Все записи
10:35  /  22.05.19

22544просмотра

«Паспорт Фейсбука», или Революция ремесленников

+T -
Поделиться:
 Фото: Cedric Tyaglovsky/Unsplash
Фото: Cedric Tyaglovsky/Unsplash

Социолог и политтехнолог Петр Милосердов, признанный «Мемориалом» политзаключенным, сидит в московских тюрьмах уже 16 месяцев. Там он написал утопию о постиндустриальном квазигосударстве «Паспорт Фейсбука», или Революция ремесленников», которую «Сноб» публикует впервые. В четверг, 23 мая, у Петра Милосердова состоятся прения и запрос приговора

Ксения Чудинова, главный редактор проекта «Сноб»:

Этот текст пришел к нам в редакцию вчера вечером — его прислала Наталья, гражданская жена Петра Милосердова. Я начала читать текст, прямо скажем, с робостью — и оторваться не смогла. По мере прочтения я спорила с автором, задавала ему вопросы, искала в интернете гуглила какие-то факты — словом, была полностью погружена в интереснейшие размышления автора о новом мире будущего.

Разумеется, я не помнила подробности дела Петра Милосердова и после «Паспорта Фейсбука» немедленно отправилась изучать его досье в «Мемориале», а затем читать его интервью Илье Азару. Вот вкратце его биография:

В «нулевые» Петр Милосердов был муниципальным депутатом. Затем вместе с Алексеем Навальным основал национальное освободительное движение «Народ», затем работал политтехнологом в правительстве Московской области и на выборах в Мосгордуму 2017 года. В 2012 году делал в Казахстане социсследование, которое было оплачено деньгами националиста Александра Поткина. Спустя три года, в августе 2015-го, Поткина обвинили в попытке свержения режима Нурсултана Назарбаева и в следующем году осудили. За все это время следствие не нашло ни одного соучастника преступления, кроме Милосердова, который не скрывался и на момент ареста 23 января 2018 года открыто работал. 25 января 2018 года Петра арестовали, а 13 апреля того же года Поткин досрочно вышел из тюрьмы.

«Мемориал» признал Милосердова политзаключенным.

Утопию о постиндустриальном государстве Петр Милосердов написал в январе-апреле 2019 года, перемещаясь между «Бутыркой», тюрьмой «Медведково» и «Матросской тишиной».

«Паспорт Фейсбука», или Революция ремесленников

Использованные автором названия фирм, организаций, торговых марок могут быть реальными. Но могут быть и выдуманными.

То же самое относится и к событиям нашего будущего, описанным в тексте. Впрочем, это уже не зависит от воли автора. За их воплощение в реальность в ответе читатель. 

Государство для никого

Государства бьются в лихорадке. Французские протесты желтых жилетов с их противоречивыми требованиями, остервенелость российских силовиков, стремящихся залатать любую щель для общественной деятельности, законы о контроле над интернетом (Китай, Россия), цензура и самоцензура, успех Трампа и политиков-популистов по всему миру, — все эти, на первый взгляд разные, явления — суть проявления кризиса современного государства как института. Людей (во Франции, в России, в США, в Китае) больше не устраивает государство. Не устраивает практически ничем, не устраивает ни левых, ни правых, ни бедных, ни богатых. Да, граждане этих стран в целом и политически активный слой в частности не отдают себе отчета в глубине проблемы, они не заявляют требований переучреждения своих государств. Но суть проблемы, повторюсь, именно в этом. 

Тут уместна реплика в сторону. Среди политологов стало популярным объяснять происходящие протесты якобы мировой модой на «право-левый» (вариант: внеидеологический) популизм. Эта ниоткуда взявшаяся мода на популизм привела к власти Трампа, движет европейскими партиями типа «Альтернатива для Германии», итальянским движением «5 звезд», она же стала причиной Brexit’а и проч. Вот такой, ниоткуда взявшийся безыдейный популизм, охвативший массы. Такой масштабный, всепланетный «праздник непослушания». Это резиновое объяснение — сродни бытовавшей в средневековой науке теории «теплорода» — некоего универсального газа. Химера якобы «популярности» якобы «популизма» оказалась очень удобным клеем, для склейки несклеиваемого и заполнения пустот.

Для того, чтобы признать, что дело не в мифическом «популизме», а в страшном в своей очевидности факте несоответствия архаичных государств их собственным гражданам, требуется определенная доля интеллектуальной смелости. Потому что это признание потребует коренного пересмотра удобной для большинства картины мира.

Автор берет на себя смелость дать внятное, непротиворечивое объяснение происходящему: граждан перестает устраивать собственное государство, и мы имеем дело с плохо артикулированным протестом против него как института.

Но до последнего времени эта модель государства, усовершенствованная в ХХ веке под давлением социалистов, не ставилась под сомнение его же гражданами. Что изменилось?

Давайте зададимся рядом вопросов и поищем ответы. Современное государство гарантирует пенсию? Да, но оно уже не может гарантировать труд и заработок сегодня, когда рабочих рук требуется все меньше, а следовательно — пенсию оно может дать лишь нищенскую, т.н. «социальную». Государство обеспечивает получение образования? Да. Но какого?! По средневековой архаичной схеме «школа-колледж-университет» штампуются миллионы людей, которые не найдут себе применения. Государство гарантирует медицинскую помощь? Да. Но, опять-таки, какую? Ту, на которую способна «индустрия болезней», то есть современное здравоохранение, ту, которая удобна цеху медиков, весьма консервативному и закрытому. Государство гарантирует безопасность? Нет! Современная миграционная политика значительной части государств Западного мира, и уж тем более России, сама по себе подрывает большую часть усилий по обеспечению безопасности граждан. И траты на ракетно-ядерную гонку, по сути — также выброшенные деньги, не ведущие к безопасности, скорее наоборот. За «обеспечение безопасности» также выдаются разного рода запреты и ограничения (например, на контент в Сети). 

Однако изменился сам человек — его потребности, его возможности. Перед большинством населения — если не всего мира, то подавляющей части стран — уже не стоит задача физического выживания. Им не грозит смерть от голода, от холода тоже. Безбрендовая одежда стоит копейки (а есть еще и секонд-хэнд). Для многих перестала быть насущной надобностью квартира в собственности и личный автомобиль. Развитие sharing-экономики ставит под вопрос необходимость наличия в доме таких предметов, как, например, дрель — ее проще взять напрокат.

Итак, люди больше не хотят вкладываться в землю, бетон, железо, не умирают от голода и не ходят в рванье. Здоровье, образование (знания), впечатления (эмоции) — вот во что готовы вкладываться люди. ЗОВ — или HKE (Health, Knowledge, Emotion). Именно эти три сферы станут тремя китами новой экономики.

О неизбежной смерти индустриальной экономики говорили так долго и так преждевременно, что в эту неизбежность перестали верить. И эта смерть пришла к нам незаметно, без траурных маршей и объявлений в черных рамках. И те, кто уже перестал ждать ее, сегодня пытаются сделать вид, что покойник — жив, а вместе с ним — жив весь его мир.

Особенно стараются российские власти. Пытаясь загнать меняющееся (безо всякой помощи и усилий с ее стороны) общество в рамки умершей индустриальной цивилизации. С ее «рабочими», многочисленной бюрократией, распределяющей крохи социальных пособий и зарплат бюджетников (по сути, эти зарплаты — те же пособия), армией, готовой воевать со всем миром за неизвестные цели. С «образованием», штампующим «юристов» и «госслужащих», с «медициной», которая с сизифовым упорством из года в год исправляет последствия образа жизни, обусловленного той же умершей индустриальной цивилизацией.

Да, современное государство архаично. Его существующая модель — что российского, что французского, где сегодня протесты достигли максимума, — может быть без особых проблем перенесена в XVI, к примеру, век и относительно успешно там функционировать — обеспечивая сбор налогов, правопорядок, лечение и обучение определенного процента граждан. Точно так же велись бы войны. Ровно так же бы воспроизводилось и оберегалось социальное неравенство, в первую очередь — неравенство между высшей аристократией и всеми остальными.

Но ждать осталось недолго: на сегодняшний день уже накоплена сумма технологий (в том числе финансовых, социальных), позволяющих радикально переучредить государство. Как? Попробую дать ответ.

Паспорт Фейсбука

У меня есть паспорт Фейсбука — маленькая темно-синяя карточка с чипом, на ней значится ETS Facebook (Ex-Territorial State Facebook).

Фейсбук сегодня, в 20** году, — это не только социальная сеть, но и экстерриториальное виртуальное государство-корпорация. В него входят: социальная сеть, платежная система, частный пенсионный фонд, частная военная компания (ЧВК), корпорация обеспечения здоровья (КОЗ, синтез медицинской фирмы и фитнесс-клуба, с той лишь кардинальной разницей, что сама бизнес-модель обратна ныне существующей. Прибыль корпорация, поддерживающая здоровье, получает от здоровья своего клиента, а не от его болезней).

Я работаю в… а впрочем, об этом чуть позже. Налоги я плачу в пенсионный фонд ФБ, в КОЗ ФБ, и еще — специальный инфраструктурный налог, он идет непосредственно в Управляющий Совет ФБ и, согласно ежегодно публикуемой отчетности, расходуется на бюрократию (выполняющую в первую очередь ревизорские и дипломатические функции), ЧВК, Фонд перспективных исследований.

Живу я там, где и родился, — в Москве. Квартиры в собственности у меня нет, как и у большинства обладателей «паспорта Фейсбука». Это — обуза, совершенно лишнее приобретение. Это все равно, как если бы в 2019 году, для примера, иметь собственный тепловоз на случай поездки на железной дороге. Люди больше не вкладывают деньги в бетон, они тратят их на впечатления, качественно проведенное время, эмоции, собственное здоровье и настроение. Именно на рынке НКЕ идет конкуренция, битва за кошелек потребителя. Ну а бетонных коробок — их сотни, понастроили еще в 10-е годы XXI века, аренда квартир в них стоит копейки.

