Все записи
19:21  /  6.09.19

1810просмотров

После тюрьмы. Могут ли Кокорин и Мамаев вернуться к нормальной жизни

+T -
Поделиться:

ФСИН рассмотрела ходатайство Павла Мамаева и Александра Кокорина об УДО и поддержала его. Уже 17 сентября футболисты выйдут на свободу. Каковы их шансы встроиться в нормальную жизнь зависит от программы ресоциализации, которая в США имеет статус государственной, а в России ее приходится собирать по частям самостоятельно. 

Падение звезд шоу-бизнеса или спорта часто интересует публику сильнее, чем их восхождение. Особое любопытство вызывают мучительные попытки прежде «богатых и знаменитых» вернуть статус-кво. За такими «реалити-шоу» следят миллионы. Причем не просто следят, а норовят прокомментировать, посмеяться или дать совет. Под такой аккомпанемент вернуться к нормальной жизни человеку публичному еще труднее, чем «простому смертному». 

Почти никто из совершивших преступление и оказавшихся за решеткой – будь то знаменитости или значительно менее публичные люди – не оказывается готов к тому, что, пожалуй, самое тяжелое следует уже после официального вердикта суда и даже понесенного наказания. Когда челюсти закона разжаты, на осужденного обрушивается вся тяжесть общественного мнения, которое чаще всего оказывается суровым, жестоким и лишенным сочувствия.

Фактически человек становится осужден дважды – сначала судебной системой, за что и отбывает соответствующее наказание по уголовному закону, а затем социумом – по законам толпы. Второе наказание не имеет срока и может длиться всю жизнь.

Российский Уголовный кодекс определяет наказание как меру государственного принуждения, назначаемую по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления и заключается в лишении или ограничении прав и свобод этого лица. Цели наказания — восстановление социальной справедливости, а также исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений. И если две последние цели часто удается достигнуть, то с восстановлением социальной справедливости все гораздо сложнее.

После того, как виновный понес наказание, задача восстановления социальной справедливости ложится на общество. К сожалению, часто оно оказывается не готово восстановить социальную справедливость в отношении тех, кто вышел на свободу, особенно когда речь идет о публичных персонах, прежде занимавших высокие позиции в профессии и обществе в целом.

Ресоциализация после тюрьмы – тяжелый и затратный во всех смыслах путь, который одним не дается, а другие проходят его весьма успешно. Например, боксер Майк Тайсон после обвинения в изнасиловании «Мисс Черная Америка» Дезире Вашингтон и 3 лет тюрьмы — он был осужден на 6 лет, но вышел по УДО — так и не смог вернуться к прежним вершинам, несмотря на то, что он предпринял попытки к социальной адаптации. После совершенных преступлений не удалось вернуться на спортивный Олимп и легенде футбола Диего Марадоне. В том же 1991 году был осужден на 1.5 года условно за хранение наркотиков, а в 1994 году – вновь, но уже на год условно за пальбу из винтовки по журналистам, а в 2005 году Марадона был арестован за неуплату налогов.  

Иначе проходила ресоциализация актёров Роберта Дауни Младшего, дважды оказывавшегося в тюрьме за хранение наркотиков, и Марка Уолберга, отбывавшего заключение за нападение на двух вьетнамцев. Обе голливудские знаменитости смогли не только вернуться в профессию, но и добиться в ней ещё больших успехов, не оказавшись в заложниках у своей репутации.

Почему одни теряют многомиллионные контракты и выстроенные коммуникации навсегда, а другие при тех же стартовых условиях становятся ещё более сильными, чем прежде?

Ответ лежит на поверхности: у одних есть план на жизнь «после тюрьмы», а у других его нет. 

Одни готовы перестать жить прошлым – независимо от того, какие победы и поражения в нем были. Те, кто нацелен на новую жизнь, уже за решеткой узнают термин «ресоциализация заключенных», и готовятся к ней серьезно. Практически как к соревнованию, со всеми элементами тренировочного цикла - целями, задачами, основными направлениями и доступными резервами.

С момента выхода на свободу такие люди начинают борьбу за свое место в мире. Другие же оставляют свою судьбу на волю случая, отказываясь от четкого плана, который так необходим. 

Цена такого решения — последующая жизнь.

