным образом можно мобилизовать тогда, когда речь идет о целях и смысле существования корпорации. В нормальных условиях, когда социальный институт пренебрегает своей настоящей задачей в угоду другим (и университет как корпорация становится ещё и политической партией), возникает хаос. Но существует один важный нюанс. Частное лицо, по мнению автора, имеет право мобилизовать социальный капитал, накопленный в корпорации. Локшин использует для объяснения своей идеи следующую метафору: «Я не могу печатать на принтере, выданном мне корпорацией, плакаты с политическими лозунгами, но я могу печатать их на принтере, который приобрел, работая в корпорации».

Но есть одна трудность. Втягиваясь в политику, университет вступает в игру, которую он перестает контролировать. «В политике все начинают как игроки, а заканчивают как игральные фигуры; в лучшем случае они оказываются подконтрольны тем, кто выше на лестнице власти, в худшем – хаосу обстоятельств». Предательство в поиске знания случается тогда, когда «мирские» приверженности влияют на сам процесс этого поиска, мешая упражнению интеллектуальных добродетелей. Автор приводит в пример стремление противопоставить коммунистическую науку буржуазной, потому что некоторые приверженности и ценности не только могут вмешиваться в процесс научного поиска, но и обыкновенно в самом деле содержатся в нем.

Подводя итог, автор приходит к мысли, что существуют предполагаемые университетом как корпорацией формы политической ненейтральности; но все они – побочный продукт его миссии и призвания. И все они связаны с формированием образа мысли, просвещением, обоснованным вопрошанием о благе при упражнении интеллектуальных добродетелей. Автор считает несовместимым с этикой ответственности участие университета как корпорации в прямой политической борьбе в какой бы то ни было форме, если только не идет речи о самом существовании университета как корпорации. Но патио вместе с тем оставляет за собой право, как и любой другой полноправный гражданин, на участие в политике не в качестве члена университетской корпорации. Это предполагает отказ от использования ресурсов, принадлежащих корпорации, включая его символический капитал, но не отказ от ресурсов, которые он мог считать частными, даже если они приобретены благодаря корпорации.Как гражданин и гуманист автор желает, чтобы конкретный Егор Жуков (будь он частью корпорации или нет) не сидел в СИЗО.