Все записи
13:47  /  27.12.20

539просмотров

Новая песня на старый лад. Вечерние Мо и Му, или Что ждёт нас на праздники

+T -
Поделиться:

У меня есть товарищ — трудится в личном ангаре-автосервисе. Притом что очередь к нему — отнюдь и отнюдь не хилая.

В памяти всплыли незабвенные сервисы-«Лады» эпохи СССР. Куда попасть было практически нереально. Или — по дикому блату. Либо за дополнительные деньги на лапу мастеру ли, прорабу, не суть…

Так и хочется кое-кого попрекнуть, вскинув взор ввысь, к небесам обетованным: типа вот вам и успешно выполненные нацпрограммы, и пресловутые «майские указы» в кавычках: нате вам поднявшиеся до небес уровень жизни россиян, зарплаты, пенсии. «Каждой семье по квартире», — помните?

Ведь, в принципе, вся наша мелкая «дворовая» экономика ушла в подвал, в тень. Исчезла в некоем нарицательном, скрытом за панельками-хрущёвками «гараже». Чтобы никто не видел — не наезжал. Чтобы меньше платить налогов, ниже была аренда. По дешёвке отремонтировать тачку, купить запчасти, — да мало ли чего.

Это, конечно, влияет на качество условного общероссийского «ремонта» в сторону ухудшения. Тем не менее жизнь заставляет ужиматься. Всех поголовно. Вразнотык.

Мы ж не против выдать вам долю с честной наживы, господа офицеры-налоговики. Но — надо хотя бы что-то заработать сначала! А вот это нам родное заботливое гос-во как раз и не разрешает: не даёт. Тем более если ты не двадцатилетний прошаренный кодер IT-шник. А 50—60-летний юзер, сухо кашляющий в кулак, с усталой одышкой: — предпенс одним словом. Выставленный за ворота оптимизированного свежеиспечёнными реформами предприятия. Что в люди меня вывело…

Тот же самый медведевский «разнотык» вершится на эстрадной сцене. Принявшей последнее время какой-то чудовищный оттенок флоберовского гротеска. 

Что мы видим буквально незадолго перед новым, 2021 годом? 

Намедни по стране пронёсся страшной силы ураган — «плач Ярославны» — ужасно непристойный стон певцов-артистов по поводу ухудшения их материального положения. Благосостояния.

Кому они жалуются? Напрямую Президенту — или, собственно, народу. (Серьёзно?) Народу, который доедает-догрызает «бе́з соли» сами знаете что.

«Вы в своём уме, тов. артисты?» — хочется гаркнуть расфуфыренным с надувными губами людям из инстаграма — будто с иной планеты.

Вам же недавно плевать было с Эйфелевой башни на серую податливую массу с той, тёмной стороны телеящика. С ваших шоу-яхт, высотных за́мков, «тик-ток»-твиттер-поцелуев: чмоки-чмоки.

Что теперь произошло — корпоративы кончились? Нетрезвый рождественский чёс по матушке-Руси вам, бедолагам, прикрыли?

А работать, случаем, не пробовали?

Тем более что в массе своей вы, тов. комедианты, уж извините, — катастрофические бездари. Элементарные кривляки-крикуны из «Дома-2»: где вам и место. Который, слава богу, или крест-накрест заколачивают вскоре, или куда-то переносят на заштатную ТВ-кнопку.  

Потому как то, что снимается в «Доме-2» лучше назвать чеховской «палатой № 6», — а не телепрограммой. Выбившей мозг набекрень не у одного поколения советской… тьфу ты! — русской ребятни. И это — не просто жалко. То — настоящая беда. Сродни набившему оскомину тупому ЕГЭ.

Двое-трое «звёзд» (ненавижу это слово), — псевдозвёзд, выбравшихся наверх, к Эрнсту под бочок: — говорит лишь об общем культурном градусе «по больнице» тех, кто участвовал в кроваво-помадном месиве неутолённых амбиций и крокодиловых слёз. Пролившихся с экранов из-под размазанной по щекам девчачьей туши: ложь, враньё, сплошные подставы-кидалово. Драки, мат и пьянство.

Коснёмся одной их них — всем известной скандальной дамы. Называющей себя «лучшей», «единственно-неповторимой», самой-пресамой и т.д.: жуть.

Хотя чтобы проверить профпригодноть персонажа достаточно сделать простую вещь. Надо тривиально вырубить фонограмму. И — послушать немикрофонный голос: а капелла. Это первое. (Кстати, вы слышали Бузову без фонограммы?)

Второе, — чтобы лицезреть, скажем, уровень хореографической подготовки, достаточно тоже выключить музыку. (Можно и оставить.) Оценить движения танцующего. Его координацию, выворотность (как выражаются балетные), грацию тела, линию рук.

