Все записи
14:02  /  13.04.20

893просмотра

«Черные лебеди над идеальным штормом»

+T -
Поделиться:

Шок наступает быстрее чем во времена Великой депрессии

Пандемия COVID19 разделила существование мира на термины «до» и «после», однако, что будет в этом «после» - пока скрыто в тумане. При этом, даже самым далеким от аналитики уже сейчас совершенно очевидно - ничего хорошего ждать не приходится, а волна Великой депрессии 2.0 только набирает силу.

Именно события конца 20-х начала 30-х годов в США сейчас принято вспоминать в качестве примера кризисного крушения экономики и проводить аналогию с российскими реалиями. Да, тогда случился полномасштабный финансовый и экономический коллапс, который наотмашь ударил и по самой развитой на тот момент стране, и по всему миру с большей, или меньшей силой. Однако, текущая ситуация в России все же отличается по многим параметрам, и я хочу сразу отметить один очень тревожный факт. В одной точке практически одномоментно соединились падение цен на нефть и пандемия коронавируса, выключившая рубильник деловой активности. Именно эти два фактора играют ведущие скрипки в оркестре всеобщей паники и именно они стали катализаторами схлопывания мировой и российской экономики.

Шок от пандемии наступил для нее быстрее и стал более серьёзным, чем мировой финансовый кризис 1929 года, за которым началась Великая депрессия. Тогда фондовые рынки рухнули на 30-40% по разным оценкам, но, происходило это поступательно в течение примерно трех лет. На этот раз падение заняло всего три недели и самые влиятельные биржевые индексы потеряли по всему миру от 5% до 20%. К нам прилетел не один «черный лебедь», а целая стая, которая бросила серьезные вызовы правительствам всего мира и российскому, в частности.

Главное, что волнует сейчас всех - как наша госсистема будет противостоять «идеальному шторму» в экономике, поддерживать бизнес и граждан, отправленных на самоизоляцию.

Многое из того, что мы видим, по сути заимствования из прошлого. И, не самые лучшие. Руководство страны провело встречи с наиболее, по его мнению, прогрессивными предпринимателями-руководителями крупных компаний с целью привлечь их к трансляции в широкие массы тезисов о «запасах стабильности в экономике» и «контроле за ситуацией». Точно также поступил и Герберт Гувер, Президент США, когда в 1929 году фондовый рынок страны начал обрушение. Однако, эта мера лишь отложила неизбежный коллапс.

Правительством РФ были объявлены и другие меры поддержки. Бизнесменам и предпринимателям предложили отсрочку по выплате налогов и страховых взносов на срок от трех до шести месяцев, заморозили налоговые и валютные проверки. Сдвинули сроки предоставления налоговых деклараций и уплаты страховых взносов. Населению, вынужденному сидеть дома, предоставили банковские каникулы (если доход физлица упал на 30%) и запретили начислять штрафы по оплате услуг ЖКХ.

При этом, как в и 29-м году в США, власти РФ дали понять бизнесу, что зарплаты сотрудникам на период самоизоляции ложатся на плечи работодателей, как и другие их расходы. Но, ситуация того времени в США, не была осложнена пандемией и падением цен на нефть, экономика продолжала работать, а промышленники поддержали Гувера в том, что «первый шок должен падать на прибыль, а не на заработную плату». По его мнению, это должно было оказать поддержку покупательной способности населения. Однако и эта тактика тогда не сработала, даже при отсутствии двух отягчающих обстоятельств, с которыми мы имеем дело сегодня. Не сработает она и в России. Ни одно предприятие малого и среднего бизнеса в России не сможет выплачивать зарплаты сотрудникам и аренду, имея при этом нулевой входящий денежный поток на протяжении месяцев. У крупных компаний резервов побольше, но и они тоже не резиновые.

Правительство Гувера, пыталось стабилизовать экономику расширяя строительство и сопутствующие направления на что Конгресс тогда выделил около 140 млн. долларов. Всего в 1929 году федеральные расходы на строительство оценивались в 200 миллионов долларов; штаты потратили на порядок больше — без малого два миллиарда долларов — в основном, на строительство автомагистралей. При этом, частная промышленность только в 1929 году израсходовала на свои строительные проекты около 9 миллиардов долларов. Как показали послевоенные расчёты, чистый стимулирующий эффект федеральной, региональной и муниципальной политик был на тот момент больше, чем в любой последующий год десятилетия. Это еще одна непрямая аналогия с нынешним расширением полномочий российских регионов, но только в рамках борьбы с COVID19. На реализацию серьезных мер по поддержке экономики у них просто нет денег, да и, судя по всему, не до нее им сейчас. Персональная ответственность Губернаторов за ситуацию с пандемией, возложенная Президентом, давит значительно сильнее, чем проблемы бизнеса.

К слову говоря, строительная программа США начала 30-х не сработала. К концу 1930 года количество банкротств в США достигло рекордных 26 тысяч, а ВНП сократился за год на 12,6 %. Производство снизилось особенно резко в отраслях, производивших продукцию длительного цикла использования: на некоторых промышленных заводах падение достигло 38%. И, несмотря на публичные заверения, частный бизнес фактически начал сокращать свои инвестиции и активность. Экономическая реальность стерла все краски той «скудной» картины, которой обладало как правительство, так и независимые эксперты.

В России мы имеем относительно схожую ситуацию. Бизнесмены и экономисты в один голос твердят, что Правительство «немного» оторвано от реальности и все эти отсрочки по платежам в бюджет, мораторий на проверки и банкротства, субсидии на зарплату суть полумеры. Налоги все равно придется заплатить рано или поздно, проверки вернутся, а банкротства будут вынужденно-добровольными. При этом общий размер субсидий, получить которые, как оказалось не так просто и гражданам, и предпринимателям, составляет сейчас около 1,4 трлн. рублей или 1,2% ВВП, тогда как другие страны готовы тратить в разы больше. Япония, например выделяет 20% ВВП, почти 1 трлн. долларов, включая прямые субсидии и выплаты малому и среднему бизнесу и гражданам напрямую и это только первый транш.

Наша государственная система пока упорно не хочет признать факт, что пожар разгорается все сильнее и тратить резервы все равно придется, только чем дальше, тем больше их потребуется. Правительства других стран уже взяли на себя выплату либо большей части, либо всей зарплаты работникам простаивающих предприятий и компаний. А тем, кто работал в режиме самозанятости переводят деньги сразу, напрямую. Вместо отсрочки по налогам и платежам, по кредитам малому и среднему бизнесу также широко применяются именно налоговые каникулы, а не отсрочка. Отложенные налоги и пени все равно будет платить не с чего.

Возможно, российское правительство пока еще не оценило весь масштаб урона, который понесет экономика страны и практически все ее отрасли в результате введенного и не очень понятного в юридическом смысле режима самоизоляции. Однако, чем дольше чиновники будут тянуть с принятием соответствующих решений, тем большую цену придется заплатить за промедление, поскольку турбулентность и проблемы начнут нарастать по принципу снежного кома, также как растет число заболевших коронавирусом. Деньги необходимо вливать в граждан и бизнес прямо сейчас, иначе, когда пандемия закончится, вместо экономики у нас будет выжженная земля, а население массово переместится за черту бедности.

Андрей Шалунов