Все записи
МОЙ ВЫБОР 20:49  /  2.05.20

1985просмотров

Эксперименты над детьми

+T -
Поделиться:

Я работаю с подростками и очень часто сталкиваюсь с их родителями - иногда прекрасными, понимающими, думающими, благодаря усилиям которых дети добиваются больших успехов, а иногда удивляюсь мамам, которые из лучших побуждений принимают за детей все решения, лишая их воли и права голоса, заставляют идти по совершенно не интересному им пути… И если бы только это… Позиция мам такая: это мой ребенок, я его родила, что хочу, то и делаю…

Расскажу историю про участника нашего конкурса "Живая классика". Одну женщину в одном из регионов России назначили курировать один из этапов конкурса чтецов, а у женщины оказался сын, подходящий для конкурса по возрасту. Женщина решила, что сын будет чтецом. Не знаю, какими правдами-неправдами (склоняюсь ко второму) женщина привезла сына на финал в "Артек". Фамилии у нее и у сына разные, поэтому мы не сразу смогли вычислить, что сопровождающая сопровождает в числе прочих детей собственного сына.

И вот настал день, когда мальчик вышел на сцену. Точнее на сцену вышла уже девочка - Пеппи Длинный чулок с 43 размером ноги и басом.

Глядя на сцену, я все выступление не могла понять, что происходит: взрослый парень (судя по лицу, росту и размеру ноги) в костюме девочки и с косами басом очень неуверенно рассказывал историю от лица девочки, при этом никакого комического эффекта не возникало. В зале стояла гробовая тишина, зрители тревожно переглядывались. То, что происходило на сцене, выглядело неорганично, неэстетично и даже неприлично. Хотелось спасти несчастного участника от позора. Зрители не прониклись выступлением. Самому ему тоже явно было не до веселья.

Когда члены жюри стали комментировать выступления и отметили, что роль Пеппи не подходила участнику, а костюм поверг зрителей в шок, мама накинулась на жюри с криками, что это ее сын, она лучше знает, какие роли ему подходят и в какой одежде ему выступать, а еще, что она будет подавать апелляции в разные инстанции до тех пор, пока организаторы не сформируют нормальное жюри, которое оценит косы ее сына по достоинству...

В литературе много примеров таких экспериментов над детьми. Одни смешные, другие заставляют глубоко задуматься. Решила сделать для вас небольшую подборку.

Джаннетт Уоллс “Замок из стекла”

Один из самых захватывающих и смешных романов, которые я читала за последнее время. Успешная писательница едет в такси и видит из окна свою маму, роющуюся в помойке. Героиня проезжает мимо, боясь, что, если остановится, кто-то из знакомых может случайно увидеть их вместе и узнать ее тайну. Вечером она звонит маме с предложением встретиться и поговорить, потому что не понимает и не принимает ее образа жизни. Мама соглашается встретиться, но только в ресторане: она любит есть там, где ее обслуживают. На вопрос о том, какая ей нужна помощь, мама просит купить ей курс удаления волос электролизом, ведь “когда женщина хорошо выглядит, она хорошо себя чувствует”. Мама вполне довольна своей жизнью, но не жизнью дочери, у которой “все ценности в голове смешались”. По мнению мамы, американцы слишком расточительны, а она, доставая вещи из помойки, вносит свой маленький вклад в большое дело утилизации отходов. И вообще, зачем говорить о каких-то незначительных вещах, когда она только что сделала открытие, что все работы Пикассо в стиле кубизма вторичны и малоинтересны... А чем живет ее дочь?..

А дальше мы шаг за шагом проживаем вместе с писательницей ее детство: самостоятельно варим с ней в 4 года сосиски, горим, спим в картонной коробке, придумываем вместе с отцом замок из стекла, верим, мечтаем, подвергаемся шокирующим воспитательным технологиям ее образованных, но очень своеобразных родителей, считающих, что жизнь должна быть веселой и полной приключений, но совсем не обязательно комфортной, сытой и законопослушной. Роман состоит из непрерывной череды трагикомических ситуаций, написанных с таким юмором, что в середине книги от смеха начинает сводить скулы...

