Все записи
12:33  /  11.09.19

293просмотра

Выборы 2019. По итогам

+T -
Поделиться:

Выборы 2019 года оказались примером игры с ненулевой суммой, что случается довольно редко. Потому что на выборах всегда есть победители и проигравшие. Но если обобщить итоги выборов по стране, с поиском проигравших могут возникнуть трудности. Во-первых, очевидным бенефициаром итогов выборов оказалась власть.

Политологическое сообщество грозило вторыми турами, во всяком случае в проблемных регионах, таких как Санкт-Петербург или Вологодская область. Вторых туров не было. В четырнадцати из шестнадцати регионов кандидаты от власти набрали более 60% голосов, включая врио губернатора Петербурга Александра Беглова. В Забайкальском крае Александр Осипов набрал рекордные 89% голосов. «Единая Россия» получила около 70% от замещаемых мандатов, включая контроль над Московской городской думой. В большинстве прочих региональных парламентов «Единая Россия» продолжает сохранять большинство. Можно говорить и о победе системной оппозиции, в первую очередь, в случае с той же МГД. Победа не в абсолютных показателях, а в относительном успехе. Несмотря на то, что КПРФ — это исторически удобный спарринг партнер «Единой России», не стоит недооценивать значение полученных в Москве депутатских мест. Другое дело, сможет ли КПРФ закрепить свой успех. После выборов политическое напряжение в Москве стало снижаться и для того, чтобы сохранить мобилизационный ресурс потребуется постоянная работа с избирателями. С задачами такого объема КПРФ в Москве давно не сталкивалась, не говоря уже том, что новыми технологическими механизмами для мобилизации проголосовавшего за них электората КПРФ владеет слабо. Одновременно с этим на выборах не было отмечено масштабных нарушений. Да и число немасштабных не превысило трех-четырех сотен (очень низкий показатель), относящихся к категории шарика, закрывавшего камеру.

Таким образом, за вычетом протестов в Москве, выборы-2019 оставили после себя впечатление механизма с шестерёнками и пружинами, от которого ждали, что как только его заведут он в лучшем случае развалится на части, но к удивлению экспертов колесики задвигались сообразно инженерному плану. Вот уже третий день, как алармистских заявлений неслышно. Возможно, политические эксперты все ещё пребывают в удивлении.

До появления исследований, посвященных анализу итогов выборов сложно сказать, что стало причиной настолько очевидной до мехнистичности победы власти, но предположения можно строить на основании косвенных признаков. В первую очередь, это провал в прогнозах экспертного сообщества. Российские политические эксперты консервативны. Большинство их прогнозов и оценок базируется на опыте, а визионерство — не их сильная сторона. Поэтому, новые политические факторы, которые могут оказаться (а могут и не оказаться) решающим эксперты склонны недооценивать и не учитывать. Что это могут быть за факторы?Возможно, это та самая технократизация кадровой политики. Десять из шестнадцати врио — участники проекта «школы губернаторов», включая рекордного Осипова. Наследием эрозии системы высшего образования, а также всевозможных курсов лидерства, ещё надолго останется недоверие к эффективности образовательных проектов. Но если связь между результатами выборов и результатами работы Высшей школы госуправления есть, то полученный властью механизм подготовки кадров сопоставим по своей эффективности к механизмами раннего советского времени.Второй фактор — переход политических технологий в интернет. Рост аудитории сети, ее доступность и развитие инфраструктуры медиа неизбежно приведет к тому, что из площадки для политических дискуссий и политической рекламы, интернет станет ресурсным центром для осуществления демократического процесса и укрепления политического доверия к тем, кто сможет осваивать новые технологии.

В конце концов, «умное голосование» — это пример не самой изощренной и сложной технологии доставки политического контента до потребителя. Примитивность этого механизма в сочетании с крайне неоднозначным присвоением победы кандидатов КПРФ силами несистемной оппозиции ставит его абсолютную эффективность под сомнение, но он оказался достаточно устойчив, чтобы противостоять классическим методам агитации, вроде распиливания газет и листовок по ящикам или автодозвону на домашние телефоны. На этих выборах внимание власти к работе с интернетом было очевидно, начиная от активности врио в социальных сетях и заканчивая массовым производством контента.

Если последнее предположение верно, то основным фронтом противостояния в 2020 году станет конкуренция стратегических решений и политических технологий в интернете. Тот, кто сможет технологизировать увеличение степени доверия пользователей к сети, получит на следующих выборах решающее преимущество. И тогда сумма игры уже может быть не ненулевой.