Все записи
15:57  /  23.07.19

957просмотров

Щенок и приключения в лесах

+T -
Поделиться:

Ника Самоцкая, биолог, гид-орнитолог и научный журналист участвует в волонтерской программе учебно-кинологического центра «Собаки-помощники инвалидов». С конца февраля у нее дома живет и воспитывается щенок лабрадора по имени Хельга, которому предстоит стать проводником для незрячего человека. По вторникам Ника рассказывает о взрослении и обучении будущего поводыря и о том, как Хельга меняет ее жизнь и влияет на людей и мир вокруг. Первую серию можно почитать здесь. В двенадцатой серии Ника рассказывает, как приучала Хельгу к походам в лес в поисках птиц, как щенок ведет себя на орнитологических экскурсиях и какие опасности таятся в Московской области.

С точки зрения рода занятий я почти что хозяин собачьей мечты: много и часто работаю на природе — исследую птиц, составляю фаунистические списки, веду орнитологические прогулки и даже основала целое сообщество любителей птиц Birdwatching Moscow. То есть воспитанной собаке со мной будет разнообразно и интересно: мы будем часто выбираться в парки и леса, мотаться по интересным природным зонам Московской области, да и вообще путешествовать.

Но прежде, чем впервые взять Хельгу с собой в лес, я думала много мыслей. Ведь во время работы не смогу безраздельно уделять ей внимание! А что, если она будет мешать, пугать птиц, убегать, прыгать на людей? Прежде, чем решиться взять ее с собой на птичьи дела, я много наблюдала за щенком во время наших обычных прогулок, приучала подходить на зов и держаться рядом, проверяла, как собака ведет себя, если я намеренно отвожу от нее внимание. Несколько раз я специально пряталась, когда собака, заигравшись, теряла меня из поля зрения — интересно, что она будет делать? Обнаружив, что меня нигде нет, Хельга сперва замирала и осматривалась, а потом резко начинала бежать в каком-то случайном направлении. Я все ждала, когда же она применит нюх и найдет меня по запаху, ведь я близко! Но этого не происходило, щенок бежал наобум, причем довольно быстро — приходилось выскакивать из укрытия и срочно догонять. Интересно, что довольно долго у нее были проблемы с определением источника звука. Бывало, что она слышала мой зов, но продолжала бежать в противоположном направлении или начинала метаться из стороны в сторону. Она не могла меня найти ни по запаху, ни по звуку — нужно было обязательно увидеть глазами, и тогда она радостно бежала ко мне.

Эти упражнения, кстати, оказались довольно полезными и приучили Хельгу держать меня в поле зрения, а во время игры время от времени огладываться. Собака поразила меня тем, что зачастую устанавливает зрительный контакт прежде, чем что-то сделать, словно бы спрашивая разрешение. Она вообще много и часто смотрит в глаза, поворачивает голову из стороны в сторону, прямо вглядывается в выражение моего лица. Чудо, а не собака.

И вот настал час «Х», когда я решилась впервые взять Хельгу с собой на прогулку с бердвотчерами в Битцевский лес. С утра я проснулась от смс — участники спрашивали, а состоится ли вообще прогулка при такой погоде. Посмотрела в окно и не увидела ничего, кроме белой дымки с хлопьями: на улице был снежный буран. «Конечно, состоится, — ответила я сообщением, — до встречи!» И пошла собираться.

Погоды испугалось только двое участников, остальные семеро пришли с боевым настроем. Снег заметал все вокруг, и еще до начала прогулки мы превратились в снеговиков. А Хельга была счастлива: она познакомилась со всеми участниками, выплеснула энергию, а дальше спокойно следовала за мной на поводке. Мы спрятались среди деревьев, где было не так ветрено и снежно, и рассматривали перелетающих дятлов. Я рассказывала о том, как птицы выживают в зимнем лесу, и одним глазом поглядывала на собаку. Она вела себя безупречно.

Через полчаса буран успокоился, небо прояснилось. И тут-то упрямство птицелюбов было вознаграждено сполна: пернатые повылезали из своих укрытий и облепили кормушки. Чижи, чечетки, зеленушки подпускали к себе почти вплотную, с отрывистым гудениям в кронах перелетали снегири, кричали сойки, синицы трех видов слетали на снег за упавшими семечками.

Я отпустила Хельгу с поводка, пока мы стояли у одной из кормушек. Щенок сперва кинулся к маленьким птичкам на снегу, но те разлетелись, и собака утратила к ним интерес. Она крутилась около группы, нюхала свежевыпавший снег и прыгала по сугробам, проваливалась по самые уши и смешно выбиралась из ловушки, извиваясь всем телом. Мы пошли дальше по снежным тропкам, а Хельга пристроилась в середине группы между участниками как полноправный член группы.

