Все записи
22:18  /  14.07.19

59просмотров

10. Шарль Бодлер или «шарм бордель»? Чем не должен быть гротеск.

+T -
Поделиться:

И. Босх. Корабль дураков

Те читатели, которые (хотя бы из любопытства) пытаются понять или анализировать мои статьи, сегодня получат заслуженный приз. Я объясню, почему я так яростно защищаю психоанализ, так подробно вникаю в тонкости гротеска и при этом делаю ссылки на шансон по-русски (кабаре или тюремная лирика, кому как нравится).

А Шарль Бодлер зачем? А он, как это ни странно звучит, мой союзник и единомышленник. Бодлер – столп символизма и любой современной поэзии, философ, эстет и искусствовед, француз, который породил в России Серебряный век. Против него, как против иконы, не попрёшь, и все его рассуждения о настоящем и будущем искусства до сих пор изучаются и, так сказать, берутся за основу. Как же без него завершить мои изыскания в таком тонком деле, как гротеск? 

Вот опять попала ко мне публикация из очень уважаемого и серьёзного журнала «Филология: научные исследования», - 2019, - номер 2. Маньковская Н. Б.

– Поэзия соответствий. Философия искусства Шарля Бодлера

.  Статья остроумная и изящная, а главное – в ней есть всё, что мне нужно для обращения к вам, уважаемые читатели (чуть не написал «поклонники гротеска»).

Ещё раз убеждаюсь: знание французского языка не просто необходимо благородному сословию (Пушкин, помнится, знал его лучше, чем русский), но и является неотразимым (для критиков и редакционных советов) оружием в арсенале любой творческой личности. Хотя я лично всегда считал, что «мысли Бога» точнее и прозрачнее звучат на русском. Примеры приводить не буду.

Что такое «соответствия» (correspondances) в поэзии великого Бодлера? Что это за термин такой? Да просто единство нашего земного и неведомого нам неземного миров (небесного или какого другого, никто никогда не узнает). Автор статьи откровенно пишет (уже разрешено цензурой): «В основе его поэзии лежит поиск единства, примирения Бога и дьявола в человеческой душе».

Но сначала всё-таки об искусстве. Поэт Бодлер дал полную картину всего того, что он считает искусством (включая живопись, литературу, музыку, скульптуру), и того, что искусством считать не надо. Хотите таблицу? Конечно, ведь времени читать первоисточники ни у кого из нас нет. Я проделал эту нелёгкую работу за вас, объединил, сопоставил. И цитирую (из самой статьи и приведённых в ней высказываний Бодлера).

- Девушка, так и я могу! – воскликнут некоторые. И будут правы. Ведь я ещё не перечислил того, что в таблицу не поместилось. И не поместится, ведь Бодлер не отрицал так называемые «демонические» стороны человеческого естества, и давал всегда понять, что они тоже могут быть частью настоящего творчества. Да что там, скажем прямо, - истинного, по его мнению, искусства.

А тут уже радоваться буду я, а не «знатоки» и «ценители». Ибо к этим, якобы не присущим художникам, сторонам человеческого естества, относятся:

- гротеск(!),

- проявления безобразного,

- меланхолия, несчастья, зло,

- заурядность, ущербность, 

- низменное и уродливое,

- униженность, 

- абсурд, 

- дьявольская красота,

- пугающее в людях и в природе, вплоть до жуткого, звероподобного, отталкивающе-гротескного (!), 

- фантасмагоричное (как у Гойи),

- жизнеспособные и гармоничные монстры, 

- свирепый комизм и комизм абсолютный, 

- чудовищно-парадоксальное (как у Брейгеля Старшего),

- могущественно-галлюцинаторное, 

- неведомая сила, яд, исступление и другие загадки психики (психоанализ!), 

- эксцентричность, 

- мистификация, 

- траур, 

- болезненность, 

- декаданс (!)

 ***

Как вам всё это? А ещё ругаете Фрейда за сексуальность и невинный шансон за народные образы и хриплые голоса. Ругайте лучше Достоевского, у которого всего этого в избытке. Плюс гениальность, конечно.

Вывод: гротеск, как любое истинное художественное творчество, может и, по возможности, должен включать в себя то, что в моей таблице слева; а то, что справа, всеми силами игнорировать. Зато общие для «левого» и «правого» черты он может с гордостью не только заключать в себе, но и нести людям.

- А где бордель? - слышу голос из зала, - что такое «шарм» объяснять не надо. Вся фраза из заголовка означает «очарование борделя». А где он? Обещал бордель – покажи. Ясно, что те же самые звуки есть в фамилии Бодлер, но ведь этого мало. 

