Все записи
18:38  /  9.03.21

814просмотров

«‎Асхад — черт» и другие комментарии националистов к моей статье о мигрантофобии‎

+T -
Поделиться:

4 марта я опубликовал на «‎Снобе» материал — «Как убийство семьи в Кудьме привело к новому всплеску мигрантофобии‎». Текст про страшное убийство в поселке под Нижним Новгородом и реакцию российского Твиттера на него. 

Вкратце случилось следующее: 26-летний мужчина убил четырех человек — все они члены семьи Малаховых. Как позже сообщил СК, убийцей оказался уроженец Узбекистана, который работал на Малаховых. В соцсетях люди выступили за принятие закона о визовом режиме со Средней Азией и вывели в топы хэштег #ЗаконМишиМалахова. Понятно, что там были не только требования ввести новый закон — в основном люди писали расистские оскорбления в адрес мигрантов и рассказывали личные истории о том, как выходцы из среднеазиатских государств когда-то кому-то напакостили.

По сути я писал не про убийство, а про конкретное социальное явление, вскрытое тем самым убийством. Многим комментаторам в соцсетях это не понравилось — мол, я оправдываю преступника. Это не так. Я рассказал про инцидент, про то, что в деле уже есть обвиняемый, на которого указывает и официальное следствие, и обычные жители поселка. Никто ни в статье, ни в соцсетях не оправдывал самого факта убийства и никто не высказывался в защиту обвиняемого. Видимо, некоторые не захотели этого понимать, что только подтверждало тезис, высказанный спикерами в статье — мигрантофобия в России существует (как, наверное, во всех обществах), а новости об убийстве в Кудьме провоцируют еще больший ее всплеск.

Скрины материала опубликовали в нескольких пабликах правого толка, в том числе в сообществе «‎Спутника и Погрома» — популярного националистического издания, заблокированного по решению Генпрокуратуры в 2017 году. Во всех этих постах делается какой-то особый акцент на моем имени и фамилии. Легко догадаться, что авторы просто хотят указать на мою «‎нерусскость»‎. Если это такое косвенное обвинение в моей необъективности как журналиста, то… Ну, честно, мне даже как-то неловко это комментировать. Я родился в России, вырос в России, все члены моей семьи родились и выросли в России. Почему то, что я этнически нерусский, должно означать, что я априори на стороне мигрантов? 

Но были и полезные комментарии. Один из читателей обратил внимание на неточность в статистических данных, приведенных в статье — якобы получилась слишком маленькая доля преступлений, совершенных мигрантами в Москве. Я согласился с тем, что посчитал неправильно, и исправил ошибку. Доля увеличилась. Но я также пересчитал этот же показатель по всей России — доля резко сократилась. То, что человек обратил внимание именно на случайно заниженное число преступлений мигрантов, а не завышенное — еще один момент, на который я обращаю внимание в контексте обсуждения мигрантофобии.

В паблике «‎Спутника и Погрома» также написали‎, что я против формулировки «‎убил мигрант» и за то, чтобы все говорил просто «‎убил преступник». В посте 50 комментариев с издевками над моим ФИО и просто прямыми оскорблениями, цензурными и не очень. Должен признать, что пара комментов были действительно смешными. Но дело не в этом, а в том, что я-то не против. Это просто слова моего спикера, и я привожу их в кавычках. Возможно, националисты не знают, но так обычно оформляют цитаты в русском языке. 

Вопрос к сторонникам правых взглядов, прочитавшим этот блог. Если убийство, совершенное одним мигрантом, должно означать, что мигранты — зло, то почему то же самое нельзя сказать вообще обо всех подсобных рабочих? Ну, то есть, один мигрант убил четверых людей, за что его уже посадили под стражу. Из этого часть общественности заключает, что все мигранты преступники и надо придумать новые препятствия для их въезда в Россию (это еще самая безобидная предложенная мера). Но иностранное происхождение — не единственная социальная характеристика обвиняемого. Он еще и подсобный рабочий. Значит ли это, что всех подсобных рабочих нужно «‎отменить»? Почему? И, кстати, если власти не публикуют статистику по количеству преступлений, совершенных подсобными рабочими, значит ли это, что государство зачем-то скрывает правду о подсобных рабочих? А еще интересно, как в таком случае будут выглядеть обличительные посты националистов о подсобных рабочих. Меня вот обличали, повторяя мое нерусское имя «‎Асхад» (никакого мигрантского бэкграунда у меня при этом нет). 

В общем, я выступаю за диалог со всеми сторонами и действительно считаю это важным. Но, как сказала одна моя подруга, странно искать контраргументы к слову из трех букв на заборе. 

Комментировать Всего 2 комментария

Интересная мысль про подсобных рабочих. Все уже давно привыкли, что таджик или узбек, подметающий двор - это трудовой мигрант. А вот для белых воротничков из развитых западных стран, работающих в России на высоких должностях и живущих в съемных квартирах в центре столицы, слово совсем иное - экспат. Вроде бы, понятно, что разлом не по страновой и не по этнической принадлежности проходит... Но так ведь проще клеймить...

Эту реплику поддерживают: Асхад Бзегежев, Светлана Горченко

«подсобный рабочий»

Он же ещё и не на стройке подсобный рабочий. А в услужении, в прислугах.

И само дело сильно неоднозначное (хотелось бы подробностей, особенно от оставшихся в живых), и в целом как проблема - убийство бедными из-за денег (?). Чужие в доме - огромный риск. Независимо от национальности.

О криминальной статистике. Она неполная, малодостоверная, сильно искажаемая в пользу/в угоду тем, кто имеет доступ к ее искажению, снизу доверху. Сейчас выгодно валить на мигрантов, и манипуляторы всех мастей этого не упустят.

Достоверные данные добыть непросто. Даже там, где очаги напряжения создают чужие, это чаще всего не мигранты, легальные или нелегальные, а, например, молодежь из наших южных республик - из депрессивных поселений, из бедных семей, с криминальными наклонностями. Группы, не одиночки. Случай в Кудьме в этом смысле нетипичный. 

Асхаду, Алине, Екатерине спасибо за правильное раскрытие сложной темы. И - берегите себя!:)

Эту реплику поддерживают: Асхад Бзегежев