Там конь рядом не валялся.

Ни того — ни другого. Петь не умеет. Хорошо двигаться — тоже. Одни крикливо-истеричные кривлянья и выходки на грани фола: сельпо отдыхает.

Глупые телевысказывания, ажиотажные фотки в инсте. И — всё.

Всё: «Оля и пустота», — называется глава. Король-то — голый. Причём голый абсолютно. Ни слуха, ни голоса. Ни духа творчества в бессодержательно-мутном взгляде — ни-че-го. «Типичный образчик одесской бульварщинки», — негромко прошептал бы Станиславский.

То же можно сказать о самозваных румынских «герцогах»-геях, белокурых вечно худеющих «принцах»-толстячках, «царях»-брадобреях в шапках Мономаха, серебряно-золотых «глотках» и т.д. и т.п. — нашей эстрады. Их даже уважаемым термином «эстрада» стыдно окрестить.

Как до рези в глазах неудобно за некоторых «вечерних», офоршмачившихся (по-шаламовски) штемпов. Давно превратившихся в смешные «петушиные» (по-шаламовски же) — сморщенные мемы. Коих сто лет уже никто не смотрит. Ну, кроме, наверно, упомянутых чеховских обитателей психучреждений.

Да и слово «цирк», — увы, к ним не подходит. Неуместно.

Под куполом цирка сами знаете кто блистал — и остался в веках и в народной памяти: Карандаш с Никулиным, Олег Попов, К. Бергман, Енгибаров-Куклачёв-Май. Не чета «этим».

Место сих нынешних упоротых чучел в попугайских пиджаках, обсыпанных стразами: под шконарём, как говорится. На танцплощадке меж кривым корявым остовом-скелетом недостроенного «Дома-2» — и дощатым уличным туалетом с «дыркой». Рядом с этим же «Домом». (Канализацию за 15 лет в новый «Храм вашей мечты» так и не провели. Потому сливать приходится в онлайн-видосы всяческих вечерних «Му».)

Ладно. Пошли дальше: «Мо». Моргенштерн. Занявший в уходяще-ковидном году высшие места в чартах и всевозможных муз. рейтингах.

Заметно — чувак работает на славу. Что-то делает, экспериментирует-изобретает. Ему, разинув рот, внемлет в основном совсем уж безусый неслуживший молодняк. Ну… это их война. Их свобода. Равенство-братство. Их протест.

За то — сплошная уважуха: не жалко, чё. Живи, братва! — гуляй-веселись, пока силы есть. Всему своё время. Всему — своё. И на всё божья воля, — не забывайте, ребята.

Единственно уточню: в рэпе вовсе не обязательно обладать голосом — в смысле вокальных данных. За счёт сей (кажущейся) «лёгкости» их и выносит на волне фантастических успехов.

В рэпе нужны — сверхэкспрессия, сверхмотивация, сверхoriginal appearance: супервнешность. Дабы непрерывно подливать в кипящую инверсию неслучившегося чуда — холодное ожидание скорого счастья.

И главное — надо попасть в некую глубоко спрятанную точку «G» подросткового Эго. Что, согласен, очень и очень нелегко: «Качает круто, много шумихи. Непрестанно подогревает интерес. Хочется постоянно за ним следить, наблюдать», — ответил сын-подросток на вопрос, чем ему нравится Morgenshtern.

Тем не менее это чрезвычайно напоминает (лично мне, застойно-брежневскому «профи» из СССР) — поселковую самодеятельность.

Музыканты, как правило, необразованны (ну, разве что продюсер Моргенштерна — Slava Marlow — знает пару клавиш на саксофоне). Не умеют собственно играть, инструментировать, аранжировать. (За них семплы, ма́стеринг делают другие.) Не ведают нотной грамоты, многочисленных правил гармонии-сольфеджио. Но…

Таков, без сомнения, наш супер-пупер XXI экспресс-век: не до пустяков.

Пробивной юности хочется заиметь всё здесь и сейчас: резко! — чтоб движ фурычил на всех пара́х.

И слава богу, что кто-то — всё это получает: невероятно быстро, причём за немалые бабки. Благодаря таланту, напору, хайпу с драйвом… Нетрадиционной ориентации, в конце концов, — пусть им…

Их жизнь. Их кач. Их свобода. Их — rock-n-roll. Их — будущее.

С Новым годом, ребята!

Качайте, — не обращая внимания на старых утлых попугаев. Спрятавшихся в разваливающемся бабушкином комоде: совковой ТВ-«голубятне». С ровно уложенными нелепыми, до одури пыльными задрипанными сюртуками. В дурацких аншлаговских аксельбантах. Кружевных рюшках и жабо — со стразами-перьями по истаскавшимся с годами рукавам.

Будем жить!

МК