Ресоциализация это и есть то единственное, что отличает вернувшихся на Олимп от тех, кто остался в прошлом. 

Скучным юридическим языком её суть изложена в одном предложении: ресоциализация - это комплекс государственно-правовых, организационно-практических мер по восстановлению утраченных или ослабленных в результате изоляции социальных связей, усвоение осужденными стандартов поведения и ценностных ориентации, подчинение правовым нормам поведения, оказание содействия в их трудовом и бытовом устройстве в период подготовки к освобождению и после отбывания уголовного наказания.

В переводе с юридического на человеческий, ресоциализация – помощь профессионалов, которая оказывается осужденному для того, чтобы подготовить его к возвращению в нормальную жизнь после тюрьмы.

В её основе – индивидуальная и подробная программа действий. Каждое из них шаг за шагом приближает человека не к тому состоянию, которое непосредственно предшествовало заключению (поскольку именно в этом состоянии было совершено преступление), а к принципиально новому этапу жизни. 

Если программа построена грамотно, на этом этапе перед человеком открывается чистая страница новых возможностей, на которую не ложится тень прошлого и которая защищена от давления извне. А общественное мнение умело разворачивается в сторону реабилитируемого.

В США и не только подобные программы реинтеграции в общество существуют давно, там они называются reentry programs. Тем не менее, ни у нас, ни за рубежом почти не встречается программ, рассчитанных на ресоциализацию публичных и медийных персон — «звезд» спорта или шоу-бизнеса и других селебрити.

Причина этого очевидна – большинство программ рассчитаны на массовость, а работа с людьми, чей профессиональный и социальный статус требуют больших усилий для поддержания даже в нормальных условиях, является индивидуальной, точечной и кропотливой, поэтому не может проводиться силами самих исправительных учреждений или социальных служб.

Для таких сложных ситуаций, как правило, формируется команда специалистов, которые выстраивают модель ресоциализации на основе пяти ключевых блоков:

1. Коррекция поведения и профилактика рецидива — формирование не только внешнего имиджа, но и реальной системы ценностей для новой жизни. При этом результатом является то, что оступившийся человек не просто осознал свою ошибку и подавляет в себе желание снова нарушить закон, а действительно такого желания не имеет.

2. Выстраивание сети устойчивых социальных связей — возвращение семьи, коллег, друзей и поклонников обратно в свой круг. Но не хаотично, а строго по намеченному плану. Для звёзд это имеет особое значение и поддержку при попытке «вспомнить и вернуть всё».

3. PR-сопровождение и управление репутацией — эволюция поведения и достойный путь человека обратно в общество, которые необходимо освещать. Когда речь идет о спортсменах и других звездах, правильный пиар и управление репутацией стратегически важны не только в моменте, но и в динамике. Селебритиз всегда остаются ролевыми моделями для тех, кто следит за ними, а особенно – для настоящих фанатов.

4. Формирование бизнес-плана и карьерного трека — движение это не рандомный набор интуитивно правильных шагов, а целенаправленный путь к успеху. Хотите пройти его быстро? Создайте профессиональный план, у которого есть как карьерная, так и бизнес-составляющая.

5. Адвокатская поддержка и юридическое сопровождение. Этот модуль является ключевым, потому что именно адвокаты раскрывают над человеком своеобразный зонт правовой поддержки, защищающей его на всем дальнейшем пути. Условно говоря, без одобрения защитника ни одно юридически или публично значимое действие или заявление невозможно. Поначалу это может показаться неудобным, но потом даёт быстрый и ощутимый эффект – возвращаются утраченные связи, общественное признание и контракты.

Цель этих пяти шагов проста — понять, чего сам человек хочет от жизни на свободе, и помочь добиться этого с минимальными издержками, которых невозможно избежать при «обычном» выходе из тюрьмы.

За ресоциализацией Александра Кокорина и Павла Мамаева, чьи действия вызвали в обществе справедливое негодование, но которые понесли уголовное наказание и по решению суда в ближайшее время выйдут на свободу, стоит последить. Спортсмены либо пойдут по пути профессиональной работы с собой и над собой, либо, боюсь, мы не услышим о них как о замечательных футболистах больше ничего. Хотелось бы, чтобы второго не произошло.