Самое удивительное в этом романе, что он основан на реальных событиях, более того - автобиографичен.

Написав “Замок из стекла”, Джаннетт Уоллс, по ее собственному признанию, разобралась со своими детскими травмами, а еще проснулась знаменитой.

Ее семья ужасна, ее семья прекрасна, ее детство неправдоподобно, но это правда, и какими бы сумасшедшими чудаками не казались герои этой книги, читатель с высокой вероятностью узнает в одном из них черты кого-то из своих знакомых.

Павел Санаев “Похороните меня за плинтусом”

Одним читателям книга кажется гомерически смешной, другим - печальной. Повесть глубоко психологична: она показывает возможное происхождение детских травм, сложные взаимоотношения родителей и детей, погружает в непростые созависимые отношения пожилых супругов.

История пронзительна, эмоции разогреты до температуры кипения - и эта температура держится все повествование. Сдобренная юмором и самоиронией, повесть читается на одном дыхании и застревает в голове читателя множеством вопросов, заставляя вспомнить трагикомические эпизоды собственной жизни.

С самого начала над читателем нависает грозная фигура бабушки, извергающей потоки брани и проклятий. Ее внук Саша Савельев оказывается подопытным кроликом ее извращенных воспитательных методик. Кажется, что бабушка ненавидит своего внука и только и ждет, когда он “сгниет”. Воспринимающий все буквально, мальчик находит компромиссные способы существования и даже собственного погребения: “Когда мне пришла в голову такая прекрасная мысль — быть похороненным за маминым плинтусом — то единственным сомнением было то, что бабушка могла меня маме не отдать. А видеть из-под плинтуса бабушку мне не хотелось”. Речь и поступки психически больной бабушки, шокирующие и одновременно комичные, кажутся гиперболизированными, но сам Санаев признавался, что повесть автобиографична и основана на воспоминаниях детских лет, когда он жил в семье его деда, известного актера Всеволода Санаева. Повесть же посвящена “карлику-кровопийце” (по версии бабушки) отчиму Санаева актеру и режиссеру Ролану Быкову.

Кэтрин Данн “Любовь Гика”

Большинство родителей стараются дать своим детям все самое лучшее: обеспеченную жизнь, возможности, профессию. При этом выбирая лучшее, родители исходят из собственного представления о прекрасном. Например, почему бы директору бродячего цирка и его жене-гику, откусывающей головы живым курам, не обеспечить своих детей профессией с рождения, произведя их на свет такими уродцами, чтобы люди платили деньги за то, чтобы на них посмотреть. Чем не путь, ведь дети будут хорошо обеспечены, они будут не такими, как все, и проживут жизнь избранных?..

Вообще все зависит от контекста. В контексте цирковой жизни коктейль из наркотиков, ртути и таблеток для производства подходящих для цирка родительских “причудок” может показаться даже любопытным изобретением, ведь мальчик без рук и ног Артуро, сиамские близнецы, лысая горбатая карлица-альбинос с розовыми глазами и мальчик, обладающий даром телекинеза, чувствуют себя совсем не плохо. Хотя горбатая карлица считает, что из всех детей ей повезло меньше всех - она слишком обычная. Именно карлица и рассказывает историю своей семьи, а потом оказывается участницей чудовищного детективного сюжета с элементами триллера и эротики.

Роман вовлекает настолько, что на сотой странице этот мир перестает казаться безумным и читатель начинает понимать извращенную логику героев. И в этот момент осознает еще и то, что людей можно увлечь совершенно любой идеей и заставить принять самые экзотические проявления жизни, умело замаскировав их под обыденность.

Роман Кэтрин Данн шокирует и заставляет думать. Безусловно, это роман- метафора.

Комментировать Всего 7 комментариев

Марина, здравствуйте.

Со всем написанным легко согласиться... А я некоторое время назад столкнулся с ситуацией, которую не могу оценить до сих пор.

Я - член избирательной комиссии на одном из московских участков, и описываемое событие произошло во время каких-то выборов.

