Пандемия COVID-19 и ее последствия существенно ускорили трансформацию бизнеса, передовые разработки в сфере здравоохранения и вывели фармацевтику в авангард изменений. Последние полтора года мир с надеждой взирает за гонкой вакцин, созданием диагностических тест-систем и препаратов нового поколения, которые с невиданной ранее скоростью проходят все необходимые этапы исследований. Пандемия – это повод, чтобы посмотреть на фармацевтическую индустрию в более широком контексте: не только как на отрасль, которая решает свои коммерческие задачи вывода продуктов на рынок, но и как ценного партнера для медицинских и аптечных учреждений, государства, IT-игроков. 

Эксперты обсудили перспективы развития фармкомпаний, насколько они готовы сегодня отвечать на растущие запросы медицины и общества, выходящие за рамки их маркетинговых стратегий, и может ли фармацевтическая отрасль стать драйвером развития здравоохранения и послужить примером для других индустрий в постковидный период.

Сопредседатель Комитета по маркетингу и корпоративной стратегии Ассоциации менеджеров Артем Засурский, вице-президент по стратегии и развитию АФК «Система» отметил растущий интерес инвесторов к сфере фармпроизводства и проектам, нацеленным на улучшение качества жизни людей в условиях распространения тренда на здоровый образ жизни в свете глобальных изменений на планете и актуальной повестки устойчивого развития:  

«Ленивый только не говорит о том, как меняется мир. Есть много «хайповых» тем, о которых все говорят постоянно: цифровая трансформация, новая промышленная революция, искусственный интеллект и так далее. Но одна из важнейших трансформаций для жизни человека происходит в области фармацевтики и здравоохранения – у нас на глазах меняется отношение людей и бизнеса к этому направлению, к этой отрасли. Мы переходим от обсуждения вопросов лечения заболеваний к вопросу здорового образа жизни. А это намного более емкий и интересный рынок. И, я думаю, что такой тренд сохранится на многие десятилетия вперед, потому что есть консенсусное понимание, что планета находится в таком плохом состоянии, как никогда раньше. Та развилка, перед которой мы сейчас стоим, не между тем, будет ли хорошо, плохо или нормально, а между тем, насколько хуже будет жизнь будущих поколений через какое-то количество лет. Я в принципе оптимист и считаю, что мы не прекратим существование как вид на этой планете. Но жизнь наша точно поменяется, и вопрос здорового образа жизни, различных средств и препаратов, которые позволят сохранять качество жизни, будет играть важную роль в этих новых условиях, когда уровень океана и температура будут выше, на солнце будет находиться нельзя, дышать будет тяжело и т.д. И это все потребует огромных трансформаций.

Уже сейчас большинство компаний об этом задумываются и, к счастью, люди тоже начинают об этом задумываться, что очень сильно меняет рынки и влияет на то, что люди потребляют, если смотреть на корзину пользователя, на что тратят свои деньги. Все меньше в ней доля препаратов для лечения, снятия симптомов, и все больше средств для осмысленного укрепления здоровья. Ленивый только не пьет рыбий жир, витамин D. То, что десять лет назад делали совершенно одержимые здоровьем люди, сейчас стало обычной практикой. Это происходит повсеместно – и это очень важно.

И второе, наверное, не менее важное для нас как для страны направление, если говорить про международный фон, – это вакцина против COVID-19. Прошлый год реально стал переломным, потому что во всем мире говорили о том, что Россия впервые разработала вакцину от коронавируса. Понятно, что есть те, кто пытается обесценить это достижение. Тем не менее, правда в том, что мы первые произвели эту вакцину. И она до сих пор считается одной из лучших. Как бы ни пытались этому препятствовать, есть неоспоримый факт.

