Все записи
16:27  /  23.11.19

156просмотров

Рукописи, книги, сочинения... 85-летие со дня смерти Сытина

+T -
Поделиться:

Вот они, сытинские издания. Сочинения Л. Н. Толстого, И. С. Тургенева, Н. В. Гоголя, А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова… Иван Дмитриевич Сытин. Целая эпоха в истории русской культуры.

Его высоко ценили М. Горький, Н. Рерих, И. Бунин, А. Куприн, И. Грабарь, А. Васнецов, В. Поленов, В. Суриков. Ценили как крупнейшего книгоиздателя-просветителя, давшего России миллионы дешёвых учебников, школьных пособий, книг для народного образования, библиотечек по самообразованию, освоению ремёсел и искусств, развитию сельского хозяйства и промышленности.

Горький писал ему: «Хорошего русского человека, любящего свою родину, знающего её и желающего служить посильно её великим нуждам — такого человека не часто встретишь, а встретив — радуешься и уважаешь его. Вот моё отношение к Вам… Вы — исключительный человек!»

Современник, начинающий писатель, вспоминает: как-то он получил приглашение от Сытина, пришёл в гостиницу «Пале-Рояль» в Петербурге. Довольно скверная меблирушка. Где его встретил невидный мужчина с некрасивым лицом, одетый невзрачно. Угощение было более чем скромное. И это — человек, о котором ходили легенды, миллионер!.. Но вот что сразу отметил автор — глаза Сытина, блестящие, лукавые, смекалистые. Очень умный взгляд. Сытин сразу взял быка за рога, предложил автору выгодный контракт на его книги. Молодой писатель был в восторге: вот это деловитость, это хватка.

И только Россия, необъятная Россия могла породить такого человека, незаурядного, талантливого, дерзновенного. И только в России он мог жить…

— Иван Дмитриевич — гений, — говорили о Сытине. — Ведь неграмотный почти, а что разделывает! У него чутьё вернее, чем гири в аптеке. Принесут ему книжицу, возьмёт на руку, тщательно полистает — и изречёт решительно: «Печатать скорее. В столько-то тысячах экземпляров»…

Ему:

— Не ошиблись ли?

Он, безоговорочно:

— Хм, книга пойдё-ёт, ходкая книга… — И что же бы вы думали? Никогда не ошибался. 

Много учиться Сытину действительно не пришлось. Семья нищенствовала, надо было добывать средства к жизни. Судьба привела его в книжную лавку Шарапова, что стояла на Никольском рынке в Москве. Торговали лубочными картинами, песенниками, письмовниками, сказками «Бова-Королевич», «Еруслан Лазаревич»… Книги разносили мелкие торговцы-офени. И тут Сытин начал понимать, как нужна книжка народу, как тянется он к ней, безграмотный, забитый. Целью его стало выпускать книги — и интересные, и, что важно, дешёвые. Эта великая цель поднимала его, малограмотного торговца, к вершинам культуры. Он осуществил грандиозное дело — издал и распространил в широких народных массах миллионы хороших книг, провёл их в самые глухие углы родины, сделал доступными рабочему и крестьянину.

Сытин издаёт произведения русских писателей, труды по истории, географии, каталоги, пособия для библиотекарей и учителей, картины, плакаты, справочники, календари, журналы, издания по различным отраслям науки и знания. Получив однажды от Сытина сельскохозяйственную энциклопедию в несколько книг, Горький воскликнул: «Чудеснейшее издание! Славную работу вы осуществили. Да будет так и впредь».

И Сытин продолжает работать. Талант его развернулся во всю мощь. А творческое кредо его было таково: «Человек — это величайшая и могущественная сила. Но только наука, знание и опыт дают ему благополучие». — И он издаёт книги.

Издаёт мировые произведения: «Дон Кихот», «Путешествие Гулливера», «Робинзон Крузо», «Хижина дяди Тома», произведения Диккенса, Додэ, В. Скотта, Ж. Санд, Ж. Верна, Конан Дойля, Э. По, Уэллса, Ф. Купера, Д. Лондона… Издаёт книги для детей — сказки братьев Гримм, Ш. Перро, Андерсена.

В его руках стал популярен в России журнал «Вокруг света», «Детская энциклопедия», журнал «Нива» (бесплатным приложением к нему выходили сочинения Ломоносова, Фонвизина, Грибоедова, Тургенева, Гончарова, Достоевского, Короленко). Это Сытин издал посмертное собрание сочинений Л. Н. Толстого.

Сколько у него было необыкновенных планов! Например, его проект создать общество «Школа и знание»: открыть по всей России школьную сеть, при каждой школе — библиотеку, чтобы ликвидировать безграмотность в России и сделать учебник и книгу всенародным достоянием. Увы, царское правительство не поддержало начинание.

А он продолжает мечтать об обновлении школы, о правильно поставленном начальном чтении, об образцовых типографиях. И не только мечтает — его фирма «Товарищество» была передовой по организации производства, при ней находились: школа рисования для рабочих, прекрасная библиотека, столовая и даже продовольственный кооператив.

С трогательной заботливостью относился Сытин к своим сотрудникам. Да, работу спрашивал, но слыл внимательным и справедливым. Своих рабочих-печатников считал лучшими в Европе, «замечательными умельцами». Мечтал: «Эх, если б этим рабочим дать настоящую школу!»

После Октябрьской революции сдал советской власти в полном порядке свою фирму, типографию, кассу, счета. И ещё долго трудился там, куда направляли его руководители издательского дела. Работал и видел, что сотни машин и тысячи людей кропотливо выполняют широкую просветительскую миссию. Значит, недаром прошла жизнь, что-то делается, развивается, растёт. Осуществляется задача — дать всем школам учебники и всем читателям — книги.

Мечтал: а что же это будет, когда вся Россия начнёт читать, и все русские дети побегут в школу?

Верил, что эпоха безграмотности придёт к концу, власть тьмы пройдёт, как наваждение.

И радовался: «Я всю жизнь прожил, как праздник. Каждый день моей жизни был настоящим торжеством, великолепным духовным праздником». (1851—1934)