Моя 16-этажка находится в собственности управляющей компании, ей я ежемесячно плачу и арендную плату, и «коммуналку». Управляющая компания, в свою очередь, — юрлицо, «резидент-партнер» ETS Facebook, ему она платит налоги. За порядок во дворе, на улице, в районе в целом отвечает выборный шериф муниципальной полиции, он набирает по найму лицензированных ЧОПовцев. ЧОП, опять-таки, «резидент-партнер» ETS Facebook — связано это с тем, что в нашем районе почти 40 процентов живущих имеют «паспорт Фейсбука».

Криминал, выходящий за пределы компетенции шерифа, попадает в поле зрения Бюро Расследований — очень небольшой группы чиновников, собранной из представителей — как территориальных властей России, так и представителей экстерриториальных государств (далее — Э.Г.), в том числе и ETS Facebook. Бюро расследований лишь возбуждает уголовные дела (с разрешения прокуратуры Москвы) и сразу же отдаёт их расследование одному из списка частных международных детективных агентств, выбранному по жребию. Список этот, в свою очередь, сформирован на основе тендера, который регулярно (раз в два года) проводит Бюро Расследований. Оплата труда детективов идет из инфраструктурного налога, который я плачу в Управляющий Совет ФБ. Ход расследования — максимально прозрачный, попытки «темнить» и затягивать — чреваты отказом от услуг агентства. По завершению следствия — прокуратура. Она — не частная, но — выборная населением. И в итоге — суд.

Какой? Если подсудимый — гражданин ETS Facebook, равно как и потерпевшая сторона, — судить его будет, опять-таки по жребию, один из наиболее авторитетных судов континентальной Европы, один из тех, с кем заключен договор Управляющим Советом ФБ. Если вина доказана судом, то впереди — штраф, выплачиваемый в рассрочку, или — один из частных исправительных лагерей. С ними, опять-таки, заключены договора на основе выигранного тендера.

ETS Facebook носит модульный характер. Элементы системы (любой, да хоть правоохранительной) можно заменять, дополнять, модернизировать, как в компьютере с открытой архитектурой. Например, внезапно стала особо острой проблема терроризма. Тут же создается отдельная структура, и на решение этой проблемы нанимаются профи с разных частей света. Решение о найме принимает Управляющий Совет. Он раз в два года выбирается всеобщим голосованием граждан ФБ. За отказ принять участие в голосовании — ощутимый штраф, так как отказ делать выбор = безответственность, что не приветствуется в государстве ФБ, даже в Уставе (Конституции) ФБ написано: «Фейсбук — государство ответственных людей». 

Все голосования — электронные, но — со строгой авторизацией через видеозвонок. Подделка явки — исключена, результатов — тоже, за этим следят многочисленные наблюдатели. Long-list кандидатов формируется через сбор определенного числа подписей граждан ETS Facebook, разумеется электронных. Short-list кандидатов определяется по итогам праймериз, с обязательными дебатами. Альтернатива — сбор значительного числа подписей (измеряется миллионами), или — существенный залог, который вернут только в случае получения определенного процента на выборах.

Партийная система «государства Фейсбук» в значительной мере базируется на цеховом и профессиональном признаках. По сути речь идет о «партия-профсоюзах», которые в условиях «уберизации» рынка труда и переизбытка рабочих рук взяли на себя функции профсоюзов. 

В традиционных государствах инстанции власти (в массовой культуре есть словосочетание «место силы», это наилучший перевод на обиходный язык термина «инстанция власти») — это, как правило, глава исполнительной власти (президент или премьер), парламент, высшая судебная инстанция. Еще это могут быть спецслужбы, где-то (в особенности — в США) — партии, кроме того — профсоюзы, муниципалитеты, церковь, медиа. В современной России всего две инстанции власти — Президент и спецслужбы, остальное уничтожено.

В ETS FB инстанциями власти являются как Президент (выбирается на четыре года) и Управляющий Совет, так и не менее весомые — Врач-Президент КОЗ, Министр иностранных дел, Ревизор Качества Жизни, Главный инженер. Все должности, кроме последней, выбираются равным тайным электронным голосованием. Главу Цеха инженеров выбирают члены Цеха инженеров, коих, впрочем, около 7 процентов от общего числа граждан ETS Facebook (медиков, для справки, 4,5 процента). «Но послушайте, какой смысл всеобщим голосованием выбирать руководство медицинской корпорации, пускай и очень крупной?» — этот вопрос резонно звучал году в 2019-м, например. В 20** он звучит неуместно, и вот почему.

За мою долгую здоровую жизнь отвечает ETS Facebook, точнее — Корпорация Обеспечения Здоровья ETS Facebook. Согласно пункту подписанного мною с КОЗ договора, она имеет доступ к датчику, установленному на браслете часов — он измеряет давление и температуру. Ей же поступают данные о моих покупках, в первую очередь продуктов. Мои поездки по миру также известны КОЗ. Вся эта информация анализируется, учитывается: частая смена климата, покупки «вредной» еды, учащенный пульс не останутся без внимания КОЗ. Можно, конечно, отказаться от этого пункта договора и оставить КОЗ в неведении относительно своего образа жизни, но в этом случае ежемесячный платеж будет выше на 15-20 процентов.

Также, согласно договору, я должен с определенной регулярностью сдавать анализы и проходить обследования. Это я могу без проблем сделать практически в любом медучреждении, например в киоске «Инвитро». С КОЗ сотрудничает 80 процентов медицинского бизнеса, все затраты компенсирует КОЗ, содержащаяся на мои деньги. Размер ежемесячного платежа в КОЗ довольно существенный: он определяется по сложной формуле, учитывающей возраст, доход, «вредность» профессии; то, насколько строго соблюдается договор, качество окружающей среды (в моем случае в Москве) и многое другое. Каждый фактор — учтен, «взвешен» соответственно его важности, корректно измерен. Сама формула, кстати, — предмет постоянной дискуссии, которая ежегодно 1 декабря переходит в ожесточенные споры между врачом-президентом КОЗ и Ревизором качества жизни. Именно 1 декабря происходит утверждение базовой ставки платежа КОЗ, это важное политическое событие, широко обсуждаемое среди граждан. КОЗ является одной из главных несущих конструкций ETS Facebook. Ключевая идея заключается в том, чтобы ежемесячно платить за здоровье, а в случае болезни получать медицинскую помощь (пусть даже самую современную) бесплатно. В итоге КОЗ выгодно, чтобы мы были здоровы. Размер платежа посчитан таким образом, чтобы его хватило не только на мое здоровье, но и на поддержание моей старости, а также на «присмотр» за моими несовершеннолетними детьми.

Тут может возникнуть вопрос: «А посильны ли для граждан ETS Facebook подобные траты на здоровье?» Целесообразно ли это экономически? Ответ: цель КОЗ и ETS Facebook состоит в том, чтобы и в преклонном возрасте граждане сохраняли бодрость тела, и что самое важное — ясный ум. Последнее позволит вам работать достаточно долго, особенно с учетом того, что основу ВВП ETS Facebook составляет результат умственного труда. Кроме того, массовое внедрение технологий здорового образа жизни, экспресс-анализов, телемедицины, в общем, всего, что направлено на профилактику заболеваний, — существенно «удешевит» здоровье конкретного человека.

Как устроена КОЗ организационно? Сама по себе КОЗ — менеджерская «надстройка» из профессиональных врачей-организаторов, действующая на принципах публичного контроля. Напомню, что Врач-Президент выбирается общегражданским голосованием. Правда, исключительно из кандидатур с медицинским образованием и опытом. КОЗ взаимодействует со всеми фирмами, связанными со здоровьем (не только с медициной!). Это больницы, клиники, службы скорой помощи, стоматологические клиники, базы данных, санатории, фитнесс-клубы, бассейны, магазины здорового питания, центры экспресс-диагностики (их бизнес — не только сбор анализов, но и сканирование лица, фигуры, взвешивание); печать 3D-протезов, психоаналитики, наконец — роддома и клиники «Мать и дитя». Не забыт и спортивный досуг — например, группы скандинавской ходьбы, группы физкультуры для пожилых. КОЗ выступает как генеральный подрядчик по отношению к этим структурам, занимаясь обеспечением здоровья персонально каждого гражданина, учитывая его личные особенности. Каждому будет предложен тот набор товаров и услуг, который необходим именно ему. Что необходимо — выяснит экспресс-диагностика и регулярные осмотры. Разумеется, любое предложение услуги будет носить альтернативный характер.

Появлению КОЗ предшествовали маркетплейсы оздоровительных услуг, такие как «Яндекс.Здоровье», «Google.Health». Но выяснилось, что модели маркетплейсов в сфере здоровья имеют слабые места. Во-первых, это крайне ограниченная ответственность каждой из представленных в нем фирм. Во-вторых, не было главного (применительно к здоровью) — авторитетной рекомендации, которую может предоставить только специалист. В-третьих, отсутствие договорных отношений и жесткого контроля за выполнением рекомендаций специалистов часто сводило на нет усилия медиков. Ну и главное — не было подхода, выстроившего все разнообразие услуг в сфере здоровья в стройную систему.

Исторически появление КОЗов как ключевых институтов экстерриториальных государств стало ответом на ситуацию, сложившуюся в начале XXI века, когда, несмотря на значительный прогресс медицины и фармацевтики, развитие товаров и услуг, ориентированных на ЗОЖ, здоровье отсутствовало как сервис. Как понятный, доступный к использованию, посильный по деньгам «коробочный» продукт. Такому положению дел способствовал и узкомедицинский подход к понятию здоровья, во многом удобный врачебному цеху, страховщикам и в целом государству, которое не провозглашало своей целью долгую, качественную жизнь граждан. Да, основные открытия в медтехнологиях были уже совершены к 2020 году, сумма знаний накоплена, ЗОЖ тоже вошел в моду, но — на тот же 2020 год вместо комплексного сервиса по обеспечению гражданина здоровьем существовал пестрый набор медицинских и оздоровительных услуг разной степени совместимости, доступности и качества. Чтобы проиллюстрировать, как тогда относились граждане РФ к системе здравоохранения, приведем результаты исследования (опубликованного в газете РБК 4 апреля 2019 года). На просьбу привести причины, по которым россияне, имевшие проблемы со здоровьем, тем не менее не обратились к врачам, были даны следующие ответы (можно было выбрать несколько вариантов): 51 процент — лечились самостоятельно; 30,2 процента — не удовлетворяла работа медорганизаций; 23,8 процента — не было времени; 21,7 процента — не рассчитывал на эффективное лечение; 14,6 процента — считало, что необходимое лечение можно получить только на платной основе.  Еще 14,5 процента было тяжело добраться до медорганизаций, 3,4 процента не могли добраться до них без посторонней помощи. Что показывают эти цифры? А то, что в те годы медицина в России, несмотря на достаточно высокую квалификацию врачей, мощный инфраструктурный фундамент советской системы здравоохранения, не обеспечивала здоровье граждан. Большинство лечилось платно или у знакомых врачей. Так когда-то в СССР ремонтировали личный автомобиль. Проблемой в первую очередь было отсутствие системы «присмотра» (не будем бояться этого слова) за состоянием гражданина, ориентированной на здоровое долголетие. Хотя повторимся, все необходимые элементы уже были.