Мы как компания, как инвестор уже очень давно занимаемся фармацевтикой, больше 10 лет, и сейчас мы еще больше ресурсов инвестируем, потому что понимаем, что это даже больше, чем бизнес. Это про национальное достояние и про то, что мы в принципе меняем в том числе и отношение к стране на мировой арене. Это одна из тех зон, где мы очень-очень сильны и можем многих удивить и сделать существенный вклад для всего человечества в целом. Поэтому мы инвестируем в этом направлении, плюс мы уже года два инвестируем в биотехнологии. Мы в России сделали первый тест, который помогает определять наличие/отсутствие короновирусной инфекции, который был очень популярен все это время и сильно повлиял особенно вначале пандемии, когда тесты были супердефицитом. Сейчас мы делаем новые разработки. Эта тематика, эта отрасль на самом деле одна из наиболее актуальных сегодня. 

О новых разработках подробнее рассказала Наталья Позднякова, директор по науке, компании «Система-БиоТех», в число направлений деятельности которой входит ранняя диагностика заболеваний, исследование генома и разработка современных биотехнологических препаратов, которые влияют на развитие заболеваний:

«Нам пришлось очень быстро развернуть лабораторию, которую мы готовили на протяжении полутора лет: тщательно создавали концепцию, изучали рынок. Эти знания и умении, владение картиной генома и возможность использования машинных технологий, которые позволяют создавать 3D-модели, дали нам возможность достаточно оперативно создать первую ПЦР тест-систему, которая была и остается высокочувствительной к любому штамму коронавируса.

Однако, когда мы увидели обращение пациентов с разной степенью тяжести течения заболевания даже в одной семье, стало абсолютно очевидным, что наши знания о геноме человека и его иммунной системе были на тот момент недостаточны. То, как люди индивидуально реагирует на инфекцию, заставили нас обратиться к изучению генома этих пациентов. Уже на протяжении последних полутора лет мы тесно сотрудничаем с лабораторией института Склифосовского, откуда получали биологический материал, проводили секвенирование, использовали все свои научные медицинские знания для построения концепции, которая бы помогла ответить на главный вопрос относительно инфицированного пациента, который поступает в приемное отделение: насколько он «тяжелый», каковы его перспективы, какие будут осложнения, как его нужно лечить для того, чтобы сократить смертность?

«Система БиоТех» — это базовая научно-исследовательская площадка, которая была создана с целью реализовать концепцию персонализированной медицины. И сейчас, когда прошло 18 месяцев с начала нашей активной работы, мы понимаем, что суть этой персонализации в том, чтобы посмотреть на людей, как на разных. Персонализированная медицина, какой она должна быть, – это медицина, которая экономит время и ресурсы, реструктурирует формат лечебного учреждения, которая позволяет оказывать таргетированную терапию для каждого из нас с оценкой эффективности тех групп препаратов, которые наилучшим образом работают именно в данном конкретном случае.

Пример – это наше генетическое тестирование на предмет чувствительности к коронавирусной инфекции, которое показало, что те пациенты, которые переносили коронавирусную инфекцию тяжелее, чем остальные, имели базовый иммунодефицит. Изучая генотип этих людей, мы сформировали концепцию теста, который бы позволил нам идентифицировать на входе «легкого», бессимптомного пациента и «тяжелого», потенциально летального, которому действительно нужна госпитализация. Сейчас мы проводим заключительное испытание этого текста с Департаментом здравоохранения Москвы.

Татьяна Шаповаленко, медицинский директор ГК «Медси», главный врач Клинической больницы №1 «Медси», отметила, что совместная работа медиков с фармкомпаниями позволила сделать огромный прорыв, и рассказала о важности диалога между медициной и фармбизнесом.

«Когда наша клиника полностью перешла на лечение коронавирусной инфекции 1 апреля 2020 года, через некоторое время наши врачи – специалисты хирургических специальностей – произнесли фразу: «Это время, когда терапевты одержали верх над врачами-хирургами». В случае с COVID-19 мы занимаемся двумя основными проблемами: диагностикой и лечением. При этом лечение коронавирусной инфекции терапевтическое, связанное с использованием фармакологических препаратов.

Мы занимались клиническими исследованиями большого количества препаратов и до наступления эпохи коронавирусной инфекции. Как правило, это были химиотерапевтические препараты для лечения самых разнообразных онкологических заболеваний. Все это шло в плановом режиме. Но за полтора года пандемии мы провели приблизительно такое же количество клинических исследований, как за предыдущие пять лет по онкологии, для апробации лекарственных препаратов и вакцины.

