Все записи
МОЙ ВЫБОР 12:59  /  21.11.19

1060просмотров

Все мы невротики

+T -
Поделиться:

Начиная писать новую статью, я задумалась над тем, что большинство моих клиентов, за последнее время, обращаются за помощью с самым обсуждаемым и непонятным диагнозом, которого нет в современной медицинской классификации, но он более всего распространен среди обращений к неврологам и врачам-терапевтам. 

Кому из вас или ваших близких ставили диагноз «Вегетососудистая дистония»? Я уверенна, что многим. Пройдя огромный путь по различным врачам и узким специалистам в поисках своего диагноза и получив его, остались в полной растерянности, что с этим дальше делать. Обывательски это проявление относят к такому явлению, как невроз. Но это понятие в официальной медицинской среде сейчас отсутствует. Впервые понятие невроза ввел шотландский врач Уильям Каллен в параграфе 1091 своего труда «Первые наброски о медицинской практике», описав эти проявления, как «чувственные аффекты или движения, для которых нельзя зафиксировать телесные причины».

С течением времени понятие невроза подвергалось неоднократным трансформациям.

Например, в третьем руководстве «Диагностики и статистики по психическим расстройствам» к неврозу были отнесены все истерии, различные виды фобий, ананкастические, неврастенические, диссоциативные, ипохондрические расстройства, дистимичные депрессии, генерализованные симптомы, синдромы страха, психогенные болевые синдромы.

Однако в следующем издании справочника такого диагноза, как «невроз» уже не существует, и далее это понятие стало относится к устаревшим. На сегодняшний день, оно относится больше к бытовому, чем к научному и клиническому употреблению, и в современных классификациях термин не выделяется в отдельную категорию. Он рассматривается как компонент ряда психических расстройств.

Но это медицина психиатрическая, которую все боятся. Мало кому хочется иметь в своем арсенале приставку к своему имени: «псих». Пока в нашем обществе психологические заболевания будут стигматизированы, большинство людей будут, тратя деньги, ходить по разным врачам в поисках диагноза.

Долгий и непростой путь прошла и моя клиентка, прежде чем попасть ко мне на прием. У неё все началось с вегетативных реакций, эти проявления заставили ее обратиться к врачам:

«В один из дней я не смогла вздохнуть полной грудью, мне стало страшно, и я начала бегать по комнате, совершенно не отдавая отчета себе, своим реакциям и действиям. Потом присоединилось головокружение, появился шум в ушах, онемели конечности, я вызвала скорую помощь, но к ее приезду моё состояние нормализовалось. Врач скорой все же посоветовал обратиться к участковому терапевту. Так начались мои мытарства».

Она обратилась в частную клинику, стала сдавать все мыслимые и немыслимые анализы, проходила различные виды обследований, которые показывали, что она физически здорова,  за исключением небольших возрастных отклонений.

Но необъяснимое чувство тревоги и непонятное беспокойство усиливались, добавились мысли, что у нее какое-то сложное заболевание, которое не могут диагностировать, и она непременно скоро умрет.

На работе, видя ее разбитое состояние, заботливая коллега добавила ей мысль о том, что на ней сглаз, и начался следующий этап в поисках ответов — гадалки и ясновидящие. В это время женщина почувствовала снижение аппетита, у неё появилась плаксивость. Горячо оплакивались незначительные события в жизни и любые неприятности на работе или дома, она стала эмоционально неустойчивой. Итогом стало затворничество у себя дома.

Я помню, как она написала мне в социальных сетях и спросила, почему я не консультирую онлайн. Еще через некоторое время попросила записать ее на прием.

Пришла в назначенное время. Маленькая, хрупкая, с огромными глазами, казалось, что только они есть на ее лице, тонкие губы, коротко стриженные темные волосы с проседью, опущенные плечи.

Медленно она достала из пакета свою карточку, которая по объёму напомнила мне учебник по психиатрии, дрожащими руками протянула ее мне, и с тяжелым вздохом села на краешек кресла. Во всем ее поведении было видно, что ей очень тяжело.

Не открывая и не читая ее карту, я отодвинула ее на край стола, пододвинула свое кресло ближе к ней. Было видно, как она в тот момент отвлеклась от своих внутренних переживаний, села глубоко и удобно — значит, ресурсы есть, и вера еще не совсем потеряна, будем работать.

Понятно, что проявления в ее состоянии, на которые она впервые обратила внимание были не случайны. Перед этим было много событий, которым она на тогда, не придала никакого значения, но они стали провокаторами ее заболевания. Психотравма с которой ей не удалось справиться, стала причиной этому состоянию. Она полюбила мужчину, но он был женат. Мужчина тоже испытывал к ней трепетные чувства и готов был развестись со своей женой. Но моя клиентка воспитана была в жесткой установке, что неправильно и неприемлемо разрушать семьи, что «счастья не построишь, на чужом несчастье» и она, ломая себя, пыталась разрушить все мосты между ними. Отговорила себя и рассталась «с любовью всей своей жизни». Семья ее была рада и гордилась ей. Вот этот эпизод и стал тем конфликтом для ее психологического состояния, который затем вылился в вегетативные расстройства.

Две субличности не смогли договориться: инстиктивная природа ее желания быть рядом с любимым и вторая, социально и семейно-обусловленная установка о том, что этого делать нельзя ни при каких обстоятельствах.

У каждого свой характер, устоявшееся мировоззрение, свои паттерны поведения на ту или иную ситуацию. Если все вышеперечисленное не стыкуется с реальностью, то возникают душевные страдания, которые и выливаются в психологические расстройства в виде внутренних конфликтов, с внешними яркими проявлениями или без таковых. Это состояние обратимо, и оно поддается психотерапевтическому лечению. В процессе терапии находятся новые знания, новые способы поведения, новые мыслительные процессы. Поэтому помните:

- Существует Счастье

- Счастье имеет причину

- Существует достижение Счастья

- Существует путь достижение Счастья.