Все записи
17:04  /  9.01.20

2935просмотров

Зайчик и добрая кошечка

+T -
Поделиться:

Врачи говорили Наталье о Ване: берете на дожитие. И Наталья взяла, несмотря на букет диагнозов и непростые обстоятельства, потому что сразу поняла: это ее Ваня. Но поначалу даже укачивать его приходилось на вытянутых руках

— Итак, у вас четверо детей, — говорю я, чтобы завязать разговор.

— Вообще-то не четверо, а в общей сложности восемь, — застенчиво улыбается Наталья.

 

Но обо всем по порядку.

 

Наталье 50 лет, и детей у нее действительно восемь: пятеро своих и трое приемных. Старшие уже совсем самостоятельные, поэтому с мамой сейчас живут Тимоша, Федя, Юля и Ваня. 

 

Ваня самый младший и особенный, их с Натальей встреча — чудо для обоих.

«Не забирайте!»

Самого старшего сына Наталья родила больше 30 лет назад, в первом браке. После расставания с мужем она жила в городе Сосновый Бор под Петербургом, работала медсестрой и не видела для себя никаких перспектив. Но позже начались перемены: Наталья стала ходить в протестантскую церковь, сменила работу — стала провизором в аптеке — и встретила нового мужа, протестантского пастора. Родились дочери-двойняшки, затем еще двое сыновей. Вскоре пастор ушел из церкви, а затем исчез совсем. 

Ваня Фото: Светлана Булатова для ТД

Поэтому 10 лет назад у Натальи даже мысли не было о том, чтобы взять в семью еще одного ребенка: в съемной квартире вместе с ней и так жили четверо детей, а сама Наталья работала ночным воспитателем в приюте. Заработка едва хватало, а сердце разрывалось на части от необходимости бежать от своих к приютским «семи пацанам», а от приютских — к своим.

 

«Мне говорят: “А как вам ребенка дали?” Я говорю: “Знаете, бог захотел, и дали”».

 

Ване шел четвертый месяц, когда Наталья впервые его увидела. Маленький, слабый — родился на 24-й неделе, весил 900 граммов, отказник, сплошные диагнозы: 

ДЦП, отслоение сетчатки, гидроцефалия. «Берете на дожитие» — говорили про него даже врачи, но Наталья поняла сразу: это ее Ваня. 

Ваня Фото: Светлана Булатова для ТД

Ваня в культурно-досуговом центре Фото: Светлана Булатова для ТД

Ваня жонглирует мячами Фото: Светлана Булатова для ТД

Дальнейшее стало чудом для обоих: даже в ситуации Натальи 

органы опеки все же нашли вариант — предложили взять мальчика с перспективой устройства в другую семью. Наталья согласилась, дети ее поддержали. Ваня же, которого отдавали «на дожитие», не просто дожил, а выжил.

Но сначала пришлось непросто. Семья только перебралась на новое место, в небольшой домик под Гатчиной, а когда Ване исполнилось полгода, ему подыскали приемную семью, соответствующую всем стандартам. Наталья попросила подождать до плановой операции — удаления врожденной грыжи. 

Юля Фото: Светлана Булатова для ТД

Она и сейчас с дрожью в голосе вспоминает, как ее Ване было больно, когда грыжа выпадала. И каждый раз ее приходилось вправлять — операцию можно было делать только при весе больше восьми килограммов. Крошечный Ваня набрал его лишь к полутора годам.

 

«Натерпелся он, конечно, натерпелся, — рассказывает Наталья, нервно перебирая пальцами. — После операции его снова могли отдать на усыновление. Позвонили мне из опеки, а я говорю: “Можно я открытым текстом? Не забирайте! У меня вся семья так считает — это наш ребенок. Да и весь городок: как это, Ваньку отдать? Он у всех вырос на глазах, все видели это чудо”».

На вытянутых руках

В итоге Ваня остался у Натальи — под возмездной опекой. 

 

«Многие диагнозы у нас постепенно ушли, и жидкость в голове не скапливается, и ДЦП нам ставили — но ДЦП не подтвердился, ходит хорошо. Задержка развития, умственная отсталость — это да, — разводит руками Наталья. — Все-таки у него было органическое поражение мозга, потому что мама его носила и одновременно употребляла все, что могла. Но мы этого ребенка выходили на вытянутых руках».