Похожая ситуация складывалась в конце 70-х годов ХХ века в сфере вычислительной техники: вроде бы уже были и процессоры, и носители информации, и системы ввода-вывода, монитор и клавиатура. Но удобного для повседневного массового использования компьютера — не было. Он появился несколько лет спустя усилиями не столько инженеров, сколько бизнеса, и породил целый новый мир, галактику отраслей и бизнесов. Так случилось и с индустрией здоровья.

Не менее важна в ETS Facebook роль Ревизора Качества Жизни: его задача — пристально наблюдать за тем, чтобы КОЗ соблюдала баланс между прибылью индустрии здоровья и интересами граждан ETS Facebook. Цех инженеров — также весом и авторитетен, именно он обеспечивает технический прогресс и экономическое развитие. Поэтому выборы Главного инженера — важное событие для всех граждан ETS Facebook.

Особая роль в ETS Facebook у МИДа. Взаимоотношения между экстерриториальным государством и традиционными государствами являются как раз той самой областью, где существует конфликт, где постоянно стоит вопрос о границах суверенитетов. В Управляющем Совете ETS Facebook, в совместных с традиционными, территориальными государстве органах — много разного рода «надсмотрщиков» — наблюдателей, контролеров, пограничников, зорко следящих за равновесием между устремлениями бюрократий территориальных государств и интересами граждан экстерриториального государства. Выборные контролеры, контролеры за контролерами, советы наблюдателей, ревизоры советов наблюдателей, группы гражданской проверки и т.п. Все — выборные, все следят друг за другом. На этом в ETS Facebook не экономят, так как свобода стоит дорого. Отметим, что МИД, Цех Инженеров, КОЗ, Ревизор — не подчиняются Президенту, это самостоятельные институты. 

Роль Президента FB — Гарант соблюдения Конституции (как в современных ФРГ, Израиле), посредник в диалоге между Управляющим Советом, МИДом, Цехами, КОЗ FB, гражданами. На Президенте и Главе МИД лежит ответственность за Большие Договора между ETS Facebook и традиционными государствами.

Я сознательное оставлю прочие детали за скобками. Большинству граждан все равно как это устроено, лишь бы (и это главное!) справедливо и прозрачно — то есть чтобы в списке кандидатов были те, кто может защитить их интересы, чтобы сам процесс выборов был прозрачным, а подсчет голосов честным. Это — главное, остальное — детали. Замечу, что большим заблуждением авторов известных мне проектов «виртуальных государств», «электронных демократий» является их вера в то, что людям интересны электоральные детали. Эти детали интересны политикам, политологам, пиарщикам (собственно, они, как правило, и бывают авторами подобных проектов). Но все же — уточним ряд моментов. 

Гражданство ETS Facebook можно получить либо по рождению (то есть один из ваших родителей — гражданин экстерриториального государства), либо — через процедуру вступления. Она непростая, но прозрачная. Необходимо:

1) пакет документов об образовании и собственности, работа, доход, — все это сводится в некий интегральный числовой показатель (рейтинг).
2) Если рейтинг по каким-то причинам низок — могут предложить инвестиции в один (по выбору) из Фондов, аккредитованных при Управляющем Совете FB.
3) Рекомендации нескольких граждан FB с определенным стажем гражданства
4) Решение Управляющего Совета, оформленное тайным электронным голосованием. Выход из гражданства — сугубо добровольный, лишить гражданства нельзя.

Да, с паспортом «государства Фейсбук» можно свободно передвигаться по миру. И в принципе — жить там, где душа пожелает. Однако есть нюансы, и они кроются в Больших Договорах, заключенных УС (управляющим советом ETS Facebook) с государствами или даже отдельными территориями. Чем больше полномочий отдано «государству Фейсбук», ну или чем более синхронизировано территориальное законодательство с законами (стандартами, нормативами, правилами) ETS Facebook, тем выше рейтинг территории, тем более благоприятна и безопасна жизнь в ней. Учитывая, что среднестатистические гражданин FB — довольно мобилен, предпочтительны территории с хорошо развитой транспортной системой, хабами, позволяющими быстро и недорого передвигаться по всему миру. 

Но вернемся в мир государства Фейсбук в 20** год, и продолжим рассказ о нем от первого лица. Моя работа — дизайнер автомобилей. Нет, я не инженер на автозаводе, автозаводов больше нет. И я не занимаюсь аэрографией. Я, скажем так, создаю автомобили, которые, конечно же, уже исключительно электрические. Дело в том, что сегодня кузова автомобилей также индивидуальны, как 20 лет назад одежда. Детали кузова печатаются из композитов на 3D-принтере и затем — сочленяются с силовым каркасом (одним из нескольких десятков типовых наборов), и типовой же платформой — батарея плюс 4 мотор-колеса, и — блок управления. Далее — салон, либо, опять-таки, один из типовых, либо индивидуальный, кастомный. 

В итоге революции в автомобилестроении на смену десятку мировых автоконцернов пришли сотни производителей каркасов, мотор-колес и батарей. И тысячи, если не десятки тысяч автоателье по всему миру, печатающих кузова по вкусу потребителя. Среди них — и мое. Пишу «мое», потому что мне принадлежит 25 процентов бизнеса, я не просто наемный работник. Бизнес наш устроен так: мы покупаем композиты в порошке для 3D принтера, титановые наборы каркасов, прочие комплектующие. Клиент приходит в наше ателье, мы с ним смотрим видео с последних сезонных салонов автомод в Турине или Мюнхене. Салоны, кстати, проводятся в гигантских ангарах бывших заводов FIAT и BMW — оба концерна разорились с крахом конвейерного производства, Мерседес на плаву, но только за счет сборки грузовых авто-беспилотников. Богатейшие предприятия автомира — итальянские и французские дизайн-бюро. Например, итальянская Pininfarina. До их многомиллиардных прибылей далеко LEGO, которая благодаря опыту, накопленному при создании детских конструкторов, производит силовые каркасы, или Renault, у которой остался бизнес по выпуску мотор-колес. 

Еще пару слов скажем о смежной с автоиндустрией отрасли — заправочных станциях. Крупнейшие мировые сети электрозаправок — Starbucks, McCafe, в России — «Кофе Хауз», «Чайхана № 1», «Зерно». Что такое заправка сегодня? Это место, где можно выпить кофе (чаю), пока ваш электромобиль стоит, подключенный к розетке. Розетку можно установить практически везде, торговать электричеством в розницу тоже может каждый, поэтому главное в заправке — уютный столик и хороший кофе. В начале 2019 года корпорация «Роснефть» решила вложиться в создание сети кофеен «Зерно». Это был, наверное, самый дальновидный менеджерский шаг за всю историю «Роснефти». Потому что на базе кофеен «Зерно» были созданы электрозаправки, их сеть, благодаря миллионным вливаниям, заняла солидный процент российского рынка. И когда нефтедобывающие подразделения «Роснефти» постепенно разорились из-за плохой конъюнктуры и бездарности менеджмента, «Зерно» осталось единственным источником прибыли в корпорации. 

Но — вернемся в мое ателье. Кстати, мы авторизованный партнер Pininfarina, а это значит, что мы покупаем у них лицензионные дизайны кузовов (разумеется, это файлы) и имеем право их редактировать. Итак, вариант дизайна выбран, кое-что правлю под пожелания клиента (в салоне надо возить крупную собаку), и — файл уходит на круглосуточно работающий принтер. Послезавтра наш механик, нацепив экзоскелет для поднятия тяжестей, соединит кузов с каркасом и платформой, смонтирует салон, настроит блок управления. И — все.

А, забыл главное: на кузов будет привинчен шильдик AMS- Pininfarina, который делает эти 900 килограмм композитов автомобилем престижной марки Pininfarina, выпущенным в партнерстве с AMS (так называется наше ателье). Если фантазия клиента слишком богата и он просит авторский кузов, в стиле начала 1950-х (мода прошедшего сезона), то о’кей, не проблема, он получит «освеженный» вариант советской «Победы», например. В этом случае на шильдике будет значиться только «AMS exclusive». Мы платим поставщикам композитов, платформ, каркасов — их, кстати, мы покупаем именно у LEGO, так как они — партнер-резидент ETS Facebook. А это значит, что НДС будет ниже, так как наше ателье — тоже резидент FB. Да, выбор гражданства, в том числе и для юридических лиц, влияет и на деловые связи. Еще мы платим франшизу итальянцам за «шильдик» и право редактировать дизайн-файлы. Арендуем помещениe — гараж для сборки, платим зарплату двум наемным работникам — сборщику и менеджеру по продажам. На этом расходы кончаются, к ним еще надо добавить инфраструктурный налог в УС ETS Facebook. И — продаем клиенту готовое авто, его же ставим на учет в дорожной полиции (уведомительный порядок, через e-mail). 25 процентов прибыли — мне, 75 процентов — второму акционеру, он же директор, менеджер по закупкам.

Я не сразу стал дизайнером. После школы я, как и многие в 2010-е, поступил в какой-то московский университет с пышным названием и через 4 года получил «диплом» «юриста». «Юристов», «экономистов», государственных и муниципальных «управленцев» в РФ наплодили тогда очень много. Недообразование для миллионов паразитных, якобы «рабочих» мест, убитые годы жизни миллионов ради «корочек». Ну а автомобили — это было увлечение, мечта.