Помимо лечения в стационаре наша компания «Медси» пролечила порядка 100 тыс. пациентов на амбулаторном этапе. Наши доктора мобильными бригадами выезжали для диагностики и лечения пациентов на дому, назначали протоколы лечения, проводили даже капельные инфузии в амбулаторном режиме. Во-первых, потому что клиники действительно были перегружены, во-вторых, многие пациенты не нуждались в госпитализации, а только в наблюдении. Протоколы лечения коронавирусной инфекции за эти 1,5–2 года поменялись практически кардинально. На первое место вышли совершенно другие препараты, чем были в самом начале пандемии. И вот здесь как раз наше сотрудничество с фармкомпаниями выходит на первый план. Когда мы говорим о персонализированной медицине, персонализированном подходе ко всем, то к протоколам лечения, особенно лечения тяжелых пациентов, это относится прежде всего. Нам приходится учитывать и статус пациента соматически, и его генетику, и, безусловно, наследственный фактор, и, конечно, степень тяжести коронавирусной инфекции, степень каскадных реакций, которые происходят в организме человека».

По словам Шаповаленко, если до пандемии медицина шла за фармой, то сейчас роли изменились. Сегодня уже медицина говорит фармкомпаниям о своих задачах и проблемах – изучении эффектов тех или иных препаратов, их побочных действий, влиянии на пациентов с хроническими заболеваниями. Работа с фармкомпаниями с прошлого года сделала огромный прорыв, шаг вперед. Коронавирусная инфекция дала толчок и для лечения других заболеваний. Разрабатываются новые препараты, которые апробируются для лечения этих патологий. Медицина очень быстро сегодня двигается вперед – именно в сотрудничестве с фармкомпаниями. Но нерешенных вопросов еще очень много, и этот диалог важно продолжать.

Основной тренд сегодня – это цифровизация медицины. Цифровизация дает новые возможности в динамическом наблюдении за пациентом, обмене медицинскими данными, корректировке курса лечения. Клиническая больница МЕДСИ в Отрадном была первой, кто внедрил систему искусственного интеллекта для распознавания патологических изменений, в результате чего время на подготовку описания по снимкам сократилось до 80%, а суммарное время на анализ изображения — вдвое. Для обеспечения безопасности пациентов в палатах организован удаленный видеомониторинг в режиме реального времени с использованием возможностей искусственного интеллекта – платформы «Третье мнение». Создание и развитие собственной телемедицинской платформы МЕДСИ, по словам Татьяны Шаповаленко, позволило максимально использовать возможности искусственного интеллекта в диагностике и лечении пациентов с COVID.

«Мы очень много достигли, у нас внедрена система искусственного интеллекта по точной диагностики степени поражения легких. Мы пошли даже дальше – внедрили систему искусственного интеллекта по прогнозированию течения инфекции и сейчас уже можем на 3-4 дня вперед прогнозировать протекание инфекции. И здесь нам нужна помощь фармы, компаний, производящих препараты, разработчиков, для того чтобы в зависимости от этих прогнозов совершенно четко внедрять те протоколы лечения, которые помогут предотвратить развитие тяжелого заболевания».

Марина Безуглова, исполнительный директор Ipsos, резюмировала, что пандемия вывела фармацевтику на другой уровень: «Мы поняли, что наше будущее, наше здоровье сильно зависит от того, как быстро изобретаются вакцины от коронавируса. Как быстро они внедряются в производство и как это масштабируется. В последние два года мы живем с надеждой на то, что фармацевтическая индустрия решит даже не проблему здравоохранения, а социальную проблему».Как отметила Марина Безуглова, пациентоцентричность становится взрывным трендом. Все больше проектов не только про фармацевтический маркетинг, но и про решение социальных проблем, таких, как лечение или доступ к высокотехнологичному лечению пациентов с редкими заболеваниями. Это большая проблема и государства, и фармкомпаний. Поэтому настало время поговорить о роли фармацевтики, как она может быть активным игроком и работать в тесной связке с другими представителями здравоохранения, чтобы решать важные социальные проблемы.  

Полную видеозапись дискуссии можно посмотреть по ссылке.