Все записи
16:00  /  26.10.20

5467просмотров

Кавказский мультикультурализм. Неоднозначность религиозной истории адыгов

+T -
Поделиться:

1792 год. Пока во Франции разворачивается Великая революция, у адыгов (=черкесов) происходит нечто похожее, хотя и намного менее кровопролитное и масштабное — адыги-крестьяне восстают против своих аристократов и выгоняют их за пределы Шапсугии.

Примерно в это же время (историки называют разные даты) в дагестанском ауле Гимры появляется на свет мальчик Али. Ребенок совсем хилый: постоянно болеет, мать выхаживает его всеми возможными способами, но ничего не работает. Тогда родители Али решают его переименовать и называют Шамилем, что означает «выпрошенный у Бога». Мальчик идет на поправку и растет здоровым. Так начинается история известного героя Кавказской войны.

С самого детства Шамиль много читает и вскоре находит такого же книголюба — Гази-Мухаммеда. Они становятся близкими друзьями. Повзрослев, Гази-Мухаммед идет наперекор родителям и отказывается жениться. «Не хочу жениться, хочу учиться!» — по сути с таким девизом он выступает и отправляется продолжить свое образование в аул Унцукуль к исламским богословам. Шамиль идет за ним, когда ему исполняется 20 лет (возраст совершеннолетия у горцев). Наставником Шамиля и Гази-Мухаммеда становится Джемалуддин Казикумухский, который проповедует ислам, больше похожий на буддизм. Ядро его религиозной веры составляет духовный джихад — внутреннее нравственное очищение. Никакого насилия. Гази-Мухаммеду такая идея не по душе. Он требует газавата — войны с несправедливой и неправедной властью. Гази-Мухаммед собирает большое число сторонников. Они находят в его воззрениях и проповедях кое-что очень привлекательное. Дело в том, что горцы в своей жизни руководствовались нормами обычного права — адатами. В них закреплялось социальное неравенство — например, за убийство аристократа виновный платил намного больше, чем за убийство крестьянина. Гази-Мухаммед предлагал войну, которая победит неравенство и установит справедливые законы шариата. Шамиль снова последовал за своим товарищем.

Обо всем этом я прочитал в книге Амирана Урушадзе «Кавказская война. Семь историй». К чему я это все рассказываю? А вот к чему. Недавно мне снова задали вопрос, который мне задают все пять лет, что я живу в Москве: «А адыги же мусульмане?» Однозначного ответа на этот вопрос у меня нет. Ну да, как бы мусульмане. Но никто из моих родственников, друзей, родственников друзей не ходит регулярно в мечеть, не совершает намаз, не носит хиджаб и т. д. Может, у меня просто такое окружение? Нет, дело все-таки не в этом. В доказательство привожу одно интересное исследование о религиозной идентичности на Кавказе. Респондентов попросили продолжить фразу «Быть настоящим мусульманином — это значит…» Вот, что отвечали чеченцы: «Для меня это все; Быть поистине счастливым человеком; Быть ближе к раю; Я горжусь тем, что я мусульманка». А вот, что отвечали адыги: «Не знаю, я христианка; Я не мусульманин; Не кричать на каждом шагу, что ты мусульманин. А вообще мне все равно, я атеист; Не знаю, наверное, я ненастоящий мусульманин (для меня это не самое важное в жизни); Быть арабом и жить в одной из арабских стран».

Иллюстрация: Wikipedia Commons
Иллюстрация: Wikipedia Commons
Григорий Гагарин. XIX век

Мне стало интересно, почему произошло такое разделение между народами Кавказа, ведь принято считать, что все национальные республики в этом регионе мусульманские (кроме Северной Осетии). Поэтому я и начал читать книгу Урушадзе. Как укоренялся ислам у чеченцев и дагестанцев, я уже рассказал выше. Сводится это все к следующему — у них были адаты, в адатах не было справедливости, и люди нашли справедливость в исламе.

Что было у адыгов? Хабзэ — в отличие от адатов, сюда входили не только юридические нормы обычного права, но и кодекс чести, нравственные нормы, а еще религия, причем не исламская, а какая-то своя. У адыгов был свой Бог и назывался он «Тхьа». Это Бог именно с большой буквы, это слово нельзя употребить во множественном числе (очень режет ухо нэйтив спикерам, мне в том числе, хотя я, к своему стыду, уже забываю язык и по-английски говорю лучше, чем по-адыгейски). У адыгов не было пантеона богов, было только одно божество «Тхьа» и нартский эпос с как бы мифическими персонажами, которые все были смертными, богами их не назовешь. Но, видимо, благодаря советским ученым, которые пытались уместить религию адыгов то в марксизм (а он не может объяснить возникновение монотеизма в обществах без централизованного государства), то в греческую мифологию с ее огромным пантеоном, адыгов принято считать язычниками, которые потом пришли к исламу. По всей видимости, это не так — наука снова оказалась заложницей европоцентризма.

Итак, народы Дагестана и Чечни нашли в исламе справедливость и пути ее достижения, чего они не нашли в адатах. У адыгов в хабзэ тоже было юридическое неравенство (вспомните восстание адыгов-крестьян против аристократов, о котором я говорил в самом начале), но им незачем было искать справедливости в других религиях, у них была своя, пережившая много исторических этапов. Адыгам пытались навязать не только ислам, но и христианство — не прижилось, своя вера оказалась сильнее. А в языке до сих пор почти все обращения к Богу звучат через слово «Тхьа».

Понятно, что исторические процессы нельзя объяснять одной причиной. Но мне кажется важным писать о таких сложных моментах в истории этносов, населяющих одну большую страну. Тем более, когда о них вообще мало кто пишет.