С тех пор я стала брать Хельгу на все птичьи вылазки. Главной сложностью в них оказалось вовсе не то, что собака мешает работе и пугает птиц (на птиц так ей вообще наплевать), а то, что она все подбирает. Места вылазок разделились на два типа: где есть что сожрать и где нет. Первые — это в основном ближайшее Подмосковье, тут за собакой нужен глаз да глаз. Даже на поводке она умудряется подобрать и начать жевать какую-нибудь отвратительную гадость. Серьезно: на секунду отведешь взгляд, и тут же слышишь аппетитный хруст! Так что в местах, где люди часто проводят время и, как следствие, оставляют после себя мусор и объедки, я складываю поводок вдвое и цепляю на карабин к поясу, чтобы собака шла совсем рядом. К сожалению, под эту категорию попадают красивейшие места — рыборазводные пруды, водохранилища и озера, ведь люди не могут научиться убирать за собой…

В национальных парках и охраняемых территориях ситуация получше, и тут уже можно спустить собаку с поводка, чтобы она выплеснула энергию. Когда Хельге надоедает просто идти, она обгоняет группу и стремительно уносится вперед. Поначалу я пугалась, что она погналась за кем-то, но, проскакав метров 15, собака разворачивалась и с той же скоростью неслась обратно, словно собирается сбить нас, как кегли. А потом шла на второй заход, и так пока не надоест. Я расслабилась и просто позволяла ей носиться, особенно во время переходов, когда это не мешало нам наблюдать за птицами.

Брать с собой Хельгу на выезды со студентами-орнитологами оказалось здорово и весело еще и потому, что ребята влюбились в собаку и помогали приглядывать за ней, не позволяли ей жрать гадости, пока я не вижу, ну и в целом все в компании мониторили друг друга. Но пару раз случались и казусы, которые меня сильно напугали. Например, однажды мы рассматривали огарей на пруду в Останкинском парке, и тут на другом берегу я вижу щенка, подозрительно похожего на моего. А ведь он только то был рядом! Осматриваюсь кругом, Хельги нет — она со спокойным видом прогуливается на противоположном берегу. Пруд маленький, обогнуть его быстро. Зову собаку. И тут она, вместо того, чтобы обежать вокруг, спускается к воде и прыгает на лед. Было, кажется, начало апреля, снег вокруг уже сошел, а на пруду остался тонкий кругляшок льда, основательно подтаявший по краям. И вот, словно в каком-то приключенческом боевике, Хельга несется по этому льду, уши развеваются, губы от ветра откинулись назад, обнажив ярко-белые щенячьи клыки. У меня душа ушла в пятки, я уже морально приготовилась лезть в воду, прикидывая, что глубина там, наверное, по пояс. Студенты затаили дыхание и издавали сдавленные звуки каждый раз, когда ноги щенка касались мокрой сколькой поверхности. Несколько длинных прыжков, и Хельга уже у кромки льда перед водной преградой, которая шире, чем длина ее тела. Прохожие вокруг остановились, не в силах оторвать взгляда от этой сцены. Не останавливаясь, собака в полупрыжке-полуполете перемахнула с кромки льда на берег. Для полноты картины не хватало пафосной динамичной музыки.

Все закончилось благополучно, отделались сильным испугом. В этом случае я была объективно виновата, что не уследила за собакой. Но, к сожалению, есть немало опасностей, над которыми даже самый внимательный хозяин не властен.

Как-то мы с напарницей инспектировали Говоровский лес, оценивали видовое разнообразие животных и растений перед готовящимся благоустройством. Хельга следовала за мной на поводке, потому что в этом лесу много мусора. Вдруг откуда ни возьмись из кустов возникает некрупная собака определенно бойцовой породы — кажется, это был питбуль, я даже не успела запомнить — и в полной тишине целенаправленно вцепляется в загривок Хельге. Все произошло очень быстро: лес огласился истошным щенячьим криком, а я, абсолютно не думая, с яростным воплем со всей силы врезала носком ботинка чужой собаке под брюхо. Я читала, что бойцовых собак надо душить, чтобы разжать челюсти, но, когда дошло до дела, реакция оказалась быстрее мысли. Пес выпустил щенка и отскочил в сторону с видом довольно шокированным. Я продолжала угрожающе кричать что-то вроде «пошел вон» и наступала на агрессора, готовясь вломить ему снова и пряча Хельгу за собой. И тут где-то вдалеке на параллельной дорожке за деревьями материализовался хозяин, который позвал этого пса. Вот как такое возможно: в московском общественном парке выгуливать бойцовую собаку без поводка и намордника, да еще и отпускать ее далеко за пределы видимости?

К счастью, я среагировала быстро, и пес не успел даже наделать дырок в шкуре щенка. Но вот как такое предусмотришь?

Фото: Ольга Бобкова, Вероника Самоцкая, Елена Данилова, Ангелина Искандарян

ПРЕДЫДУЩАЯ СЕРИЯ: Щенок в общественном транспорте

СЛЕДУЮЩАЯ СЕРИЯ: Щенок-медиаперсона