Кроме членов комиссии на выборах обычно присутствуют наблюдатели, и вот в тот раз среди наблюдателей был молодой человек, явно страдающий синдромом Дауна. Как мне рассказали, его мать, сама очень активная женщина, направила сына на это мероприятие. 

Молодой человек был не очень болен, но нездоровье его было очевидно - практической пользы от его присутствия не было никакой, при этом он доставал присутствующих мужчин нелепыми вопросами и шутками на эротические темы.

В результате я так и не смог понять, как к этому относиться: лично я, и, наверное, большинство остальных, предпочли бы, чтобы среди нас не было этого молодого человека... Но, наверное, то, что мать старается его социализировать - правильно, и моя острая жалость к этому человеку ничего в сравнении с этим не значит...

Как Вы думаете?

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев, Марина Смирнова

Вообще-то , Сереж, если мать хотела своего сына социализировать таким образом , желательно было бы хоть как-то поговорить с людьми , принимающими участие в этой социализации. Или чего-то не понял в описываемой тобой ситуации ? 

Эту реплику поддерживают: Марина Смирнова

Ну, я бы, наверное, согласился - а дальше было бы всё то же самое... Чтоб тебе было понятно, мои ощущения от того случая - самые негативные за всё время моего участия в этом не слишком оптимистичном мероприятии... 

Общаться с нездоровым человеком, который, возможно, отдаёт себе отчёт в своём нездоровье, но ничего не может с этим поделать, - эмоционально тяжело.

А что до того, правильнее было бы матери сначала с нами поговорить, или нет... Понимаешь, идея-то была как бы в том, что этот молодой человек - такой же, как все. И относиться к его присутствию надо было как-то также, как к моему, или чьему-то ещё... И спрашивать нашего мнения - означало бы изначально эту ситуацию ломать...

Представь себе какой-нибудь школьный класс, где вместе с обычными учениками учатся дети с "особенностями развития", причём с достаточно серьёзным "особеностями"... Вряд ли родители этих детей обходят родителей всех учеников... Хотя я не знаю. Так вот со стороны - такие классы кажутся очень человечным предприятием...

Наоборот, Сережа, только зная заранее, что имеешь дело с не совсем здоровым человеком , которому по просьбе его родителей (или кураторов) нужно помочь чувствовать себя здоровым среди здоровых, можно пытаться воспроизвести нормальный тип общения как со здоровыми. А так получается наоборот : все напряжены и никто не знает как себя вести. 

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

Наверное, так было бы правильнее...

Но, Миша, дальше-то всё равно было бы всё то же самое: предупредили тебя, или нет, ты сразу видишь проблему... И даже если ты согласился, дальше всё равно тебе будет неловко и неприятно, и всё равно ты будешь пытаться скрыть свои ощущения от этого человека, делая вид, что всё в порядке... Так что, "знать, как себя вести" - как раз меньшая из проблем: все вели себя ожидаемо - дружелюбно, без малейшей агрессии... На самом деле, будь оно иначе - кто-то как-то дал бы понять здоровому молодому человеку, что ему стоит вести себя по-другому...

Я не думаю, что интегрируя ребенка в неподготовленную для такой интеграции среду, мама своему ребенку помогает. По-моему, она таким образом создает для него стрессовую ситуацию, ведь кто-то мог его оскорбить, грубо ответить. В результате сын получил бы травму. Для социализации есть другие возможности - и есть места с доброжелательной средой. Например, фонд "Антон тут рядом" проводит мероприятия для взрослых людей с такими особенностями. Если мама хотела дать возможность своему сыну "поработать", мне кажется, с ее стороны было бы правильнее договориться с теми, с кем ему придется взаимодействовать. В общем мама создала некомфортную ситуацию и для сына, и для тех, с кем ему пришлось провести день. Кроме того, сама мама может не вполне осознавать особенности сына. Родители часто отказываются принять особенности, а доказывают окружающим, что у их детей точно такие же возможности, хотя адекватно эти возможности другие.

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев, Сергей Мурашов