Реальностью оно стало с окончательным крахом индустриальной экономики, и — появлением новой системы образования, ставшей де-факто стандартом в ETS Facebook. В ней стерты границы между средней школой, колледжем, вузом, вторым образованием, курсами, семинарами и проч. Особняком в ней стоит лишь начальная школа (6-10 лет), главные задачи которой — 1) обучение обучению, то есть умению получать знания, информацию в целом, 2) обучение коммуникации, основам психологии, самостоятельному принятию решений. Человек, пусть даже маленький, по-настоящему растет в ситуациях выбора, когда ему необходимо определяться по отношению к внешним вызовам. И эта задача возложена на начальную школу. Интересно, что согласно законодательству ETS Facebook, численность преподавателей-мужчин в начальных школах не должна быть менее 50 процентов. Гендерный баланс достигается за счет уровня зарплат. Школа, не отвечающая этой норме, как и ряду других, — не может быть партнером-резидентом FB. Теперь уставшая от жизни тетка наконец-то перестала быть лицом школы. 

После пятого класса школьники самостоятельно выбирают себе некоторое, минимально обязательное число предметов. Опасения, что дети выберут себе «легкие» предметы, оказались беспочвенными. Во-первых, пять лет обучения ответственному выбору не прошли даром. Во-вторых, благодаря модульной системе образования, получаемого на протяжении практически всей жизни, то, что «не добрали» в подростковом возрасте, можно будет восполнить позднее. Как показывает личный опыт автора, некоторые знания лучше получать, будучи человеком взрослым. В первую очередь это касается серьезной литературы, показательный пример — книги Достоевского.

Наконец, в-третьих, преподавание большинства предметов ведется в игровой форме, что делает уроки интересными детям, даже если речь идет об употреблении времен в английском языке. Впрочем, к игровой форме мы еще вернемся. А сейчас отметим главный принцип школьного образования: учиться учёбе. Обучение именно учиться самостоятельно. Именно это умение прививается в школах ETS Facebook. Умение добывать знания. Плюс — умение общаться с людьми, коммуницировать (именно этого навыка категорически не хватает сегодня российским гражданам).

Итак, после пятого класса еще три-четыре года (зависит от конкретного учебного заведения) школы, а потом — безграничный простор знаний, получаемых самостоятельно по вашему выбору и оцениваемых в баллах.

Еще одним революционным изменением в образовании стало появление огромного рынка OVI-технологий. OVI — Obuchenie V Igre — так называлась фирма, созданная несколькими учителями из России, ставшая впоследствии всемирно известной. Именно она положила начало массовому внедрению — и в школы, и в вузы — игровых технологий. Что стало причиной их появления? Дело в том, что уже в начале 2010-х возникли трудности, связанные с переизбытком информации: не было проблемой найти нужную информацию, стало проблемой ее отсеять, отфильтровать из моря найденных сведений. Переизбыток информации привел к клиповому мышлению, когда информация стала восприниматься небольшими порциями, и обязательно — с обилием визуального материала. Традиционные методики преподавания, основанные на больших текстах, длинных лекциях, сидении в аудитории пасовали перед необратимо меняющимся способом мышления людей. Выходом стала технология обучения через игру, сделавшая процесс получения знаний из скучно-мучительного — познавательно-увлекательным. 

Знания вы можете купить в виде курсов в образовательном маркетплейсе — «Google.Knowledge» или «Яндекс.Знания». Например, курс истории дизайна, курс основ тригонометрии, современная история Северной Африки, корейский язык, приготовление блюд из репы, окраска тканей, психология малых групп. Все что угодно! Каждый курс оценен (переоценка — раз в полгода) по рейтингу — EKL или WeKnow, или «Знаю!» (российский рейтинг).

Рейтинг составляется на основе оценок экспертов, причем эксперты — не столько преподаватели, сколько практики в соответствующих областях знаний. Выбираем курс, он, как правило, содержит: набор видеолекций, приглашение на несколько вебинаров, онлайн-тесты, и, обязательно, — очный экзамен в одном из сертифицированных центров, ближайшем к вашему дому. Как правило, он есть в любом городе с населением больше 500 тысяч. Для объективности преподаватель, принимающий экзамен, выбирается по жребию. Задача экзаменатора — убедиться в том, что вы а) прослушали курс и участвовали в вебинарах, б) поняли, о чем он.

Экзамен записывается на видео, он в обязательном порядке направляется «апелляционному оценщику» (анонимный экзаменатор, обладающий глубокими знаниями о предмете). Он должен подтвердить корректность выставленной вам оценки (или — исправить ее), на это уйдет два-три дня. И вы получаете заветные баллы, они хранятся в «облаке» (EKL, WeKnow или — Яндекс.Знания), откуда могут быть по вашей просьбе «предъявлены» работодателю/заказчику/клиенту, на манер дипломов и сертификатов, когда-то висевших в рамочках на стенах офисов. Накопленные баллы — индикатор ваших знаний. Из различных курсов вы можете составлять себе учебные программы по той или иной сфере знаний. Или, как вариант — пользоваться уже составленными экспертами. Помните, как когда-то вы слушали треки в MP3-плеере — брали чей-то плейлист или составляли собственный. Аналогия с маркетплейсом музыки уместна и здесь: существуют тысячи курсов («треков») по всем отраслям знаний. Одним кликом — покупай любой. Но можно купить и набор («плейлист») курсов («треков»), подобранный, например, Массачусетским Технологическим Институтом, или МГУ, или — ведущими вузами Японии, он претендует на большую системность.

Бизнес-модель образовательного маркетплейса следующая. Разместить свой курс на маркет-плейсе может кто угодно, лишь бы курс отвечал четырем условиям: наличие видеолекций, проведение вебинаров, онлайн-тесты, возможность приема экзамена в сертифицированном центре. От последнего условия можете отказаться, но тогда ваш курс будет в разделе продаж «курсы без рейтинга» (подобные курсы частенько размещают тинэйджеры, например — курсы по скейтбордингу или граффити). Далее, с доходов от продаж курсов вы отчисляете процент маркетплейсу, сертифицированному центру, апелляционному оценщику, рейтинговому агентству (тот же EKL или We know). Вам, возможно, придется потратиться на рекламу. Не забывайте и про вебинары — вы обязаны их провести. Остальное — вам в карман. Как видите, схема довольно прозрачна, позволяет выйти на образовательный рынок практически каждому, но в то же время — контролируется уровень услуг. Да, как упомянуто выше, вы — ваш курс — получит соответствующий рейтинг. Открыв наудачу раздел «Дизайн» на сайте «Яндекс.Знания», мы увидим:

- трехчасовой курс об особенностях костюма перуанских индейцев (рейтинг — 13,56)
- 20-минутная лекция от одного из дизайнеров Armani (рейтинг — 17,2)
- 24 лекции о рисунках на ткани и 12 вебинаров от группы преподавателей Текстильного института г. Казань (рейтинг — 12,43).

Университеты, академии сохранились исключительно как научно-исследовательские институты, клуб общения профессоров, методистов, место обучения аспирантов, и конечно же — фабрика курсов и учебных программ. «Преподавательский состав», каким он был раньше, распался на атомы — преподавателей, каждый из которых нашел учеников в соответствии со своим рейтингом.

Кстати, автор этих строк самолично почитал пару лекций о дизайне для местного клуба «кому за 70», также продалось десятка четыре видеокурсов — «3D-печать кузовов» — все это за соцкоины. Полученную в качестве гонорара сумму в соцкоинах я потратил в Google. Knowledge на курс усовершенствования делового английского.

Мое рабочее место — это стул и ноутбук. А это значит, что я могу работать дома. Или — в офисе. Или — в салоне автобуса (электрички). Но чаще всего я, взяв ноут, иду в шопарк. Шопарк (shop + park) — это новый формат торговли, пришедший на смену супермаркетам. Если хотите себе представить шопарк — вообразите себе парк, который аккуратно оккупировали магазины (а точнее даже — шоу-румы), а вместе с ними — несколько десятков кафе. Кассы, двери — убраны, товар — можно повертеть в руках, что-то даже попробовать, уточнить у видеоконсультанта, если понравится — приложить смартфон и — купить. Товар вас будет ждать на складе, или будет доставлен домой. «Домой»—- это до этажа, где его оставят в зарешеченном запирающемся ящике, раньше в таких оставляли вещи на входе в супермаркет. Формат шопарка близок к тому, что раньше называли «общественным пространством», но в него добавили «бизнес-движок». Магазин ушел в парк и стал шопарком. Гигантские супермаркеты с километровой длины полками ушли в небытие.

В шопарке есть и офисы нескольких финансовых бюро. Эти бюро пришли на смену традиционным банкам. Фактически это небольшая контора (иногда работающая по франшизе), где один-два консультанта, один же зачастую владельцы бюро, предложат вам схему, готовую, типовую или индивидуальную, кастомную, по использованию ваших средств или получению кредита. Трехвалютная денежная система (ФБ-коины-эмокоины-соцкоины), распространенность краудфандинга породили великое множество финансовых инструментов. Комбинируя их, можно подобрать предложение кредита именно под ваш проект. Или — найти оптимальный способ использования ваших средств.

Что такое соцкоины и эмокоины? Пришла пора рассказать и об этом.

Мир новых денег

Мир стал сложнее за последние 50 лет. От продажи хлеба, ткани, автомобилей и нефти — экономики перешли к продаже услуг и товаров, вызывающих эмоции и имеющие эмоциональную же ценность. В НКЕ-экономике таких товаров и услуг — около 60 процентов, а в традиционном денежном выражении — более 90 процентов. 

И поэтому деньги в известном нам виде не могут быть универсальным инструментом для решения таких разных задач, как: быть инструментом товарно-денежного обмена; выступать меркой для оценки товаров и услуг, имеющих эмоциональную ценность; использоваться для обеспечения социальных выплат. Тот факт, что пенсия платится в рублях, в них же — оцениваются картины Ван Гога и на них же мы покупаем мясо на рынке –это о пережиток прошлого, архаика, которая лишь вынужденно устраивает нас. Архаика, которой сегодня пришла пора предложить реальную настоящую альтернативу. Точнее — альтернативы. Начнем с самого простого, с социальных выплат.