Юля в своей комнате Фото: Светлана Булатова для ТД

Юля в своей комнате Фото: Светлана Булатова для ТД

Юля Фото: Светлана Булатова для ТД

На вытянутых — потому что за три месяца в роддоме Ваня настолько привык быть один, что любые объятия были для него непривычны и непонятны, первое время приходилось укачивать «на расстоянии». 

Выхаживать пришлось долго и трудно, поэтому со временем Наталья полностью сосредоточилась на своей большой семье — единственными источниками дохода остались пенсия и социальные пособия на детей.

 

Примерно тогда же в местном сообществе приемных родителей Наталья познакомилась с Татьяной Дробышевской, которая рассказала ей о фонде, в котором работает, — «Найди семью».

Родила из сердца

Помимо Вани, Наталья воспитывает еще одного приемного ребенка — 13-летнюю Юлю (самая старшая приемная дочь, Таня, уже выросла и живет отдельно). Юля помнит, что с Натальей они не родственники, но с первых дней называет свою маму мамой. Ваня, который никогда не видел свою родную мать, хоть та и жила совсем неподалеку, этого не помнит, но знает об этом — и поступает так же, как Юля. Несколько лет назад родная мать Вани умерла, и Наталья думает, что, когда Ваня подрастет, они обязательно отыщут ее могилу.

Юля и Наталья Фото: Светлана Булатова для ТД

«Я всегда помню, что Ваня имеет право на свою, совершенно отдельную, судьбу. И я никогда не скрывала от него, что у него есть другая мама, потому что мне кажется, что скрывать это — очень жестоко. Когда он был совсем маленьким, я рассказывала сказки о зайчике, у которого умерла мама-зайчиха, но его приютила добрая кошечка. Потом как-то мы говорили про детей, и я говорю: “Есть дети, которых мамы рожают из живота, а я тебя, Ванька, родила из сердца”».

Сейчас, глядя на Ваню, не скажешь, что с ним что-то не так: непоседливый лопоухий рыжий мальчишка с широченной веселой улыбкой похож на других младших школьников. В свои 10 лет он на дому занимается по программе второго класса общеобразовательной школы, а с этого года несколько раз в неделю ходит на занятия с учителями в школу. Даже бежит — с непривычным для школьника энтузиазмом. Не складывается с математикой, зато у Вани отличное чувство ритма, он прирожденный барабанщик. 

Ваня на детской площадке Фото: Светлана Булатова для ТД

 

Собака Люси на руках у Юли Фото: Светлана Булатова для ТД

«С самого детства стучал по всем поверхностям в доме, даже стол кухонный сломал. В конце концов мы скопили денег и купили ему бэушную электронную ударную установку, теперь вместе играем в нашей церкви: я на синтезаторе, Ваня на ударных, а Тимоша на гитаре — целая рок-группа, — смеется Наталья. — Я мечтаю устроить в доме отдельную музыкальную комнату для репетиций, но пока негде, к сожалению».

Помощь рядом

Но за этим смехом — немало труда и упорства. 

 

«Одна бы я точно не справилась», — вдруг произносит Наталья. 

Наталья Фото: Светлана Булатова для ТД

И она не одна: помогают мама и уже подросшие дети, помогают друзья из благотворительного фонда «Найди семью». Почти с рождения Ваня постоянно занимается с дефектологом фонда. Еще «Найди семью» покупает дорогие лекарства, без которых Ваня бы не выжил, а иногда и просто помогает с продуктами или одеждой — лишних денег в такой большой семье, как у Натальи, не водится.

«Когда есть возможность, мы приходим к нашим подопечным и говорим: “Что вам нужно?” А потом помогаем это купить, — рассказывает Татьяна Дробышевская. Она — директор центра “Найди семью” в Гатчинском районе Ленинградской области. — Когда мы сюда переехали, здесь вообще не было дефектолога, хотя он нужен в городке почти всем, и нам удалось добиться того, чтобы специалист появился, взять его в фонд на ставку, потому что это очень важно».

Наталья и Ваня Фото: Светлана Булатова для ТД

Дефектологи, психологи и другие специалисты фонда «Найди семью» постоянно оказывают поддержку десяткам семей с приемными детьми в Гатчинском районе Ленобласти. Но сам фонд существует только благодаря пожертвованиям, а это значит, что помочь может каждый из нас. Поддержите работу организации: любое пожертвование — это шанс, что «рожденные сердцем», как и те, кто приютил их, не останутся без помощи в трудную минуту. Спасибо.

Перепост

Сделать пожертвование
Собрано
Нужно