С самого раннего возраста принятия осознанных решений человек в каждый момент совершаемого выбора стоит на достаточно дихотомичной развилке - либо сделать что-то качественно, приложив усилия - подмести пол в детской, написать контрольную, выполнить профессиональное задание - и получить реальную или условную конфету, либо кого-то обмануть и получить её же, может быть даже две. Сложный вопрос - какая совокупность внешних условий впервые приводит индивидуума к мысли, что он может позволить себе принять второе решение, но постепенно оно всё безальтернативнее входит в привычку. В процессе реализации первого выбора человек развивается, всегда интеллектуально, иногда и физически, что помогает ему и в дальнейшем успешно и созидательно действовать. Второй же выбор не несёт либо никакого, либо самое минимальное развитие. И через какое-то время носитель "второго пути" уже элементарно не имеет интеллектуальной возможности принять первое решение, как следствие всё шире раздвигая пределы допустимого отклонения от принципа непричинения вреда окружающему миру, позволяющие ему казаться эффективным и даже могущественным - себе и остальным восприимчивым к подобным паттернам персонажам.

Что же происходит при встрече на одном конкурентном поле представителей этих противоположных подходов? Парадокс и главная причина катастрофического несовершенства современного мира состоит в том, что подлый дегенерат в подавляющем большинстве случаев с лёгкостью побеждает развитого трудяжку, ведь тот сосредоточенно увлечён конструктивным созиданием, у негодяя же в кармане только вилочка и увлечён он исключительно проектом по организации подставы честному специалисту, с призовой опцией присвоения себе результатов его труда. И так как достойный путь несравненно труднее второго, за который к тому же елейно топит весь теле-информационный поток, то в той или иной степени вторым путём идёт уже большая часть населения нашей прекрасной страны - своими действиями или молчаливым согласием. В большинстве коллективов создана благожелательная ко "вторичным" персонажам система взаимодействия, что делает существование в них порядочных людей почти невозможным, а сами механизмы соответственно - крайне неэффективными. Все руководящие посты в организациях, не контролируемых строжайшим образом их креативными создателями, заняты исключительно носителями глубоко отрицательных интеллектуальных и моральных качеств, таким образом мы имеем повсеместную имитацию деятельности, сводящуюся к ответственному перекладыванию бумаги с чрезвычайно надутыми щеками. Дальше всего по этому пути ушёл бесчисленный легион, задающий тон на данном участке суши, и появление в нём хоть сколько-нибудь развитого персонажа невозможно уже практически на любом уровне. Эффект разорвавшейся бомбы произведёт хоть один порядочный человек на публично заметной позиции, так как станет предельно очевиден интеллектуально-организационный уровень, не говоря уже о мотивации, всех остальных представителей данной системы. 

Вокруг этих деструктивных систем создаются буферные кластеры, задача которых - не только каким-то образом сымитировать полезность ядра, но и оттянуть в себя всех ещё разумных людей, обеспечив им приличный доход за визуально важную деятельность, по сути представляющую собой всё те же незамысловатые бумажные алгоритмы, в принципе не развивающие мозг и своей глобально-очевидной бесполезностью повергающие увядающие мозги вчерашних блестящих выпускников ведущих ВУЗов во вселенское уныние и цивилизационную безысходность. Офисы полнятся сонмищами крупных специалистов в выдуманных и ложных системах, искренне считающими свой труд интеллектуальным, исходя из размера заработка и утомительных объёмов работы.

Одновременно многие качества, так необходимые человеку, в особенности оказывающему влияние на окружающую действительность, логично являются лишь гранями развитого мозга - мораль (что в пику всем многочисленным теоретическим спорам истории является простой неспособностью причинить вред невинному), осознанная воля, чувство юмора, хороший вкус. Что, кстати, подтверждается предельным убожеством официальной повестки, - только примитивные сознания могут наслаждаться серо-плиточной недо-архитектурой или ядовито-цветовой иллюминацией, квинтессенционным примером которой является световое оформление лесов Воробьёвской набережной, ведь кроме сокрушительного удара любому чувству прекрасного здесь стала невозможной жизнь десятков видов краснокнижных представителей фауны, а стоимость системы вкупе с "карманным взносом" явно сопоставима с годовыми расходами города на медицину. 

Безусловно, сложившаяся и старательно цементируемая "всплывшим классом" картина мира предельно губительна для всех сфер мироустройства, в том числе для экономики, за которую как за единственную якобы понятную им функцию так ратуют сами "проводники интересов населения". Сложилась уникальная ситуация - в стране, давшей миру, пожалуй, больше всего учёных и писателей, плотно подобравшееся сборище носителей упрощённых мыслительных схем сделало невозможной жизнь остальных членов общества, в том числе всех без исключения развитых и талантливых людей. Неглупая часть населения сокрушительно проиграла стратегическим оппонентам по ключевым вопросам собственной жизни, казалось бы - как такое возможно? 

Ответ в организованности. Порядочный человек считает ниже своего достоинства становиться политиком или чиновником - давно понятно, что к ним нет требований в вопросах интеллекта и профессионализма, достаточно лояльности и готовности быть душащей обузой обществу, в отдельных, всё более частых случаях - готовности запачкаться ещё мрачнее. Путём тщательного и многолетнего отрицательного отбора класс чиновничества выбрал из общества практически всех не-носителей интеллекта, у нормальных же людей никакой организации нет. Даже такая площадка, как Facebook, была тщательно дискредитирована именно потому, что является универсальным средством организации и обмена информацией, хотя и раздражает всё большим навязыванием оглупляющих инструментов. Практически все СМИ критично понизили уровень интеллектуального запроса к аудитории, либо повинуясь прямым указаниям модераторов общественной повестки, либо по вполне коммерческим мотивам, - развитая аудитория на порядок меньше всей остальной, а высокие доходы давно не являются её привилегией, - поэтому требования рекламодателей не касаются интеллектуального качества аудитории. 

Этот устойчивый тренд не сулит цивилизации светлого будущего, но подобная эсхатология не занимает умов “интеллектуального большинства”, а люди, желающие сохранить человеческий облик, в большинстве своём настолько заняты квази-интеллектуальной работой, уныло исполняемой во имя прокорма детей, что у них не остаётся сил и времени не только на идеи ренессанса, но даже на классику художественной литературы - последний мостик в меркнущее царство разума. Лишь у единиц достаёт осознанности не угаснуть в удушающем мраке действительности, но их сообщества, основанные на интересе к простым интеллектуальным радостям, подобно Касталии Германа Гессе, сохранят дух и здоровье цивилизации.