Итак, соцкоины. Одна из ключевых задач социальных выплат, особенно в России, — обеспечение их адресатов определенным, довольно узким наборов товаров и услуг — ТНП, лекарства, лечение, проезд на общественном транспорте. И вот тут, при использовании обычных (фиатных) денег в России начинаются сложности. Часть всей денежной массы направляется соцнезащищенным (попытки эту часть увеличить через печатный станок немедленно ведут к инфляции), далее они частично в подавляющей части уходят поставщикам товаров народного потребления, лекарств, частично — на иные цели. Кое-что уходит на цели, прямо противоположные задачам соцобеспечения — на алкоголь, например, погашение чужих кредитов под грабительские проценты. В итоге обычной является ситуация, при которой старики недоедают, когда пенсии вроде бы могло хватить на еду и лекарства, особенно с учетом льгот. Выходом из ситуации видится появление соцкоинов — виртуальной валюты, которая будет составлять определенный процент от соцвыплат, который может варьироваться (кем и на каких основаниях — тема для отдельного разговора). На соцкоины можно будет купить определенные товары народного потребления в пределах заданных лимитов, лекарства, медицинские и образовательные услуги.

Алкоголь, деликатесы, погашение кредитов, бытовая техника — будут недоступны, для этого есть обычные рубли. Соответственно, получателя соцкоинов (в основном это будут пенсионеры), пришедшего в магазин с картой (в России это может быть социальная карта) будут ждать в том числе noname-товары, дешевые за счет отсутствия брендов и расходов на рекламу.

Нужны хлеб, сахар, молоко, овощи, курица? Пожалуйста: в пределах утвержденной на месяц корзины. То есть купить центнер сахара и отнести его на базар не получится. Не получится также иным способом «продать» (обменять) соцкоины на рубли. Но их можно будет отложить на следующий месяц (и то, возможно, не все). Соответственно, глядя с другой стороны прилавка, поставщиками товаров для продажи за соцкоины будут компании, желающие минимизировать затраты на логистику и рекламу, получающие прибыль за счет минимальной наценки при гигантских оборотах.

Соответственно, соцкоинами производители-поставщики услуг могут расплачиваться с бюджетом, уплачивая налоги. Учитывая блокчейн-технологию, оборот соцкоинов несет еще бесценную маркетинговую и статистическую информацию — о структуре потребления малоимущих.

Было бы ошибкой рассматривать соцкоины как денежный суррогат. Скорее деньги являются суррогатом в деле соцобеспечения, сводя к безликим цифрам весь диапозон нужд.

Эмитентом соцкоинов (соцэмитентом) могут наряду с государством быть пенсионные фонды, фонды соцстрахования. Участие соцкоинов в частных пенсионных накоплениях будет куда более осязаемо, чем виртуальные баллы.

Теперь — об эмокоинах. Деньги плохо подходят не только для задач соцобеспечения, но и для оценки товаров и услуг, обеспечивающих качественное время. Что это за товары и услуги? Речь идет о том, что приносит нам эмоциональные переживания, качественно проведенное (по сути — прожитое) время. Музыка, кино, книги, путешествия, живопись, походы в рестораны, украшения. Это не хлеб, молоко, капуста, пальто, автомобиль типа «ВАЗ», не товары повседневного спроса. Вообще, тема оценки качественного времени подробно исследована А. Б. Долгиным в работах «Экономика символического обмена» и «Манифест новой экономики». Если излагать очень упрощенно, то соображения Долгина сводятся к следуюшим тезисам. Первое: символические ценности плохо измеряются в деньгах. Второе: их ценность можно измерить в качественно проведенном времени. Третье: постфактумные платежи (по модели чаевых) выявят справедливую цену символических ценностей.

Как видим, идея «вторых денег» витала в воздухе. Однако способа ввода в оборот «вторых денег» и полноценного их использования на тот момент, в начале ХХI века, предложено не было: недоставало важного звена — понимания, кто их эмитирует, как проводятся расчеты. В ETS Facebook идея была реализована на практике: эмокоины, вместе с соцкоинами и фейсбук-коинами составили трехвалютную денежно-расчетно-оценочную систему.

Как всё это работает? Когда вы ставите лайк в FB (например, этому тексту) — вы сообщаете миру свою эмоцию. А если на языке денег — вы эмитируете некую виртуальную монетку, эквивалент ваших эмоций. Сколько стоит этот ваш «эмокоин»? С точки зрения окружающих (не с вашей, и это важно!), это зависит от того, насколько вы авторитетны в той области, о которой пытаетесь судить. Если вы — известный шеф-повар, то ваш лайк к моему рецепту бараньей ноги стоит довольно дорого. Если же вы далеки от кухонной плиты, то и вес вашего лайка невелик.

Тут появляется масса вроде бы неразрешимых вопросов. Например, а чем лайк шеф-повара отличается от лайка ресторанного критика? Или лайк критика Х от лайка критика Y? Ну и наконец, как сопоставить лайк, поставленный рецепту бараньей ноги с лайком новому клипу группы «Птички»? Отвечаю по порядку. Стоимость лайка соответствует оценке (рейтингу) того, кто его поставил. Полагаю, что многие видели «звездочки» или иные оценки рядом с никнеймами (аватарами) участников форумов?

Сейчас еще стало модным называть это «социальный капитал» или «социальный рейтинг». Ну так вот, ваш лайк будет «взвешен», оценен, в соответствии с оценкой, данной вам в той или иной сфере. Этот механизм, кстати, уже давно отлично работает, например на туристических ресурсах в Сети, где оценки путешественников со стажем ценятся существенно выше оценок новичков (которые могут быть подкуплены). Соответственно, достаточно сравнить рейтинг Y (оценки) шеф-повара и ресторанных критиков (X и Y) и — спроецировать на них оценки, соответственно «утяжелив» или «облегчив» их.

Как сопоставить лайки разным товарам и услугам — еде, музыке, например? Ответ: через эквивалент. Этим эквивалентом является качество проведенного времени, эмоциональный отклик. Когда-то люди не умели сопоставлять визит к брадобрею и покупку хлеба. Эквивалентом стали деньги, привязанные, опять-таки, хоть и частично — к времени (заработок за день или за месяц). Также несложно сопоставлять еду, музыку, фильмы, книги. Идея может показаться кощунственной, но куда более некорректным эквивалентом являются обычные деньги. Почему обед в пристойном заведении в Москве стоит 20 евро, а чтобы скачать на e-rider книгу нобелевского лауреата по литературе — надо заплатить 2 евро? А можно ли этот обед, потратив изрядное количество времени (в т.ч. и на чтение кулинарной литературы) приготовить дома за 20 евро? (Ответ: можно.)

День, когда рейтинги — IMBD, Booking.com, Tripadviser, лайки FB и Вконтакте, да и вообще всевозможные рейтинги и оценки будут уравнены между собой — не за горами. Каким образом? Возможно, что методом опроса/сравнения, возможно — что через интегральную оценку «качественного времени». На самом деле, не так важен метод, сколько результат. Если подавляющее большинство потребителей товаров и услуг с эмоциональной ценностью согласятся с тем, что, например, 1 лайк FB соответствует 3 баллам IMBD и 0,0327 в рейтинге Booking.com, то так тому и быть.

В подтверждение этого тезиса можно, во-первых, привести «шкалу Роберта Паркера» для оценки вин, которая, будучи составленной критиками на основе их субъективных оценок, принимается остальными за данность. Во-вторых, практика социологических и маркетинговых исследований показывает, что при большой выборке оценки опрашиваемых попадают в довольно узкий коридор.

Эмокоины — «деньги оценки», «деньги благодарности». Их природа близка природе чаевых. И если цену товара назначает продавец (в обычных деньгах), то оценку товара (в эмокоинах) назначает покупатель. Обычные деньги печатает банк (ну или некий посредник) и пускает их в оборот. Эмокоины генерируют и пускают в оборот люди. И если «обычные» деньги обеспечены ВВП (а когда-то золотым запасом), то эмокоины обеспечены объемом эмоций (иначе — качественного времени). Чем больше эмиссия эмокоинов — тем больше товаров и услуг с эмоциональной ценностью создается в данном государстве. Замечу, что в случае РФ эмиссия эмокоинов выявит перекос между довольно низким ВВП и относительно высокой долей товаров и услуг с эмоциональной ценностью — люди у нас все-таки творческие.

Кстати, одна из причин относительной неудачи биткоина — полный отрыв его от природы денег. За долларом когда-то стоял холостой стандарт, сегодня — вера в экономику США. В любом случае, просматривалась первоначальная вещная природа денег. За биткоином же не просматривается ничего. Это в голом виде инструмент обмена. 

Техническая реализация идеи выглядит следующим образом. Вы предлагаете услугу (товар) качественного времени. Например, вы сняли некий ролик и разместили на Youtube. Авторизованные зрители ставят ему оценки в эмокоинах, ориентируясь на собственные ощущения и отталкиваясь от уже имеющейся средней оценки. Выставление оценки — это и есть эмиссия эмокоинов. Сама транзакция проходит через Банк Оценок. В Банке ваша оценка «взвешивается», то есть она корректируется в соответствии с вашей полученной ранее репутацией эксперта (вы зарегистрированы в банке и имеете статус эмитента). Чем выше ваша репутация, тем больше доверия вашей оценке, тем меньше корректив вносят в нее алгоритмы программы Банка оценок.

Слишком высокие (низкие) оценки от экспертов с невысокой репутацией будут корректироваться Банком в сторону средней оценки. Подобный механизм фильтрации уже достаточно отработан на различных ресурсах Сети, ограждая от накруток (и спекуляций). Итак, некто оценил ваш ролик в Youtube в 120 эмокоинов, Банк оценок скорректировал эту цифру до 100 эмокоинов и выпустил их в оборот, они появились на Youtube. Из этой цифры ваше вознаграждение составит 90 процентов, 10 процентов — критику-эмитенту, за «труды». 2 процента (по 1 проценту вычтут у вас и эмитента) — комиссия Банка. Соответственно, если ваш ролик примерно одинаково оценит тысяча зрителей-эмитентов, то вы заработаете 89 тысяч эмокоинов, банк — 2 тысячи, каждый зритель — по 9 эмокоинов. Теперь надо определить сумму в эмокоинах, которую вы можете оставить на оплату других товаров и услуг качественного времени. Например, получить обед на две персоны в ресторане креативной кухни. А Банк — может инвестировать миллиарды эмокоинов, накопленных с миллионов транзакций, в продюсирование, поддержку музеев. 

