Все записи
15:28  /  31.05.19

2592просмотра

ИГРЫ МУЖЧИН И ЖЕНЩИН

+T -
Поделиться:

 

Базовую потребность в близости заложила в нас сама природа: младенцу жизненно необходимо быть рядом с матерью, иначе наступит неизбежная смерть. Мало кто рождается таким беспомощным и зависимым, как человеческое дитя. От качества удовлетворения этого базового запроса в детстве зависит то, какими станут наши взрослые отношения. Часто немалый вклад в их формирование делает вмешательство «внутреннего ребенка», недополучившего близости, без которой невозможно жить и дышать.

Помимо этого, само общество способствует укреплению деструктивных поведенческих паттернов, способствуя замене отношений играми. Одна из них может быть названа подобно одноименной главе из романа Дюма — «Субретка и госпожа». «Как завоевать женщину?» — интернет-таблоиды соревнуются в ответах, предлагая самый оригинальный и действенный способ с незапамятных времен. Сейчас трудно установить, кто первым предложил мужчине, желающему иметь успех у дам, обращаться с субреткой как с госпожой, а с госпожой — как с субреткой. Вот он — универсальный способ, отозвавшийся в душе мужчины с нарушением связи с собственными чувствами и склонностью к созависимости.

Женщина, легко вступающая в такой тип отношений, мгновенно включается в игру. Потребность женщины в этой игре – это получение близости и готовность любой ценой заслужить ее — «Я не ОК — Ты ОК» — и таким способом повысить самооценку.

Мужчина предстает в образе благородного Рыцаря, Защитника и Бесстрашного Воина. Он выглядит тем, кто будет принимать решения и вырабатывать стратегии. Однако на деле это не всегда так. Общество не склонно развивать в мужчине его внутреннего Заботливого Родителя, и то, что женщина в первый момент трактует как внимание и вовлеченность, на деле больше похоже на Спасательство. Он сильный — она слабая. Иными словами — «Я ОК, а ты не ОК».

И я ни в коем случае не обесцениваю тех мужчин, которые искренне заботятся о женщинах и близких людях. Случается, что так проявляется не игра, а искреннее выражение чувств и умение соприкасаться с ними. Но тот, кто играет, будет демонстрировать свои интеллектуальные, душевные, деловые, финансовые способности и внешнюю привлекательность и при этом парадоксальным образом косвенно намекать на признаки неблагополучия: трудности на работе, усталость после общения в коллективе, чувство потери энергии. А это уже поведение внутреннего Ребенка, слабость и имплицированная манипуляция — упрек. Одновременно мужчина будет оказывать знаки внимания, приглашая женщину к общению, и здесь будет скрыта ловушка.

Женщина, идеализируя такого мужчину, охотно вовлекается в отношения. Она ложно считает, что он тот, кто ей нужен: «Кажется, он мною заинтересовался и я могу получить то, чего так остро и по-детски хочу», — то самое «платьице и на ручки», ставшее сегодня знаковым мемом в соцсетях. Откровения о том, что в его жизни что-то идет не так, она интерпретирует следующим образом: «Он нуждается во мне, я могу пригодиться». Детская адаптивная и родительская заботливая части женщины рáвно вовлечены, и теперь она полностью поглощена игрой.

Женщину социально программируют так, чтобы она стала продуктивным дополнением к мужчине. Ее учат приспосабливаться, быть «субреткой» — в этом помогают сильные внутренние Адаптивный Ребенок и развитый Заботливый Родитель. Она не обязана иметь активное Взрослое эго-состояние. Ее роль традиционно второстепенна, она помощница, служанка, ее функции — рожать детей, быть опекающей и внимательной, особенно к своему мужчине. Ее внутренний Карающий Родитель подтверждает «законность» ее места. Социум усиливает типичный женский гендерный сценарий дискриминацией по половому признаку, и женщина испытывает при этом неизбежное чувство своего бессилия.

