Все записи
15:39  /  23.04.19

1438просмотров

Владимиру Набокову 120 лет. Единственный дом Набокова погибает

+T -
Поделиться:

Совершенно очевидно, что Владимир Набоков – один из самых выдающихся русских писателей, более того, один из немногих хорошо известных за рубежом. И даже если бы Набоков написал только «Другие берега», только «Машеньку», или только «Защиту Лужина», он уже был бы великим. Набоков писал: «Моя голова разговаривает по-английски, мое сердце – по-русски, и мое ухо – по-французски», он называл себя «американским писателем, рожденным в России». Как известно, Набоков почти всю жизнь жил в гостиницах, его единственный дом, родовое гнездо, дом, в котором он родился, находится в Санкт-Петербурге, на Большой Морской, 47. Его единственный дом, описанный в «Других берегах».

Дом Набокова, по счастью, хорошо сохранился. Первый этаж остался почти в таком виде, как был при Набокове – необыкновенной красоты деревянные и расписные потолки, паркет. В этом доме в стиле модерн царит дореволюционная атмосфера, атмосфера начала века, это другой мир, попасть в который можно, перешагнув порог дома. Его культурно-историческая ценность очевидна для каждого образованного человека.

Этот музей, посещаемый туристами, любимый горожанами, мог бы стать неплохой статьей дохода для Петербурга. Но сегодня все не так…

Несколько лет назад директор негосударственного музея Набокова Татьяна Олеговна Пономарева пыталась «узаконить» музей. И декан Филологического факультета СПбГУ Сергей Игоревич Богданов, известный своей энергией, волей и ответственностью за собственные слова, предложил взять музей под крыло Филфака.

В глазах петербургской интеллигенции переход музея в ведение Филфака СПбГУ был событием безусловно оправданным. Филфак – место особенное, для всех филологов ценность музея очевидна. Ясно, что Богданов не подведет. На Филфаке при Богданове было не страшно, потому что данные им обещания выполнялись.

Для музея наступили времена, полные надежд, но это продолжалось недолго.

Сейчас происходит следующее:

- музей закрыт;- на втором и третьем этаже здания идет разрушающий музей ремонт;- опытные сотрудники-подвижники уволены, точнее выжиты из музея путем сокращения зарплат до 6000 рублей в месяц.- Никаких мероприятий в связи с юбилеем Набокова не предвидится. В сложившихся обстоятельствах их просто невозможно организовать.

Что же произошло? Я 7 лет училась и работала в Санкт-Петербургском государственном университете и хорошо помню тот момент, когда поменялся ректор. Тут нужно сразу оговориться: имя нового ректора вслух лучше не произносить, потому что он юрист и все время подчеркивает, что все судьи и прокуроры города – его ученики. А еще ему покровительствует «Дима», Дмитрий Медведев. Об этом знают просто все и поэтому предпочитают не связываться…

Так вот что произошло со сменой ректора. Богданов стал ректором Педагогического университета имени Герцена и на судьбу музея влиять больше не может. И теперь на судьбу музея влияют совсем не филологи, а люди, и к Набокову, и к его родовому гнезду относящиеся, судя по их действиям, наплевательски. Есть и еще одно обстоятельство: музей для университета – непрофильная деятельность, а значит, и финансирования на содержание музея у университета просто нет. Но найти выход из положения невозможно, потому что ректора все боятся, а отдавать музей городу он не хочет.

Cемье Набоковых принадлежали первый, второй и третий этажи дома, но музей был основан как негосударственный, взять в аренду у города второй и третий этажи не получилось. Одно время там жила газета «Невское время», мирно соседствуя с музеем. Газету тогда возглавляла нынешний зам. министра культуры А.Ю. Манилова. Но потом помещения передали детской музыкальной школе… И это стало новой страницей в истории музея.

Как известно, музыку Набоков не любил. Он писал в «Других берегах»: «Для меня музыка всегда была и будет лишь произвольным нагромождением варварских звучаний <…> концертное фортепиано с фалдами и решительно все духовые хоботы и анаконды в небольших дозах вызывают во мне скуку, а в больших - оголение всех нервов и даже понос».

Поэтому сама по себе идея открывать в доме Набокова музыкальную школу кажется какой-то насмешкой над памятью писателя. Ну еще кружок по изучению бабочек – куда ни шло.

А вот теперь внимание: на ремонт помещений для музыкальной школы было выделено 82 миллиона рублей! Ремонт на втором и третьем этажах велся силами неквалифицированных рабочих, которые сбивали набоковскую лепнину, выносили на помойку набоковский паркет и продавали на avito артефакты, найденные в перекрытиях. Они же засыпали музей пылью и заливали кипятком, потому что периодически во время ремонта прорывало трубы.

Мне удалось под крики и протесты вахтеров проникнуть в эти вот уже три года ремонтируемые помещения. 82 миллионами там не пахнет, а пахнет там распилом бюджетных средств. Потому что гипрок и краска на все это пространство могут стоить 2-3 и даже 5 миллионов. А 82 не могут никак. Вот бы найти способ проанализировать траты на этот разрушительный для набоковского дома ремонт.

На первом этаже ремонтные работы не ведутся, но администрация Университета музей закрыла, дабы не мешать ремонту в помещениях музыкальной школы. То есть администрация Университета не только не ведет переговоров об остановке ремонта, не требует ни присмотра, наблюдения за ним, ни щадящего для музея режима ремонтных работ, а просто закрывает музей, чтобы ремонт и дальше продолжался бесконтрольно.

Несколько лет назад умер сын Набокова Дмитрий. Умер, завещав 300 коробок личных вещей Набокова, книг и документов петербургскому музею. Но… распорядитель наследства – американский фонд Набокова. И этот фонд перед тем, как отдавать вещи, стал выяснять, как идут дела в музее, и понял, что музей в агонии. Представители фонда написали письмо в Министерство культуры. И надо отдать должное министру Мединскому – он взял письмо в работу.

Но… Минкульт ничего не может сделать, пока музей находится в подчинении Университета…

К юбилею Набокова Университет не подготовил ничего. К юбилею Набокова университет уволил всех опытных работников, кроме директора, которого, судя по всему, тоже хочет уволить, свалив на нее вину за собственные действия, приведшие к настоящему положению музея.К юбилею Набокова музей закрыт на неопределенное время.

Известно, что со временем все забывается, со временем энтузиазм протестующих сходит на нет. Выиграть время – важно. И вот 3 года идет ремонт. 82 миллиона! А университет вцепился мертвой хваткой в музей, на самом деле не имея ни средств, ни желания его содержать. Быть может, кто-то ждет, когда все наконец забудут про Набокова, про этот дом, и можно будет открыть в этом доме, например, гостиницу? Или въехать туда жить? Центр города, Исаакиевская площадь, это здание стоит шальных денег…

Для тех, у кого есть планы на здание, важно, чтобы не было шумихи, чтобы СМИ ничего не замечали, а еще важно убрать всех тех, кто знает ситуацию изнутри и борется за музей, а не за здание.

Поэтому я и пишу. Я могу в чем-то ошибаться. И беду на свою голову я тоже могу навлечь. Но мне, лично мне как петербурженке, как россиянке, как филологу, как читательнице Набокова важно, чтобы этот музей жил. Я за сохранение и против разрушения. Не так уж и много у нас великих, известных всему миру, чтобы ими разбрасываться.

А для детской музыкальной школы можно и другое место поискать. Читатели «Ани в стране чудес» - тоже дети, имеющие право гордиться тем, что родились в одном городе со всемирно известным писателем Владимиром Набоковым.

#МнеНуженМузейНабокова