Появление эмокоинов как «вторых денег» приведёт к ряду последствий. Во-первых, класс «креаклов», ремесленников получит свой, отдельный от «обычных» денег и финансовых инструментов, созданных банковским капиталом в своих интересах, инструмент оценки и расчета. Во-вторых, граждане получат возможность заработать — как на творчестве (что не ново), так и на оценке (критике) творчества других. В-третьих, товары и услуги качественного времени можно будет получить без оплаты обычными деньгами. В-четвертых, появится стимул к производству и потреблению товаров и услуг качественного времени, и — всех HТЕ-экономики в целом.

«Эмокоиновыми миллионерами», очевидно, станут те, кто производит высоко оцененные миллионами потребителей ТУКВ (Товары и Услуги Качественного Времени). На втором месте будут — «эксперты и эмитенты» эмокоинов.

В 2010-х годах наблюдались глупые попытки — «подделать» (сгенерить), купить лайки — они объяснялись тем, что понимание того, что они имеют какую-то ценность — тогда уже было, а понимания того, что их природа отлична от природы денег — еще нет.

Несмотря на то, что цена ТУКВ будет двойной — и в биткоинах, и в эмокоинах — обмен последних на биткоины или фиатные деньги будет практически невозможен технически и бессмыслен по сути — «купленные» эмокоины моментально обесценятся, как это происходит с оценками ангажированных экспертов в Сети сегодня.

В экономике, где значительная часть производств автоматизирована, а государственные институты фактически «оцифрованы», рабочие места появляются только в НКЕ-экономике, взрывной рост которой создал целые новые отрасли: обучение, оздоровление, проведение досуга. Тем не менее, не все рассматривают жизнь как гонку за успехом. И этих людей — миллионы. Как быть с ними?

В ETS ФБ существует возможность для каждого — выключиться из этой гонки. Для этого достаточно отправить электронную заявку на получение БОД — безусловного основного дохода. В отличие от пособия по безработице, он не сокращается со временем, и теоретически на него можно жить до смерти. Более того, никто не обязывает вас искать работу (которой для вас может и не быть). Большая часть БОД (от 60 до 80 процентов — это зависит от трудового стажа и размера последнего дохода) выплачивается в соцкоинах. А это значит, что потратить эту часть БОД вы можете исключительно на недорогие продукты, одежду, оплату коммунальных услуг. Товары премиум-класса, спиртное, электричество для автомобиля, развлечения — вам будут недоступны. Но зато (и это очень важно) вы можете тратить соцкоины на образование, посещение курсов, лекций, освоение новой специальности. Главная цель БОД — не дать вам выпасть из общества НКЕ-потребления, и если потребуется, дополнительно социализироваться. Выплата БОД прекратится, если вы снова начнете получать деньги за свой труд. Но если ваш месячный заработок будет ниже определенного размера, то от 3 до 6 месяцев вы сможете по-прежнему получать БОД. Смысл такой меры — дать вам возможность «закрепиться» на новом рабочем месте или выбрать новое.

На смену понятию «социальное дно» пришел термин «социальная обочина». Причиной тому — не политкорректность; он более точен. Да, есть обочина в жизненной гонке, на нее можно съехать, не вписавшись в поворот или столкнувшись с неисправностью. Но на ней — можно и просто отдохнуть, заглушив мотор, возможно — сменить маршрут. Конечно, есть те, кто обочину «выбрал навсегда». 150-200 лет назад их жизненный путь символизировала бутылка. 50-100 лет назад — шприц. Сегодня, в 20** году, их символ — VR-шлем с e-перчатками. Не хочешь участвовать в жизненной гонке — не проблема: живи на БОД, проводя дни в кресле, надев VR-шлем с e-перчатками, путешествуй по виртуальным мирам. Но большинство использует жизнь на БОД как передышку: для образования, воспитания детей (самая популярная причина ухода на БОД), наконец — отдых. Конечно, выплата каждому гражданину ФБ БОД — затратное мероприятие. Но это обойдется дешевле, чем увеличивать расходы на правоохранительные органы, тратиться на лечение и реабилитацию тех, кто окажется на социальном дне.

Из креаклов — в ремесленники

Кто будет локомотивом процесса появления экстерриториальных государств? Креативный класс, у которого в ныне существующих государствах весьма скромные перспективы — часть его будет маргинализирована в безработных или фрилансеров на скромных подработках (в России это ждет 75 процентов креаклов), кого-то «возьмут в будущее» (по выражению Троцкого) — втянут за уши в нижний слой состоятельного класса.  Но главное — креативный класс будет умышленно лишен политического представительства — от его имени будут выступать либо мещане, либо интеллектуальная обслуга крупного бизнеса (как это сегодня происходит в России). А ведь в условиях будущей экономики — экономики качественного времени — креативный класс потенциально имеет перспективы значительного численного роста и укрепления влияния. 

Буржуазные европейские революции XIX века вывели на авансцену истории буржуазию, потеснив аристократию. Итогом деятельности социалистов в ХХ веке стал выход из нищеты и политического одиночества существенной части мещан, немалое число из них образовало так называемый «средний класс». Но сегодня мы можем наблюдать, как одновременно в мире происходят три процесса.

Во-первых, солидарными усилиями правящего класса и крупной буржуазии происходит «закрытие», схлопывание среднего класса — он им «не нужен» в отсутствие идеологической конкуренции с СССР, а также с учетом постоянно возраставших запросов самого среднего класса.

Во-вторых, роботизация и цифровизация, удешевление необходимого для жизни набора товаров, новые агротехнологии — сокращают количество рабочих мест, нужду в рабочих руках в целом, что в ближайшей перспективе приведет к а) появлению армии лишних ртов, б) жесткой зависимости от работодателей. 

В-третьих, цифровая экономика, запрос на качественно проведенное время, здоровую долгую жизнь породили постоянно растущий численно креативный класс. Не имеющий, тем не менее, ни достойного куска пирога — собственности и доходов, ни адекватного политического представительства, ни подобающего места в архитектуре современных государств.

Традиционные территориальные государства «выгодны» в первую (а скоро, буквально завтра, можно будет сказать — в единственную) очередь крупной сырьевой буржуазии и высшей бюрократии, в том числе силовой. Разумеется, эти слои обильно оплачивают риторику про «сакральность», «духовность» и проч. Они же — имитируют социальное государство для малообеспеченных.

Современному «креативному классу» элитами отведена роль «умного еврея при императоре». Такой, знаете ли, дурковатый профессор из американских комедий. Голова у профессора варит, конечно, хорошо, но к практической деятельности (вариант: реализации придуманного им в коммерции) его подпускать нельзя. Особенно выпукло эта ситуация складывается в России.

Такое положение дел будет до тех пор, пока «креативный класс» не отрастит зубы. Причем, как в переносном смысле, то есть стилистически, так и в прямом — креаклам надо выдвигать требования власти, настойчивые, злые требования, подкрепленные ресурсами. Креаклы должны освоить «винтовку». Пишу это слово в кавычках, так как речь в данном случае идет не об использовании оружия, а об инструментарии «гибридной войны».

Но кто такие креаклы?

Кого вы представляете себе, когда слышите слова «креативный класс»? Музыканта? Художника? Журналиста? Программиста? Ну а почему не официанта, например? Или — менеджера по продажам, сержанта многомиллионной армии «офисного планктона»? Каков критерий «зачисления» в креативный класс? Образовательный уровень? Профессионализм? Доход? Определенный набор жизненных ценностей и принципов? Автор даст свой ответ — стремление к творчеству и самореализации, воплощенные в практической повседневной деятельности. Стремление, которое подразумевает и определенный набор знаний, и достаточную долю профессионализма. И еще один важный признак — индивидуальный труд. Конечно, для любого определения можно найти исключения, но в данном случае полагаю, их не будет слишком много. 

Форд создал конвейер, символ индустриальной экономики. Постиндустриальная эпоха — разрушила его. Символом ее стала маленькая мастерская, гараж, в котором создаются кастомизированные, сделанные именно для вас товары. Постиндустриальная эпоха возродила из глубины веков фигуру ремесленника, приходящего на смену заводскому рабочему, и — цех, приходящий на смену профсоюзу. Из этого последует много социокультурных изменений, но это — тема для отдельного текста.

Из этого определения креаклов кое-что следует. Во-первых, то, что дистанция между художником и официантом может быть не так уж велика. Во-вторых, что между «представителем сферы услуг» (официант) и творцом находится великое множество видов деятельности, и большинство их представителей можно отнести к креаклам. Навскидку — мастер тату, налоговый консультант, звукооператор, туристический гид, садовник, кондитер. Достаточно? Думаю, достаточно для того, чтобы многие поморщились: вы бы еще массажистов сюда вписали! Морщиться будут те, кто сам уже назвал себя «креативным классом» и ревностно оберегают свою избранность. Булочники, парикмахеры, настройщики роялей — автор широким жестом приглашает вас, ремесленников, в креативный класс!

От государства к мажордому

Главное отличие экстерриториального государства от нынешних «обычных» — это не отсутствие территории, земли. Это — полная модульность, собранность здания государства из кубиков — частных корпораций, международных и иностранных институтов. С позиции целеполагания это — ориентированность на:

1) максимизацию качественного времени его граждан;
2) их здоровье и качество потребления;
3) творчество и самореализацию;
4) безопасность и справедливый суд.

Важный признак Э.Г. — трехвалютная денежная система. Три электронных блокчейн-валюты, одна — для расчетов о купле-продаже большинства товаров и для части налоговых отчислений (ФБ-коины, например), вторая — для оценки/оплаты товаров и услуг с «эмоциональной ценностью» (эмокоины), третья — для социальных выплат. 

Очевидно, что территориальные государства и экстерриториальные государства будут пребывать в сложных взаимоотношениях. Взаимопроникновение, раздел и обмен полномочиями — все это будет главным сюжетом двух-трех десятилетий XXI века. 