Постепенно мужчина начинает выбивать почву из-под ног женщины, раскачивая ее психику чередованием внимания, заботы и нарушением и откладыванием данных обещаний на неопределенный срок. Он может заставлять ее ждать и менять условия игры без объяснений. Особенно действенны редкие приезды с цветами и шампанским — к «госпоже», сменяющиеся неделями холодного пренебрежительного молчания в адрес «субретки». Вопрос «Что случилось, в чем моя вина?» не получает ответа или отскакивает как мячик от теннисной ракетки с помощью манипуляции — «Догадайся сама». При этом женщина ищет свои ошибки, чаще мнимые, испытывает чувство вины и фрустрацию, а состояние комфорта и стабильности стремится к нулю.

Казалось бы, зачем продолжать такое общение? Можно собрать чемодан и упорхнуть навстречу новому, счастливому будущему. Но не тут-то было. Женщина по-прежнему испытывает потребность в отношениях и, сама того не осознавая, жаждет реванша в борьбе за собственное достоинство — стремится снова ощутить себя «госпожой». Она живет ожиданием встреч, не замечая негативных моментов — «звоночков», которые прозвучали бы набатом для другой, не вовлеченной в игру. Она ищет в поведении партнера «поглаживаний» и знаков внимания.

Любая игра сопровождается расплатой. В этом спектакле женщина непрерывно получает двойные послания, которые выбивают у нее почву из-под ног и вытесняют ощущение реальности: «Кто я? Субретка или госпожа? Кем была вчера и стану завтра?» Желание новой встречи смешивается со страхом перед ней и воспоминаниями о предыдущей. Всё более редкие внимание и забота рождают чувство надежды, возбуждение, сменяющееся тревогой, фрустрацией и душевной болью. Заботливый Родитель в ней тратит силы на решение проблем партнера, но собственное внутреннее Дитя остается без внимания и поддержки, а это уже прямой путь к депрессии, согласно Эрику Берну.

Ситуация становится затягивающей воронкой эмоционального водоворота еще и потому, что даже при ощутимом дискомфорте оба партнера имеют вознаграждение. Мужчина манипулирует незрелой и зависимой самооценкой женщины, превращая ее в ее собственных глазах то в «субретку», то в «госпожу». Он структурирует свое время и получает доказательства своей значимости, не подвергая себя риску оказаться в ситуации незнакомой и пугающей для него близости, с одной стороны. С другой — не подвергается критике со стороны социума и реализует свою гендерную социализацию через обладание партнершей.

Женщина отдает свою судьбу в руки другого человека и избегает ответственности за свою жизнь. Одновременно она находит способ самоутверждения — уже в качестве трагической фигуры Жертвы. Она входит во вкус и с азартом открывает для себя игры, которые транзактный анализ называет «Пни меня», «Психиатрия», «Загнанная женщина», «Деревянная нога», «Все из-за него», «Посмотри, как я старалась», «Попался, сукин сын» и множество других.

Что же делать?

Как мужчине, так и женщине в такой ситуации необходима психотерапия, направленная на созревание Взрослого состояния, повышение самооценки и личностный рост. Она неизбежно приведет к осознанию игр и решению о том, что делать дальше. Психически здоровые люди вступают во взаимоотношения с позиции партнерства, в котором нет превосходства и позиции взаимоуничижения: «Ты ОК — я ОК, мы оба взрослые». В ходе транзактного анализа, в муках нерешительности, отчаяния и вегетативных бурь созреют условия для отказа от игр и выбора собственного пути. Теперь оба могут осознанно сделать первый шаг от болезни к выздоровлению, к переходу из мира иллюзий в реальность. Как когда-то криком младенец сообщил о своем появлении на свет, так теперь смехом осознания абсурдности самообмана, возвестит о себе рождение нового, Взрослого состояния души.

 

 

 

Комментировать Всего 1 комментарий

Татьяна, спасибо за пост! Вы поднимаете интересные проблемы, хотя описанные Вами ролевые игры, кажется, больше относятся ко вчерашнему дню, по крайней мере, на Западе.