Все записи
МОЙ ВЫБОР 20:49  /  26.06.20

1322просмотра

Почему мы все-таки рады обвинительному приговору по делу «Седьмой студии»

+T -
Поделиться:

Три года условно и штраф 800 тысяч рублей для Серебренникова. Два года условно и штраф 200 тысяч рублей для Малобродского. Три года условно и штраф 200 тысяч рублей для Итина.

Унизительно? Да.

Ожидаемо? Да.

Мы радуемся такому приговору? Да.

Почему? Чтобы ответить на этот вопрос, достаточно рассказать только о финале процесса, который в общей сложности шел три года. Пять часов бубнежки судьи — заунывный напев, сквозь которой рефреном проходят фразы: «принесли ущерб государству», «заранее проработанный преступный план», «имея корыстный умысел». Журналисты и слушатели, набившиеся в зал, откуда можно следить за заседанием, то и дело критически качают головой — здесь, кажется, никто не верит в виновность подсудимых. Разве что бравые молодогвардейцы в футболках с надписью «ОБНАЛ = УКРАЛ».

В перерыве судебного заседания я встречаю самого Кирилла Семеновича. Журналистам разговаривать с ним до оглашения приговора нельзя. «Учитываю нашу систему, если я дам комментарий, нас могут расстрелять на месте», — отказывает он желающим с ним пообщаться.

О происходящем кошмаре в здании суда никто не говорит. И это логично: нас уже не задевают формулировки, которые, если вдуматься, звучат оскорбительно и страшно. Нас не задевает то, что суд не принимает во внимание мнение экспертов со стороны защиты: они, якобы, имели заинтересованность. При этом показания одного из главных свидетелей, данные под давлением, становятся одним из главных аргументов в пользу обвинительного приговора.

Каждый день мы сталкиваемся с десятками новостей о происходящем в России, мягко говоря, беспределе. Немудрено, что очередное публичное растерзание невиновных мы воспринимаем, как, если не должное, то неизбежное.

И вот казалось бы, куда больше — нас ждет дополнительный плевок в лицо. Министр культуры Юлия Любимова, на которую либеральная общественность, и не только, возлагала серьезные надежды говорит о том, что в «деле Серебренникова» речь идет о причинении крупного ущерба государству, а Минкульт — потерпевшая сторона. И тут же добавляет: «Министерство культуры принимает законодательные меры, чтобы впредь творцы не имели дела с финансовыми операциями». Какая прелесть.

Я почти уверена, что если бы оглашение приговора пришлось не на период референдума по поправкам — который впору переименовать в одобрительное голосование — Серебренникову дали бы реальный срок, учитывая серьезность обвинений и требования прокурора. Но левиафан не мог так рисковать.

Так собственно, почему мы рады обвинительному приговору: нас же в очередной раз унизили?

Ну, хотя бы не расстреляли.