Все записи
МОЙ ВЫБОР 12:34  /  23.02.21

319просмотров

Сетевые битвы диванно-броненосных войск

+T -
Поделиться:

В празднование Дня защитника Отечества в Сетях разгораются жуткие споры на тему «хорошо или плохо год от года непрестанно заводиться за армейку?» — Дескать, как же вам, мужики, не надоело: одно и то же, одно и то же. Типа как меня призывали-призывали. Да как весело-нудно-пьяно везли на поезде. Да как мы ели-пили с проводницами. Как прибыли в расположение части. Вгрызаясь в мёрзлые, кирпичом, макароны на трёхдневном марше.

Ладно, согласен, есть вояки, которые действительно одолели нелёгкий путь — реальные войны, реальные бои. С потерями, горем. С неуспокоенной временем памятью.

Но в том-то и цимес, что обычно у таких бывалых, тёртых войной людей существуют собственные группы, страницы по интересам, целые сайты. Где они делятся воспоминаниями. Причём не раз в год. А — на постоянной основе, день за днём. И как показала практика, аккурат в праздники, связанные с извечным мужским занятием — войной — они отнюдь не уважают шуметь-пиариться на неуёмных сетевых ресурсах. Что-то кому-то доказывать. А зачем?

В том-то и дело: истово бушуют и ругаются, дерутся-сорятся вдрызг, как я понял, диванно-бронетанковые дивизии. Которые и пороху-то толком не нюхали. А просидели, — протерев до дыр штаны: — где-нибудь на складе или в каптёрке, или хлеборезке. Зато уж грохоту от них — мама не горюй! — как от дорогого нашего советского Т-80. Смазанного-крашеного мозолистой солдатской рукой от корки до корки, от винтика до гаечки. Так, что на чёрном от выхлопных газов лице ефрейтора-механика видны лишь сияющие белые зубы в растянувшейся до ушей улыбке: с праздником, брат! Глуши дизель. 

Встрял тут сдуру в подобную дискуссию. 

Один оппонент рассказывал, как в бытность свою «стариковскую» дембельнулся ништяком.

Типа весь на мыле — аксельбанты, понтовые яловые (офицерские) сапоги — в натуре зеркало. Всё выглажено-вычищено до блеска. Ордена-медали — на всю прокачанную в полковой качалке грудь. И как он, расписной былинный красавец, гордо зашёл в деревню детства и — капец… Медленно с гонором плывя, — в такт вольному солнечному ветру с любимых берёз.

Бабы — сразу в обморок. Малышня, разинув от восхищения рот, писает прямо в штаны. Те, что повыше ростом, пригнувшись, лыбятся снизу вверх на сверкающую золотом звёздно-серпастую пряжку: «Слава Советским Вооружённым силам!» — разносится из громкоговорителей суровое эхо — голосом Левитана.

Из ближайших хат вываливается изумлённый чудным чудом люд — приветствовать Героя. Ну, типа всё — Илья Муромец порубал всех Змеев Горынычей. И — приехал-таки домой.

Братва визжит — целует-обнимает величайшего победителя всех проклятых врагов на свете. Тут же в хате топится русская печь: «Печка нежит, а дорожка — учит», — мудро вещает р.н. пословица.

Во дворе — услужливо дымит труба: «Баня — всему голова». Шипит угольком мангал: э-э, ара-джан, шашлык-машлык-вкуснотища-а-а-а, э-э — пальчики оближешь! Слышен звон родимой запотевшей беленькой — ящиками из райповского холодильника! И начинается Пир горой — на весь мир… «Просим-просим…» — кланяется гостям счастливая дождавшаяся мать.

Первый тост, не чокаясь, — за невернувшихся…

Вот и повествовал тот бывший боец, что форма его сержантская до сих пор висит в шкафу — радует глаз. А сетевые френды кто хвалит, кто ругает. А кто — издевательски смеётся без видимой на то причины. 

Но есть второй вариант дембеля. К которому, собственно, принадлежу и я. 

Например, перед отправкой в родные пенаты я выкинул обрыдлую форму к чертям собачьим. Натянул фирменную фильдеперсовую одёжу: тёртые джинсы-клёш, рубаху-в-петухах, заморские очочи-полароид. И, сплюнув по-блатному да по-шукшински сквозь переднюю фиксу — цык! — пошкандыбал враскачку в новую безоблачную жись. В новый век акций, бирж и облигаций.

Суть же инет-препираний была в том, что, мол, как лучше жить на белом свете — всё время окунаясь в давно ушедшие события? — с его, армейским прошлым, заслугами, победами-бедами, реминисценциями бесшабашной юности. Либо — беспрекословно верить в грядущее и уверенно смотреть вперёд — дальше и выше, а? Как лучше?