Показываю. То, что писал Бодлер в своих работах об искусстве, и что я обобщил в единую таблицу – всё это сделано для критиков. То, что ниже – для себя и нас с вами. Прочтите несколько его собственных стихов. Хотя бы те, что я привожу. Заодно и поймёте, почему поэта запрещали и запрещают по сей день. Конечно, буду сокращать. Полностью его длинные произведения современному человеку читать трудно. И конечно, всё из «Цветов зла». Перевод В. Левика, не мой!

XV

Ты на постель свою весь мир бы привлекла,

О, женщина, о, тварь, как ты от скуки зла!

Чтоб зубы упражнять и в деле быть искусной -

Съедать по сердцу в день - таков девиз твой гнусный.

Зазывные глаза горят, как бар ночной,

Как факелы в руках у черни площадной,

В заемной прелести ища пути к победам,

Но им прямой закон их красоты неведом.

Бездушный инструмент, сосущий кровь вампир,

Ты исцеляешь нас, но как ты губишь мир!

Куда ты прячешь стыд, пытаясь в позах разных

Пред зеркалами скрыть ущерб в своих соблазнах

Как не бледнеешь ты перед размахом зла,

С каким, горда собой, на землю ты пришла,

Чтоб темный замысел могла вершить Природа

Тобою, женщина, позор людского рода, -

Тобой, животное! - над гением глумясь.

Величье низкое, божественная грязь!

XXIX. ПАДАЛЬ

Вы помните ли то, что видели мы летом?

Мой ангел, помните ли вы

Ту лошадь дохлую под ярким белым светом,

Среди рыжеющей травы?

Полуистлевшая, она, раскинув ноги,

Подобно девке площадной,

Бесстыдно, брюхом вверх лежала у дороги,

Зловонный выделяя гной.

Из-за куста на нас, худая, вся в коросте,

Косила сука злой зрачок,

И выжидала миг, чтоб отхватить от кости

И лакомый сожрать кусок.

И вас, красавица, и вас коснется тленье,

И вы сгниете до костей,

Одетая в цветы под скорбные моленья,

Добыча гробовых гостей.

Скажите же червям, когда начнут, целуя,

Вас пожирать во тьме сырой,

Что тленной красоты - навеки сберегу я

И форму, и бессмертный строй.

XXXII

С еврейкой бешеной простертый на постели,

Как подле трупа труп, я в душной темноте

Проснулся, и к твоей печальной красоте

От этой - купленной - желанья полетели.

Я стал воображать - без умысла, без цели, -

Как взор твой строг и чист, как величава ты,

Как пахнут волосы. И терпкие мечты,

Казалось, оживить любовь мою хотели.

ЧУДОВИЩЕ, ИЛИ РЕЧЬ В ПОДДЕРЖКУ ОДНОЙ ПОДЕРЖАННОЙ НИМФЫ


II
Ступай же к дьяволу, красотка!

Я бы отправился с тобой,

Когда бы ты не шла так ходко,

Меня оставив за спиной...

Поверь, я искренне страдаю -

Мне б только бросить беглый взгляд,

Чтобы увидеть, дорогая,

Как ты целуешь черта в зад!

Как факел, правдою и верой

Светил бы я, покуда он

С тобою рядом пукал серой, -

Уволь! Я точно удручен.

Как не любить такой паршивки?

Ведь я всегда, коль честным быть,

Хотел, со Зла снимая сливки,

Верх омерзенья полюбить…

Вот такие correspondances  Поневоле задумаешься, правильно ли это слово у нас переводят с французского: ведь оно ещё означает «трансплантации» и «пересадки на транспорте». Конечно, я выбрал не самые цитируемые стихи. И сделал это намеренно. Ведь зло берёт, когда «их» считают гениями (а что пишут-то!), а нас – жалкими циниками, убогими и бесталанными (хотя мы о женщине такое никогда не скажем).

Поневоле запоёшь, да ещё на уличном жаргоне, да под старую гитару, да с бутылкой портвейна.

 

Искренне Ваш,

А в заключение сентенция. Как хотите, понимайте, но русский шансон — это психотерапия плюс гротеск. Если в душе что-то не так, он лечит. А если многое не так – соизмеряет с нашей действительностью и показывает во всей красе. 

И не только вечные для России темы преступления. Или наказания.

Как лечит? Странный вопрос. Вы на самом деле хотите это знать?

Теги: гротеск