Суть в том, что причина газетно-публицистической «неявности», однобокости, в общем-то, понятна. Как ни странно и горько, это, — увы, цензура. Да-да. Причём цензура жёсткая. Беспощадная. Обрезающая пишущему рамки до степени урезонивания накала неприятия, несогласия. И в итоге — протеста.

Скажем прямо и честно — о протесте в СМИ (тем более «больших», особенно федеральных) — ни слова! Тем паче с информацией о последних посадках по экстремистским статьям — не будем говорить, что посадках невинных людей, — мы ж не «самый гуманный» российский суд. Но о несоразмерности обвинений и наказаний за условный бросок «пластмассовым стаканчиком» — сказать надо точно.

Некоим образом будучи вовлечённым в редакторскую кухню, дам краткую ретроспективу дел и мотивов, вершащихся в журналистском цехе.

 Случилось так, что, не дотянув до столетнего юбилея приснопамятного сталинского 1937 года, — апогея террора: — мы таки пришли к прямым обвинениям в «иноагентстве», «нежелательности-попутничестве», приспешничестве Западу — вплоть до терминологических упрёков «враг народа».

И ведь что происходит… До чего мы дожили с нашей «свободой слова» в конституционных кавычках. Как это водится?

Элементарно, Ватсон.

Главреду поступает прямое указание сверху, из горбунковского «оттуда» — ни слова о Путине! Только нужное, важное. И — чтоб о нём писали «нужные» люди. Вот тебе 2-3 проверенных журналиста — они и будут. Другим — нельзя, понял?

Если главред уразумел — он неизбежно и бесповоротно оказывается под «колпаком у Мюллера». Шаг влево-право — расстрел. Т.е. получит по шапке. (А это — зарплата, премиальные-отпуск-Мальдивы; карьера, в конце концов.)

Ежели главред не понял — гуляй, Вася! Вот тебе «телега», фейсбук-ВК, ютуб — там и гуляй. И близко к фед. газете уже не подойдёшь: моветон.

Ну, это как в ТВ — есть кремлёвский пул. Пять-шесть, десять журналистов. И всё. Аллес.

Посему в телевизоре проистекает совсем, совсем иная жизнь, чем за окном. Поэтому от ящика больше приторно-сериальной тошноты, чем собственно отдыха. Либо достоверной информации. Нет там никакой информации! — есть только то, что положено видеть зрителям по протоколу.

А в протоколе сказано — ни слова правды! Всё по указке сверху.

Про Путина-Шойгу-Лаврова можно только этому, этому и этому. Про настоящую жизнь и Украину — вот этому, в мятом пиджаке и красным носом. Апокалипсис-убийства — можно. Но лишь про те катастрофы, — про которые разрешат сверху, «оттуда». Всё.

Остальное — в интернете. Чеши туда. И то через год-два — мы и его подсократим. Обрежем-обкарнаем так, что останутся лишь мультики-песенки. И — могучие торжественные парады под громогласный духовой оркестр. Всё. Аллес.

В частности, недавние непредвиденно-предвыборные «всплески ТВ-правды» — стали бесспорным откровением многим обывателям. Когда с голубого экрана зазвучали неподобающе-неформатные слова, фамилии, призывы. Люди услышали имена чинуш, ответственных за крушение всего и вся.

А ведь это всего лишь бюрократы-временщики — не столбовые дворяне, бояре с опричниной. Подневольные служивые, назначенные народом на эти должности, которые они занимают. Причём занимают установленные законом сроки. Смешно звучит, не так ли?

«Чиновники», «закон», «конституция», «презумпция невиновности», «институциональное право». Смешные слова из какой-то фантастической не нашей жизни.

Куда мы пришли. Где находимся?

Из СССР толком не вышли. И капитализм толком не построили.

И за окнами пассажирских вагонов, несущихся на выстраданный десятидневный отдых в Сочи, лицезрим личные, принадлежащие каким-то неизвестным богачам горы, реки, зелёные заповедники, огромные острова, — куда закрыт доступ простому народу. Где стоят пограничные вышки, посты ФСО. Куда гулко залетают гербастые вертолёты, приземляются красно-сине-белые самолёты. Где большие люди решают большие вопросы. О том, как из народа со средней зарплатой в двадцать тысяч выкачать ещё немного денег. Ещё чуть-чуть.

Ведь это народ вас, — власть, — выбрал! Поставил на эти высокие места. Установил вам сроки полномочий. Дал карт-бланш на построение прекрасной России будущего. России с высокими зарплатами. России свободного, доступного, не забумаженно-закрышованного частного бизнеса. Заслуженной старости, до которой можно хотя бы дожить. Страны уважаемых университетов и желанных инвестиций со всего мира. Реальных (не мультяшно-нарисованных) инноваций.

Страны, стремящейся к дружбе-процветанию и счастью. Для всех и каждого. Тебя и меня. И поколений после.

Но увы и увы. Пока что мы, журналисты, — пишем исключительно по приказу и по навету. «Откуда?» — «Оттуда».

И пока сие будет продолжаться, ничего не изменится. И ничего не решится. Точка.