Конечно, мы, служащие СА (тогда говорили о дембелях: старослужащие) давно позабыли негатив, чёрные неприятные стороны. Кои, несомненно, водились — и, увы, в достатке.

Это и пресловутая дедовщина. Доходившая иной раз до невообразимых пределов. Вплоть до смерти.

И необоснованно-неправомерные приказы командования. Тоже, бывало, кончавшиеся плохо.

В частности, к внезапному визиту высокого начальства нужно срочно очистить от снега крышу. Туда загоняется «молодняк» — только-только прибывшие новобранцы. Они гуртом и с хохотком залазят на верхотуру. Принимаются сгребать слои льда — неумело, без должной подготовки и страховки. Тут же один из них скатывается вниз и — падает с пятого этажа на мёрзлый асфальт отдраенного такими же «духами» плаца.

Или помню: одного моего першего приятеля увезли по призыву в Ташкент — для заброса в Афган. И сразу же — опять без тренировки и медпроверки — начали жёстко гонять-дрючить. С детства не занимавшийся спортом (музыкант-интеллигент), — товарищ, задохнувшись, умер на лютой пробежке по безжалостной пустыне.

Сколько народу сгнило в дисбате за мелкие нарушения? — порою переселяясь в тюрьму уже на гражданке: судили по накатанной. (Впрочем, это и сейчас в «моде».)

Сколько неприспособленных пацанов погибло при авральном строительстве «срочняка»? — В армии вся жизнь — аврал.

Сколько ребят было жестоко избито-изуродовано ни за что, за просто так? — по ночняку в «неприбранной», «невымытой» казарме. Или в туалете за не вычищенный зубной щёткой унитаз.

Сколько выстроено-выложено крайне некачественных (вплоть до жилых!) объектов: сараев-башен-свинарников-общаг — по принципу «дембельского аккорда»? — Когда подпишут обходной лишь после того, как ты «это» доведёшь до ума. Посему можно отлично разуметь, — как сей «объект» в итоге доделывался. С каким рвением-старанием. Эхма… 

Но понятно: хорошего-доброго, — что вспоминается с теплотой и грустью, — намного больше. 

Это не понаслышке настоящая мужская дружба. Ликование крупных побед: пусть учебных. Но всё равно — выстраданных тяжёлым трудовым потом: в морских походах, полевых маршах, воздушных прыжковых рекордах. Это — подлинная школа жизни. Оттого и взывает к ней память. Вынув из потрёпанных пыльных фоток столько взаправдашних эмоций. Скупых слёз.

И, в общем-то, неважно, висит зелёный, звенящий значками китель в гардеробе иль не висит. Люди разные. И по-всякому относятся к прожитому, пройденному. Ведь это их жись-жестянка. Их память. Их — слава и почести. Взлёты и падения.

Именно в армии парни становятся мужчинами в прямом смысле слова. Они учатся отвечать за базар: сказал — сделал. Взял — отдай. Просят — помоги. Кто-то, хоть и незнакомый, упал — подними, не пройди мимо.

Вселенная окружающих тебя «вольных» перипетий перестаёт быть школьно-розовой. После армии ты видишь жизнь без прикрас: белое — белое, чёрное — чёрное. Вот истина. А вот — ложь.

Ну, а диванно-броненосные роты, взводы и дивизии были, есть и будут, кто ж против. Как же без них в эпоху Интернета? — пусть им… Пусть потешатся на здоровье. Утихомирив взыгравшее гормонами самолюбие.

Мы же — о своём. Мужском-несгибаемом. Твёрдом. Нерушимом.

Светлая память всем погибшим за Россию-мать!

Низкий поклон героям, не предавшим память отцов, дедов, героев прошлых кровопролитных конфликтов.

Честь имеем! — козырнём нынешним бравым служивым. Офицерам и срочникам. Ветеранам и безусым летёхам. Доблестным военно-университетским преподам, профессуре. И курсантам — будущим защитникам Отечества.

Ну и нам, старикам, спасибо!

Сегодняшняя ледяная стопка — за поколение бардово-бархатных дембельских альбомов, «аккордов», застиранных афганских тельняшек с раздолбанными гитарами. И по-казацки бьющихся непослушных вихров из-под лихо заломленных набекрень фуражек. Со сверкающей кокардой мемуаров о незабвенном — Советской Армии. Нашей армии. Во веки веков: аминь.

С праздничком, ребята. Будем жить.

МК