Традиционные государства будут сдавать свои позиции экстерриториальным постепенно. В начале экстерриториальные начнут прирастать за счет креаклов-ремесленников, их фактически будут «вербовать» из их подданств. Потом за ними потянутся бизнес-элиты. Наконец, наступит черед «перевербовки» бюрократии, и это сделает процесс необратимым. 

Поясню на примере. Сегодня, допустим, Роскомнадзор, министерство российского государства, кадрово состоящее из граждан РФ, ограничивает гражданам РФ же доступ к виртуальному ФБ. 

Завтра ETS Facebook и его граждане, проживающие на территории РФ, своим решением (на виртуальном голосовании) поручат управляющему Совету ФБ включить в пакет договоренностей с территориальным государством РФ упразднение Роскомнадзора.

Все самое «интересное» — с точки зрения бизнеса, власти, развития в целом — уйдет в экстерриториальные государства. Традиционным останутся — соцобеспечение, силовая бюрократия и подобные медленно трансформирующиеся сферы. Хотя в конечном итоге уйдут и они. А что останется?

Останется государство-мажордом, чья основная функция — охрана границ и осуществление миграционной политики с целью недопуска «внутрь пограничной полосы» тех, кто способен доставить неудобства тем, кто уже там находится. Наиболее «рабочей» является аналогия с бизнес-центром.

Термин «мажордом», применительно к государству, звучит, конечно же, пренебрежительно. На самом же деле — это сверхответственная профессия: подобрать в дом квартирантов — так, чтобы было комфортно всем; найти и нанять добросовестную управляющую компанию; заключить договора с поставщиками «коммуналки» и охраной. Традиционные, территориальные государства должны освоить эту профессию, — отдав Э.Г.-корпорациям главное — модульную систему сервисов, обеспечивающую здоровую, насыщенную эмоциями жизнь их граждан.

Кому принадлежит собственность в ETS FB? Все эти кем-то и где-то построенные фабрики, домны, заводы, нефтяные вышки, кукурузные поля и мосты, многоэтажки, наконец? Кастомизация практически любой промышленной продукции привела к закрытию заводов-гигантов, вместо них — цеха и небольшие фабрики, принадлежащие малому бизнесу. Магистральная транспортная инфраструктура содержится государством-мажордомом на трансферты, перечисляемые из бюджетов экстерриториальных государств. Часть дорог, особенно на территориях, заключивших договора с ETS FB или другими Э.Г. — являются частными, принадлежат и эксплуатируются консорциумом Э.Г. Развитие НКЕ-экономики, уберизация, sharing, локализация и кастомизация производства привели к уменьшению затрат сырья, как следствие — к падению прибылей сырьевиков. Это привело на рынок природных ресурсов множество небольших компаний.

Общим вектором стали — демонополизация, совместное использование. Собственность из фетиша стала инструментом. Эпоха монополий-гигантов прошла.

Появление Э.Г. сняло немалую часть территориальных конфликтов. Они стали бессмысленны, да и просто невозможны в условиях, когда и на территориях государств-спорщиков, и на самих спорных территориях значительное число жителей имеет одно и то же гражданство, которое к тому же выбрали сами, в согласии со своими вкусами, культурой, жизненно-бытовыми предпочтениями.

В традиционных государствах (особенно федеративных) изменилась роль региональных элит. Они стали конкурировать между собой за появление в качестве резидентов на их территориях наиболее успешных Э.Г. Стали возникать ситуации, когда Э.Г. и отдельные регионы государств не только подписывали более-менее тривиальные Договоры о разграничении полномочий, но и заключали инвестиционные соглашения. Например, между Э.Г. Фейсбук и рядом регионов с неплохим туристически-рекреационным потенциалом, но пока слабоосвоенных были подписаны подобные соглашения, по ним для граждан ФБ коммерческими организациями, ими же учрежденными, создавались жилые поселения, дороги, инфраструктура.

Вообще, появление Э.Г. вдохнуло силы в «региональный этаж» традиционных государств. Столица оказалась «не нужна». Не нужна в связи с тем, что значительная часть «столичных» функций перешла к Э.Г. Как следствие — появилось «окно возможностей» для развития региональных и местных культур и экономик с опорой на ресурсы Э.Г. Что, в свою очередь, резко повысило роль региональных элит.

Интересно, поразительно даже, можно сказать, что «границы» распространения ЭГ, точнее говоря — ареал расселения обладателей их паспортов в ряде случаев совпали с границами канувших, казалось бы, в небытие империй. Так, выросшее из альянса австрийских страховщиков и крупной сети чешских медицинских клиник экстерриториальное государство «СЕН» оказалось наиболее популярно на территориях, когда-то входивших в Австро-Венгрию. Выросшее из панарабской платежной системы Э.Г. «ULS» распространилось на землях бывшего арабского халифата, практически полностью взяв на себя все управленческие и государственные функции на территориях бывших государств Северной Африки, Сирии, Ирака. Экстерриториальные государства, предоставляя своим гражданам набор сервисов, собираемый ими из модулей, подобно детским кубикам, учитывает менталитет своих граждан, их культурные особенности, веру и — одновременно — отражает предпочтения их (государств) основателей. Государство Фейсбук, например, стимулирует (через налоги) раннее начало трудовой карьеры, с подросткового возраста. «Государство ФБ» несет в себе черты американского образа жизни, и оно популярно среди предпринимателей, людей не чуждых мобильной жизни. Среди граждан ФБ относительно мало мусульман. И наоборот, граждане «ULS» — очень редко являются христианами.

Как это будет?

Как именно это случится? Ответ на этот вопрос — самый сложный. Попытка дать его — дело, безусловно, неблагодарное. Как правило, революционные изменения происходят не тогда, когда их ждут, и не так, как предполагали. Так будет и на этот раз. Поэтому автор опишет лишь ряд рамок-условий того, как это случится. 

Итак:

1. Недоверие граждан институтам своего государства. Лично вы, например, задайтесь вопросом — кому вы доверяете больше — ABUSE TEAM FB или российскому суду общей юрисдикции? При всей известной ангажированности ABUSE TEAM лично я предпочитаю ее российскому суду.
2. Конфликт интернет-корпораций и национальных государств. Он идет полным ходом по всему миру: в США штрафуют FB, в РФ — ограничивают Поиск Яндекса.
3. Конфликт между креативным классом и государством. Он в различной степени явности и отрефлексированности присутствует везде, где есть этот класс. В России этот конфликт пока разрешается эмиграцией креативного класса — т.н. «внутренней», или настоящей.
4. Сегодня понятия «положительные эмоции», «качественно проведенное время», «счастье», наконец — почти исключительно относятся к сфере чувственного. Когда эти понятия начнут рефлексивно осознаваться (поясняю — оцениваться, продаваться, обсуждаться как понятия из сферы жизненно необходимых), в качественно проведенном времени — в здоровой, долгой эмоционально насыщенной жизни — возникнет массовая потребность. Не могу не отметить мимоходом, что РФ — «государство несчастья», пожирающее часы и годы своих граждан — низкооплачиваемой и нелюбимой работой, неуютной жизнью, нездоровьем. Вы даже себе не представляете, насколько мало отличается жизнь в российской тюрьме от жизни в бедной российской провинции.
5. Еще одно важное условие: в основе создания Э.Г. будет лежать не только и не столько альтруистический порыв группы энтузиастов и их политическая воля. В основе Э.Г. обязательно должен быть бизнес-проект во главе с инноваторами — идет ли речь об интернет-корпорации, «корпорации обеспечения здоровья», или может быть даже платежной системе (почему-то вспомнил про харизматичного банкира Тинькова). Бизнес станет инициатором Э.Г., когда ему станет тесно в рамках архаичных территориальных государств, и он решит последовать старому призыву бунтовщиков — «не платить налогов, не давать рекрутов».

Экстерриториальное государство может быть построено не только вокруг социальной сети (ФБ). Это может быть мессенджер-агрегатор инфо-каналов (Телеграмм). С еще большей вероятностью это может быть поисковик и агрегатор сервисов (Гугл, Яндекс). Это может быть страховая компания, в альянсе с пенсионным фондом и платежной системой. Наконец, это может быть (и я считаю этот вариант весьма вероятным) — КОЗ — корпорация обеспечения здоровья.

На сегодняшний день именно интернет-корпорации в силу того, что а) им проще всего выполнять функции агрегаторов услуг, б) они выполняют функцию коммуникационной площадки, — стоят ближе всего к перерождению в полноценные виртуальные государства. Но если «танцевать от печки», то есть идти от корня проблемы, — решение задачи максимизации качественного времени — то преимущество будет у корпораций здоровья. Именно они будут должны максимизировать активное время жизни человека.

Еще одна возможная точка кристаллизации в появлении Э.Г. — сетевые компьютерные игры. Миллионы игроков в WoT, например, и сопутствующая виртуальная инфраструктура — могут, при определенных условиях, дорасти до Э.Г.

Еще вариант — параллельная, неофициальная, «теневая» сеть обмена/продажи услуг и товаров. Кстати, такая сеть была в СССР и, если помните, называлась «блат». Появись во времена Союза каким-то чудесным образом биткоин — он, безусловно, стал бы теневой денежной единицей, эквивалентом корректного обмена женских югославских сапог, гэдээровского сервиза, румынского кухонного гарнитура, телефона трезвого сантехника и билетов в Дом кино.

Сегодня биткоин уже есть, существует технология платежей со смартфона NFC, еще немного и — каждый, даже простенький смартфон будет иметь возможность принимать платежи с другого устройства. Это означает потенциальную возможность покупки пучка петрушки у бабушки на рынке за биткоины. А оттуда — полшага, не более, до «теневых» банков, пенсионных фондов, налогов в Э.Г., которое будет обеспечивать вам комфорт и правосудие. Фактически — набор клубов «для своих». Своя система расчетов. Своя денежная единица. Свои адвокаты, юристы, третейские суды, ЧОПы. Свои каналы связи и информации. Свои сети торговли и/или обмена. Но в этой схеме обязателен центр — заинтересованный субъект, живущий на отчисления (налоги) участников и «крутящий» весь этот механизм. Без этого центра вся эта схема может работать только в условиях высокой мотивированности и сознательности, идеологической заряженности участников. Работать в режиме небольшого ежедневного подвига. На это в российских условиях предельно разобщенного, дезорганизованного и деморализованного общества рассчитывать не стоит.

