Фото: Nick Morrison/ Unsplash
Фото: Nick Morrison/ Unsplash

Эта история посвящена созданию и раскрутке сервиса «Интерактивная рабочая тетрадь Skysmart». Он позволяет легко и удобно организовать дистанционное обучение школьников. Сервис разрабатывался в пандемию, и на его создание у нас была всего неделя. То есть между взлетами и падениями, надеждой и разочарованием проходили даже не дни, а часы.

Когда в марте 2020 года случился локдаун, мы в Skysmart (детском и подростковом продукте Skyeng) наблюдали, как быстро растут наши коллеги по цеху EdTech и как растет количество материалов, которые мы «вываливаем» на головы и без того загруженных учителей. Мы видели, что происходит в стране, понимали, что можно сделать, но было несколько проблем из серии «во-первых, не было патронов».

Запуск любого массового востребованного продукта не входил в наши планы и не вписывался в стратегию компании на ближайшие два года. Однако такие переломные моменты позволяют многое понять про себя и решить. Мы задались вопросом: зачем мы вообще работаем? Да, мы бизнес, и мы должны зарабатывать много денег. Но кроме этого, мы работаем для того, чтобы делать саморазвитие привлекательным, помогать людям достигать результатов, которыми они будут гордиться. 

И мы решили, что не готовы равнодушно остаться в стороне, когда весь мир оказался в самоизоляции и ему нужны новые программы и инструменты, позволяющие продолжать обучение и работу из дома. 

30 марта мы договорились с коллегами из группы компаний «Просвещение» о том, что это будет наш совместный проект и они разрешат нам оцифровывать и бесплатно раздавать материалы рабочих тетрадей. 31 марта мы начали работать над техзаданием. Нам нужно было максимально быстро проанализировать рыночную ситуацию, разобраться в том, что делают другие игроки, понять, что из этого хорошо, а что плохо, что мы можем сделать лучше других, а за что лучше не браться.

Просто представьте, что за три дня вам нужно сделать платформу для проведения видеоуроков — аналог, например, Zoom — и наполнить ее контентом по всем предметам и для всех классов.

Если коротко, то на старте у нас не было ничего. Тем не менее руководитель проекта, Аня Анащенко, за несколько часов сделала крутое техническое задание на создание платформы, которая могла бы стать альтернативой текущей классно-урочной системе. Команда взялась за реализацию этой идеи, даже разработчики приступили к написанию кода в тот же день (с переходом в ночь).  

На следующий день Харитон Матвеев вышел на онлайн-совещание с новой идеей, противоположной той, что была принята в работу накануне: «Такого слона нам не съесть, делать его мы будем долго и сделаем плохо». Поэтому на смену большому и сложному проекту пришла модель, которую Харитон назвал «автоматом Калашникова». Мы решили сделать максимально простой сервис, который был бы полезен и учителям.

Команда приняла это, хотя за два дня у нас уже было разработано полплатформы с видеомодулем. Очень важно, когда в таких условиях люди доверяют друг другу и не тратят время на споры.

В результате рано утром 6 апреля, в первый день новой четверти, мы успешно запустили наш «автомат Калашникова» с единственным функционалом — автоматической проверкой домашних заданий. При этом сервис был полностью укомплектован контентом, знакомым каждому учителю. В тот момент мы праздновали победу, ведь мы же достигли своей цели.

Однако это было только начало.

Через неделю после запуска, на ежедневном вечернем совещании по результатам работы наш руководитель дизайна Иван Покалюк пришел на встречу сразу после интервью с учителями. Во время этого интервью они показывали в Zoom, как на самом деле пользуются нашим продуктом.

Это интервью открыло нам глаза на техническую грамотность учителей. Например, условная Мария Петровна не может зайти на нашу платформу, потому что для всех программ, которыми она пользуется, должны быть иконки на рабочем столе. Если приложение не выглядит как ярлык, Мария Петровна не знает, как в него зайти. Потом оказалось, что она шлет детям ссылки на нашу платформу не в WhatsApp и не «ВКонтакте», как мы предполагали, а в Discord. Это было для нас супербольшим инсайтом. Также мы поняли, что Мария Петровна не видит наш контент, потому что не умеет его скроллить, потому что у нее на мышке нет колесика и потому что она не привыкла к интерфейсам, где нужно скроллить.

Чтобы сделать сервис понятным для учителей, нам нужно было перестать следовать заветам современного UX-дизайна. Мы поняли, что надо сделать ярлык на рабочем столе, чтобы по клику он открывал страницу, которая не двигается ни вверх, ни вниз, и там есть всего одна кнопка «задать домашнее задание». И больше нет ничего. 

Сейчас у нас на платформе 200 000 учителей, их средний стаж преподавания в школе — 21 год. Все они легко пользуются сервисом. Это стало возможным, потому что мы сделали простой продукт, исходя из технического уровня его потенциальных пользователей. 

Что касается поставленных целей, то и их нам удалось достичь. У команды был общий KPI — 10 миллионов домашних заданий. Мы решили, что если добьемся этого показателя, значит, не зря потратили ресурсы компании и людей. На старте это казалось недостижимым. Первый миллион мы с командой отметили шампанским — по видеосвязи. Потом сделали третий миллион, пятый миллион. Цифра 10 миллионов становилась все более реальной. Мы работали в марафонном режиме по 18 часов в день, но при виде результата у команды открылось второе дыхание. Когда нам оставался последний миллион, мы осознали, что учебный год заканчивается, и школьники скоро уйдут на летние каникулы. Мы понимали, что все и так уже молодцы, сделали крутой продукт, которым пользуются сотни тысяч людей, получили очень высокий NPC учителей, выполнили важную социальную миссию. Все уже было здорово, но хотелось большего.

Поэтому последний миллион мы дотягивали все вместе, делая на платформе тренажеры по ЕГЭ, рассылки, создавая информационные поводы. Мы реально выжимали эту цифру и в итоге все-таки сделали ее. Я не знаю, праздновали бы мы 10 миллиардов выручки так же, как всей командой отмечали тогда онлайн эти 10 миллионов домашек. Но мы искренне радовались, что дети сделали с помощью нашего сервиса столько домашних заданий и что мы сэкономили время учителям на их проверку. Ради этого точно стоило работать в полную силу. 

Почему эта история так важна сегодня, в дни ПМЭФ-2021? Теперь, когда меня спрашивают, что бизнес может дать органам власти, я говорю, что мы умеем делать быстро: там, где у нас эксперимент займет неделю, у государства уйдет год, где у нас месяц — у чиновников пятилетка. Мы умеем быстро находить свои ошибки и исправлять их. С нами проще отрабатывать пилоты, оперативно получать обратную связь, мы умеем быстро делать выводы, улучшать метрики и давать реальный результат. Потому что бизнес — это не только про деньги.