Все записи
17:03  /  27.05.19

306просмотров

Империя падших ангелов, или о виктимности государственных служащих

+T -
Поделиться:

1.

В середине мая, солнечные дни этого года, заговорили о синдроме «черных очков» у населения, способности видеть все социальные события в приглушённых, темных цветах, реагировать на них с давно уже забытым пессимизмом. Причины обнаружили в экономическом спаде и решили проблему исправлять.

Но есть в стране уникальная группа людей, которых лорнируют через темные очки уже много лет и никакие социально-экономические изменения на этот процесс не влияют. Это – российские чиновники. Госслужащий Российской Федерации – человек в своей стране с исключительной судьбой. Все, что не сделает государственный служащий, все видится не таким, каким бы виделось, если бы это сделал другой человек. Кто из нас, поднимаясь по заплеванной лестнице панельной брежневки, пропитываясь будто бы насквозь запахом прохудившейся канализации и отмахиваясь от летающих в воздухе флаеров соседней ролл-пиццерии полувопросительно не бормотал себе под нос: «Свиньи… Ну что же у нас народ такой за свиньи…»? Или продираясь через гостевой паркинг ЖК мимо соседского гелика, уже гораздо громче не вопиял: «Как можно купить квартиру за шестьдесят лямов и машину – ещё за двенадцать и не купить место на подземке? А потом ещё будут в пробках стоять. Идиоты, идиоты…» Простые проявления ненависти к ближнему своему, которые мы так легко прощаем себе, совсем уж точно не будут прощены российскому госслужащему.

Подобно светозарному Люциферу, в незапамятные времена рухнувшему с веберианского бюрократического трона в кресло главы областного комитета по ЖКХ, госслужащий существует в состоянии презумпции виновности. Воровство, некомпетентность, глупость в глазах смотрящего, говорящего, пишущего о госслужащем. И добро бы речь шла о жителе-гражданине, но ведь также виновен госслужащий в глазах своего начальника или брата-госслужащего. Бормотание, если перефразировать название бестселлера Паскаля Гилена, гражданского множества всеохватно, нечленимо и непобедимо.

2.

Однако это непобедимость без возможности победить. Законы диалектики неумолимы. Противовесом, компенсирующей силой полной вины за все грехи мира становится полная неуязвимость к атакам этого мира. Государственный служащий, оказавшийся под ударом в какой-то момент исчезает, с тем, чтобы через какое-то время возникнуть в каком-то новом качестве. Виновного во всём сразу непонятно за что карать. Конечно, если нет конкретных доказательств, как правило, уголовного характера. Или если вдруг телеканал «Россия 24» не заснимет, как госслужащий лупит журналиста.

В таких случаях зазор резко сужается. Т.е. решение проблемы «вины-неуязвимости» лежит скорее в правовой плоскости, чем в социологической, и тут появляется надежда, говоря словами Дейнерис Таргариен, «сломать колесо».

Например, недавний пакет законов о наказании за оскорбление государства и общества вкупе с законом о фейках. Если снять «черные очки», то проекты, которые должны согласно правилам постправды скрыть промахи госслужащих, на самом деле позволяют их увидеть. Когда обвинения, находящиеся вне досягаемости права сливаются в единый поток с обвинениями в конкретных провалах, обладающими доказательной базой, когда холодный голос профессиональной (политической, экономической, социальной) критики сливается с хаотичным галдежом праздной публики отличить виновного от невиновного нельзя. Если отфильтровать шум обвинений, обвинить будет проще.

Конечно, тут есть свои ловушки. В первую очередь, практика применения законов – если долго говорить о том, зачем «на самом деле» приняты законы, даже те, кто обязан приводить их в жизнь могут перепутать задачи. Подмена понятий, основанная на полученном опыте встречается чаще, чем может показаться на первый взгляд. И судьба несчастного Юрия Картыжева вряд ли должна быть модельной.

Принятые законы требуют настройки практикой верной и противодействия практике неверной. И для этого в равной степени может потребоваться взаимодействия активистов и представителей исполнительной и законодательной власти, инициировавших изменения в законодательстве.