Все записи
17:39  /  8.10.19

1633просмотра

«Тем, кем я был, я не буду никогда»

+T -
Поделиться:

Николай Лукьянович всегда знал, что достоин лучшего, и всю жизнь к этому шел. Но даже головокружительная карьера и любимое дело не спасли его от улицы

Среди других жителей огромной армейской палатки «Мальтийской службы помощи» Николай Лукьянович выделяется молодцеватой опрятностью: будто только что посетил модный барбершоп. После крепкого рукопожатия он сразу называет себя «внуком хуторского атамана», но кажется похожим скорее на Джо Кокера — то же лицо бывалого мужчины немного за шестьдесят, та же аккуратно подстриженная борода и даже кожаная куртка похожа на ту, что носил английский рок-певец. Тем печальнее наблюдать, как он еле-еле передвигает ноги, когда мы выходим из темноты палатки, чтобы поговорить на свежем воздухе. В начале лета Николай Лукьянович перенес инсульт, после которого каждый шаг дается ему с трудом, но в «Мальтийской службе» его фактически поставили на ноги. «В последние месяцы я расходился», — соглашается он и начинает свой рассказ.

«Всегда был упрямый»

Николай Лукьянович вырос на хуторе Ярской-1 в Волгоградской области. По его словам, хутор состоял из примерно двухсот дворов, но в школу все равно приходилось добираться за восемь километров — по дороге, которую прокладывал в бескрайней степи грейдер. Именно для поездок в школу отец подарил Николаю Лукьяновичу мопед «Рига-4» — объект желания всех старшеклассников шестидесятых годов и первое в жизни транспортное средство, которое фактически определит его любимое занятие — возиться с техникой.

После окончания школы в середине семидесятых отец советовал Николаю Лукьяновичу поступать в Институт городского хозяйства в Волгограде: говорил, что это и к дому поближе, и связи найдутся в случае необходимости. Но слушать его сын не хотел — перед ним стояли куда более амбициозные цели. «Я всегда был упрямый, — говорит Николай Лукьянович, посмеиваясь, — меня так просто не уговоришь. Я хотел строить автомобили, конструировать, а для этого надо было поступить в Москву, в МАМИ. И в итоге мы туда поехали».

«Паренек с хутора»

По словам Николая Лукьяновича, отец не верил, что «пареньку с хутора» удастся поступить в один из самых престижных технических вузов СССР, но знал, что спорить с сыном бесполезно. Дополнительную мотивацию придала первая любовь, из-за которой перед отъездом в Москву его избили «хуторские». Он хотел доказать возлюбленной, что отличается от своих односельчан и может добиться куда больших высот. И доказал: сначала сдал все экзамены на «отлично» и поступил в недоступный московский институт, там увлекся популярной тогда борьбой самбо и, вернувшись следующим летом на хутор, наказал обидчиков.

Эти два увлечения — автомобили и спорт — остались с Николаем Лукьяновичем надолго. Сейчас трудно поверить, что этот уставший человек с огромным шрамом на голове когда-то выигрывал студенческие чемпионаты, но что-то в его осанке, в широте плеч осталось от того времени, от того Николая Лукьяновича, который доказывал всем и себе — он достоин лучшего.

Николай Лукьянович Фото: Алексей Лощилов для ТД

На последнем курсе лучшим представлялся переезд в Латвию — на Рижскую автобусную фабрику, выпускавшую знаменитые на весь Союз микроавтобусы РАФ. Впервые в Елгаву Николай Лукьянович попал во время преддипломной практики и всем там пришелся по душе. Вспоминает: руководители завода предложили ему работу, вот только система распределения после диплома направила его в подмосковный Чехов на автотракторный полигон. Добиться перераспределения было почти невозможно, но и на этот раз упрямый внук атамана взял свое: после похода в Министерство образования его все же отправили в Латвию, и так началась самая счастливая глава в его жизни.

«Что я, хуже, что ли?»

В первое время на РАФе Николай Лукьянович работал конструктором — участвовал в разработке специальных микроавтобусов для обслуживания Олимпиады-80 и был в своем отделе на хорошем счету. Успел поработать и на производстве и тогда же понял, что быть мастером ему нравится гораздо больше.

«Все эти приданные [отправленные на конвейер в помощь мастерам сотрудники других отделов — прим.ТД] конструктора, технологи работали на производстве лишь бы как-нибудь, а меня какой-то задор взял — что я,  хуже, что ли, мастеров? Меня заметил начальник цеха и пригласил перейти на производство — там и работа была интереснее, и зарплата чуть выше».