Полагаю, что конфликт традиционных государств и Э.Г., особенно если последние будут явным образом выступать орудием креативного класса — неизбежен. Будут попытки юридически признать эти Э.Г. «нежелательными агентами», террористическими/экстремистскими организациями, объявить их «агентами влияния», заклеймить как носителей чужой, разлагающей культуры. Думаю, что власти так и сделают. В то же время есть окно возможностей для группы государств, особенно тех, где существуют «ножницы» между относительно высоким уровнем образования населения и достаточно низким уровнем жизни. Шанс в том, что именно эти государства могут принять активное участие в становлении первых Э.Г., став для них «якорными» территориями, заключив соответствующие договора о разграничении полномочий. Разумеется, пожертвовав частью суверенитета. В обмен на инвестиции в развитии территории и, конечно же, участие местных элит в глобальной экспансии экстерриториальных государств. Полагаю, что подобные государства можно найти среди стран ex-СССР и в Восточной Европе. Навскидку — Беларусь, и с оговорками (численность населения!) Украина, страны Балтии.

Тот день, когда FB получит кусок территории (юрисдикцию), которая позволит ему разместить сервера и счет в банке, станет началом ухода со сцены традиционных государств.

Слово — скептикам

Автор отдает себе отчет, насколько (на первый взгляд) изложенное далеко от традиционного отношения к государству в России. Ожидаем тезис о «людях без Родины», без национальности и веры. Возразим на эти тезисы сегодняшних реалий РФ. Ежегодно около 400 тысяч граждан идут служить в армию и дают на присяге клятву «защищать отечество до последней капли крови». А как быть с остальными? Они что, не будут защищать? Правильный ответ: будут. Если для них являются ценностью — их вера, образ жизни, обычаи, язык.

А насколько весомо опасение, что Э.Г. могут стать инструментом экспансии для глобальных корпораций? Или для некоторых особо развитых технологически государств? Наконец, может ли оно стать тараном для прорыва к власти для всемирного отряда креаклов-ремесленников? На все три вопроса надлежит честно ответить «да».

Так, государства- корпорации могут стать инструментом продвижения культур и цивилизаций. Русская цивилизация, в которой творческое начало всегда играло особую роль, имеет серьезную фору в деле проектирования и создания экстерриториальных государств. Созданные русскими виртуальные государства (а почему бы и не представить себе «государство Яндекс»?) неизбежно будут проводниками (агентами!) русской культуры, русского стиля, русского образа жизни. И никто, кстати, не мешает (кроме, конечно, собственной тупости, косности и жадности) сегодняшнему российскому государству принять активное участие в учреждении экстерриториальных государств, оказавшись, таким образом, на шаг впереди остальных.

Есть, конечно, и иные риски.

Не все способны к творчеству. Не все имеют деловую жилку. Наконец, не все любят труд, чего уж тут. Зачем этим «не всем» (принципиально не хочу оценивать их процент в социуме) появление Э.Г.? Не станут ли Э.Г. для «не всех» формой дискриминации — еще худшей, нежели той, что грозит им в традиционном государстве, где какая-никакая, пусть архаичная и примитивная, но все же существует социальная политика? Ответ: современная социальная политика большинства государств направлена на воспроизводство «лишних» людей — с плохим образованием, плохим здоровьем, «никакой» (бессмысленной, пустой, ведущей к личностной деградации) работой, со стабильно низким уровнем жизни. Эта «социальная политика» плодит, воспроизводит тупики. У вас нет способности к творчеству? Ну и не надо, и не пытайтесь даже. «Не жили богато — нечего и начинать» — эти слова можно аршинными буквами выложить на фасаде Минсоцразвития РФ. (А еще и на Минобре, ПФР и проч.). Да, Э.Г. — не панацея от социальных проблем. Однако их появление позволит выйти из существующих тупиков.

Ключевым аргументом скептиков наверняка будет что-то подобное знаменитой сталинской фразе — «А сколько у него дивизий?», сказанной по поводу Папы Римского в беседе с Черчиллем на Ялтинской конференции. Собеседник вождя, напомню, поинтересовался тем, как он планирует учитывать интересы католической церкви при разделе Европы на сферы влияния. Залихватский ответ Иосифа Виссарионовича с благоговением цитируется поколениями советских (а теперь и российских) лоялистов. Однако история послевоенной Восточной Европы показала, что Папа Римский, не имея дивизий, тем не менее посредством миллионной армии католиков с заметным успехом противостоял СССР в Венгрии в 1956-м, в Польше — в начале 1970-х и 1981-м, и главное — на Западной Украине, где ненависть к «москалям» успешно пережила 40 послевоенных лет Советской власти. Пережила, и — победила.

«Винтовка рождает власть» — гласит известная максима. Менее известна ее вторая часть: «…держащуюся только на штыках». В точном соответствии с полной версией знаменитой фразы, суверенитет, порожденный ядерным оружием, держится только на нем. Советскому Союзу не помогли 10 тысяч ядерных боеголовок, десятки тысяч танков, 3 миллиона солдат, 490 (есть такая цифра) тысяч сотрудников КГБ. Его победили: Голливуд, джинсы Levi’s, Кока-Кола. Советский человек сдался западному образу жизни и отказался защищать СССР (хотя, напомню, в марте 1991 года на референдуме 77,85 процента советских граждан высказались за его сохранение). Примерно по этой же схеме рухнет и РФ. Российский гражданин, уставший жить в РФ, не выйдет защищать «государство РФ».

Полшага до будущего

Появление экстерриториальных государств стимулировало рост НКЕ-экономики, и, в частности, — новых технологий в ЗОЖ, образовании (точнее — получении знаний), новых форматов торговли, появление и ввод в широкий оборот эмокоинов — «денег благодарности». Все это привело к уходу в небытие гигантских корпораций традиционной экономики, краху миллиардных состояний. И одновременно с этим — заработали социальные лифты, на бизнес-олимпе появились сотни и тысячи новых имен. Каждая революция — это, как известно, миллион новых вакансий. Появление экстерриториальных государств станет именно такой революцией.

Революция креативного класса, поддержанного мещанами и раздувшимся в несколько раз слоем деклассированных и малообеспеченных граждан — встанут на повестке в тех странах, которые сегодня стремятся законсервировать архаику.

На месте «Facebook»  создателем Э.Г.вполне могут быть: Яндекс, Google, Mail.ru, Aliexpress, Telegram, еще ряд известных корпораций, которые имеют амбиции стать более чем огромным IT-бизнесом. Те, кто готов стать основой нового мира, построенного всемирным отрядом ремесленников. Однако я пишу про «Facebook» и вот почему.

В декабре 2011 года на Болотную площадь вышли сотни тысяч людей, разозленных обманом на выборах в Госдуму. Этих людей позже назвали «креативным классом». Впоследствии слово «креакл» стало чуть ли не ругательным, синонимом термина «космополит» в самом его худшем, пропагандистском изводе.

Многие их тех тысяч тогда вышли с самодельными плакатами и флагами. Среди пестрого их множества я увидел флаг с логотипом Facebook. Просто фирменный логотип на фирменном темно-синем фоне, и ничего более. Лаконичный символ другого, лучшего, но — пока виртуального мира.  Мира, в который ушли миллионы людей по всей планете, ушли, утратив веру в возможность изменений. Устав ждать их от национальных правительств и политиков. Сегодня эти люди возвращаются на улицы во Франции, требуя другого мира, другого государства. В будущем, неизбежно, это произойдет и в России. Какой символ будет в тот день на их флаге? Не знаю, посмотрим. Но в 2011-м этим символом стал Facebook.

Художники, кто 100 лет назад иллюстрировал фантастические романы, обязательно рисовали небо, заполненное всевозможными летательными аппаратами — от дирижаблей до самолетов и ракет. На земле суетились антропоморфные роботы на шарнирах — официанты, дворники, шоферы. Футурологи, кто 30-40 лет назад рассуждал о постиндустриальной экономике, представляли ее как, по сути, ту же индустриальную, но — сильно роботизированную и автоматизированную. Ошибались и те, и другие, они «натягивали» на существующий скелет общества технологии завтрашнего дня.

Они воображали роботов, способных механической «рукой» вложить записку в конверт, заклеить его, брызнув водой из специального отверстия в «голове» на клеевую полоску. Потом — отвезти на «ногах»-колесах до почты, откуда другой робот доставит его адресату. Но они не могли вообразить того, что этот робот не нужен в принципе, а письмо напишет и отправит сам человек, поводив пару минут пальцем по стеклу смартфона. 

Жизнь оказалась революционнее фантастов — люди, общество стали меняться быстрей и радикальней технологий. Но история часто движется по спирали, изменения могут оживлять забытое. И если вы хотите составить представление о настоящей постиндустриальной экономике, которая придет к нам завтра — изучайте литературу об устройстве средневековых цехов ремесленников. Ведь именно Ремесленник (креакл) будет центральной фигурой экономики будущего. Роботы, дроны, биотех станут лишь инструментами. 

Автор не претендует на исчерпывающее описание всех сфер жизни будущих экстерриториальных государств. Я всего лишь приоткрыл занавес, показав устройство несущей конструкции будущего. На основе увиденного читатель сам сможет домыслить оставшееся, подобно тому, как ученый из косточки динозавра восстанавливает его облик. Возможно, что кто-то из читателей воспримет текст как руководство к действию, решит, что сегодня — время создавать государства. Проектировать их на бумаге, обсуждать вживую. Собирать единомышленников и вслед за ними — ресурсы. И тогда из виртуальной проектной реальности они, набрав критическую массу сторонников и ресурсов, — «опрокинутся», спроецируются на реальную физическую территорию.

До нового мира сегодня — полшага. Читайте. Действуйте.

Январь — апрель 2019 г., тюрьма «Бутырка» — тюрьма «Медведково» — тюрьма «Матросская тишина»

Комментировать Всего 1 комментарий

В одном тематическом блоге мне попался пост на сходную тему: замена государств страховыми компаниями. То было давно, и автора я не помню. Может, это Вы?