Все записи
МОЙ ВЫБОР 17:32  /  2.10.19

3408просмотров

Онлайн-образования не существует. Рассказываю как мы будем учиться завтра

+T -
Поделиться:

Photo by Carl Heyerdahl on Unsplash

Деление мира он онлайн и оффлайн вредит и путает. Давайте проведем мысленный эксперимент. Вот я стою перед вами и говорю тот текст, что вы сейчас читаете. Это мы оффлайн, да? Теперь я точно так же стою перед вами, но звоню вам на телефон. Мы все еще оффлайн? А если я отойду на метр? На два? Зайду к вам за спину? За угол? Где начинается этот волшебный онлайн?

Два живых человека говорят друг с другом, голос передается по проводам, это онлайн? А если эти люди в одном зале, но с микрофонами?

Совершенно дурацкое, простите, деление получается. Вот вы покупаете хлеб. Это онлайн или оффлайн? Если вы платите картой? Если нет продавца, а есть самообслуживание. Или онлайн, это когда хлеб домой приносит курьер? Купил молоко во «ВкусВилле». Это я сейчас онлайн сделал или оффлайн?

Может быть дело в том, как вы делаете заказ? Ну тогда можете прийти в Макдональдс и у них там в ресторане на терминале заказать «онлайн». Чувствуете абсурдность? А все от странного деления. Вот радиосигнал пришел на телевизор. Это оффлайн. А вот радиосигнал пришел на компьютер. Это онлайн, мы называем такой сигнал «вайфаем». Мы придумали себе термин, который усложняет нашу жизнь.

Мир один. Если не рассматривать теорию мультивселенной, то он один. Вы это вы. Нет никакого цифрового вас, отдельного от вас. Это вы общаетесь, покупаете, смотрите, учитесь. Нет никакой разницы, как доставляется до вас результат вашего взаимодействия. Скорость имеет значение. Качество имеет значения. Конечный результат имеет значение. А то, что под «капотом», вам не особо-то и интересно.

Онлайн-учеба и EdTech  — не одно и то же

Онлайн-образование. Ну ужас же, а не термин. Вот его придумали, с определением, типа, все, куда не надо приходить. Потом вспомнили, что дистанционное обучение было задолго до появления интернета. В результате есть онлайн образование и дистанционное образование. Вы способны понять, чем они отличаются? Я — нет. Но потом оказалось, что если вы смотрите записанную лекцию на видео или общаетесь через интернет с живым учителем, то это вроде тоже не одно и то же. Так появилось «смешанное образование».  Онлайн, дистанционное, смешанное. Потом онлайном стали называть только то обучение, которое без живого учителя. Когда такая бизнес-модель не полетела, и в записанные видео уроки начали возвращать функцию живого преподавателя, то запутались окончательно.

Безусловно, технологии меняют отрасль образования, и ed-tech (education technologies), существуют в реальности. И водораздел между «новым» и «старым» существует. Это данные. Если посмотреть на реальность, то мы увидим, что появляется образование, построенное на данных и алгоритмах. Это и есть новое образование. Современные образовательные технологии дают возможность строить персональные кривые обучения, ускорять проникновение знаний в учебные материалы с десятилетий до недель, измерять результативность, создавать карту ментальных знаний человека. Это делает не онлайн, это делает оффлайн. Люди создают эти системы, эта информация хранится на физических устройствах, даже в облаке — это оффлайновые серверы. И то, что данные лежат в облаке, не делает образование новым. А вот анализ данных и принятие решения, почему с этим учеником должен быть сейчас именно такой урок, а не иной — вот это новое.

Записать говорящую голову в одном месте и показать в другом — не новое дело. Вон еще в СССР был телеканал, на котором показывали телелекции по разным предметам. Это было онлайн-образование?

Зачем нужны персональные алгоритмы

Вот мы сейчас у себя в Skyeng начали инициативу Навыки XXI века, чтобы миллион школьников попробовали себя в новых навыках, в математике, информатике и английском. Мы хотим, чтобы они поняли, что могут овладеть ими. Это, конечно, назвали бы «онлайном», но это реальный миллион детей. Вот, кстати, представить себе миллион детей «онлайн» ничего не стоит. А вы представьте себе их в оффлайне. Сколько они займут классов, если сядут одновременно?  Чувствуете разницу? Вот так ваш мозг вас обманывает этим глупым делением.

Так вот, когда этот миллион детей получат мотивацию изучать эти предметы, это будет реальная мотивация. И когда они поймут и полюбят эти предметы, их жизнь поменяется реально. А не в онлайне.

Технологии в образовании позволяют переходить от модели «мы учим людей» к модели «мы учим человека». Если мы откроем учебник иностранных языков на теме «завтрак», то увидим, что лично меня там будут кормить, простите за каламбур, сотнями слов, которыми я практически никогда не буду пользоваться. Мне не нужны названия всех столовых приборов и все названия блюд. Я хочу научиться заказывать мой  любимый вариант завтрака. я хочу на завтрак стейк, поговорите со мной на уроке именно об этом. Другому хочется сырников с сиропом. Кому-то брокколи. Каждый из нас индивидуален. И учить нас надо исходя из наших особенностей. Возникнут новые образовательные решения, которые учитывают все интересы, склонности, способы восприятия информации и одну и ту же тему рассказывает каждому человеку максимально доступным и интересным ему способом? С отсылкой к его личному опыту и интересам. Так можно будет преподавать практически что угодно, добиваясь быстрого и эффективного по времени усвоения материала. И вот это — новое. Недоступное без данных и алгоритмов.

«Можно ли выучиться онлайн?», — спрашивают они. «Можно ли выучить предмет, начинающийся на букву «А», отвечаю я вопросом на вопрос. Не менее, замечу, идиотским. Вот «можно ли выучиться по записанным на видео урокам?» — вопрос разумный, на него можно ответить рационально и содержательно. 

Каждая минута урока генерирует огромное количество данных, на которых строится дальнейшая образовательная траектория ученика. Вот он ошибся. К чему относится ошибка? Какое грамматическое правило было нарушено? А до этого он в нем ошибался? Сколько раз? Когда в последний раз делал упражнение на эту тему? Сколько секунд думал перед ответом? С какой попытки ответил правильно? Бесконечный поток данных ежесекундно! На уроке и во время домашней работы. Сейчас вот так, по-новому, учатся миллионы, а это значит, что мы можем реально, статистически достоверно, без привязки к личности учителя и ученика говорить о том, как максимизировать эффективность методик. Это тоже новое. Хотя и незаметное и для учителя, и для ученика. Все предыдущие столетия тестирование эффективности методик и учебных материалов было дорогим, сложным и почти невозможным. А сегодня методисты имеют всю полноту картины и непрерывно тестируют гипотезы, чтобы максимизировать эффективность занятий. Как результат, за каждую оплаченную минуту урока человек получает больше знаний, быстрее их усваивает и не тратит время и деньги зря. Не онлайн. Не онлайн, а данные меняют суть услуги.

Онлайн-образования не существует. Да здравствует EdTech!