На производстве он сделал головокружительную карьеру и уже в 29 лет стал исполняющим обязанности начальника сборочного цеха главного конвейера, а к 31 году дослужился до заместителя главного инженера и начальника механосборочного производства. В качестве одного из руководителей РАФа ездил на стажировки за границу, обзавелся семьей: в восьмидесятые друг за другом родились дочь и сын.

«Человек – это звучит гордо»

Возвышение Николая Лукьяновича совпало с началом распада Советского Союза. Тогда он даже не подозревал, какие перемены за этим последуют, но уже к началу девяностых вместе со страной в упадок пришел и завод. Николай Лукьянович начал выпивать, развелся с женой, хотя общения с ней и с детьми не прерывал еще долго.

Николай Лукьянович работал на РАФе до последнего, но уже в 1997 году завод остановил конвейер, а год спустя объявил о своем банкротстве. Нужно было искать новую работу, но сделать это оказалось не так просто. «В Латвии тогда было много хороших заводов, но я решил вернуться на родину — в Волгоград. А когда приехал, увидел, что все развалили, все предприятия разрушены».

Николай Лукьянович Фото: Алексей Лощилов для ТД

Он решил вернуться один, жена, дочь и сын остались в Латвии. Родина встретила внука атамана недружелюбно. В первое время работал начальником участка на Волгоградском заводе тракторных деталей и кое-как сводил концы с концами. И пил все больше.

«У меня такие взгляды: я считаю, что человек — это звучит гордо, а когда как-то обитаешь, что это за жизнь? В общем, я резко запил. Тем, кем я был, я не буду никогда, поэтому жизни для меня больше нет».

«В Питере никогда не пропадешь»

К 2000 году Николай Лукьянович попытался вернуться в Латвию.

К тому моменту у него были просрочены загранпаспорт и вид на жительство, поэтому добраться до Латвии легально он не мог — объясняет, что деньгами на новый паспорт и визу не располагал. Поэтому отправился в Белоруссию, чтобы оттуда нелегально перейти границу. Этот отчаянный шаг закончился печально: пересечь границу Николай Лукьянович не смог и остался скитаться в Минске, где нарушил несколько миграционных законов и на полгода попал в тюрьму. Из нее он вышел уже самым настоящим бездомным, ехать в прямом смысле было некуда. И после депортации отправился в Петербург.

Николай Лукьянович ходит только с костылем Фото: Алексей Лощилов для ТД

«Мне в тюрьме один человек сказал: “Старичок, езжай в Питер. В Питере ты никогда не пропадешь, там много благотворительных организаций: будешь работать, получать там питание”».

Так и вышло: Николай Лукьянович сумел кое-как устроиться и не сгинуть. В общей сложности он прожил на улице примерно полтора десятка лет: ночевал на вокзалах и в рабочих домах, полгода работал дворником, но никогда не запускал себя: каждую неделю ходил в дешевую, «но настоящую» баню на Синопской набережной, регулярно стригся в училище для парикмахеров, там же ровнял бороду и усы — старался выглядеть прилично.

«Сцепив последние зубы»

Несколько лет назад Николай Лукьянович поскользнулся и упал, сильно ударившись головой. Травму ему «подлатал» знакомый доктор, помогающий бездомным, но рана начала гноиться, пришлось отправиться в Максимилиановскую больницу, где Николаю Лукьяновичу помогли не только с раной, но и с оформлением временной инвалидности.

В этом году его разбил инсульт. Собрав последние силы, Николай Лукьянович пришел в католический приют для бездомных Сестер Марии Терезы, специалисты которого направили его в «Мальтийскую службу помощи»: «Написали адрес, дали костыль и жетончик на метро». Здесь Николай Лукьянович наконец нашел пристанище и окончательно завязал с алкоголем: в «Мальтийской службе помощи» его не только кормят и предоставляют ночлег, но и помогают справиться с последствиями инсульта, а также оформить документы, необходимые для получения постоянного места в интернате для пожилых инвалидов.

Николай Лукьянович Фото: Алексей Лощилов для ТД

Он ждет переезда туда с нетерпением, как говорит, «сцепив последние зубы». Николай Лукьянович ни на что не жалуется и с удовольствием общается с другими постояльцами, попавшими в трудную жизненную ситуацию. Сотрудники «Мальтийской службы» говорят то же самое — ни с кем не конфликтует, а главное — не пытается вернуться к алкоголю.

Помимо Николая Лукьяновича, «Мальтийская служба помощи» ежегодно поддерживает сотни бездомных. Пожалуйста, поддержите и ее работу — любое пожертвование поможет обеспечить кров, горячую пищу, юридическую помощь и надежду на возвращение в нормальную жизнь для всех, кто в этом нуждается.

Перепост

Сделать пожертвование
Собрано
Нужно