Все записи
18:00  /  17.03.21

399просмотров

Размышления о Кубке Америки

+T -
Поделиться:

   

 

    В эти дни, когда внимание всего околопарусного мира приковано к самому пафосному событию современного яхтинга - финалу Кубка Америки, хорошо было расположиться с бокальчиком и сигарой у камина и подумать о роли проходящего мероприятия в истории человечества. И оказалась эта роль неожиданно феерична, хотя о глубинных и наиболее важных её аспектах не написано ни на официальном сайте регаты, ни даже на страничке Кубка в Wikipedia. 

История регаты на Кубок Америки, наряду с кругосветной гонкой Volvo Ocean Race являющей собой ярчайший фасад коммерческого парусного спорта, официально началась 22 августа 1851 года, когда представляющая Нью-Йоркский яхт-клуб шхуна “Америка” с лёгкостью обошла все 15 противостоящих ей лодок английской Королевской яхтенной эскадры на дистанции 60-мильной гонки вокруг острова Wight. “Какая яхта идёт на втором месте?” - на этот вопрос наблюдавшая гонку королева Виктория получила грустный ответ “Второй яхты нет”, настолько серьёзный отрыв везла американская шхуна своим соперникам.  

    Это была первая в истории официальная встреча новоявленных яхтсменов с родоначальниками парусного спорта - британцами и её результат в определённых кругах произвёл эффект разорвавшейся бомбы. Парусный спорт был безусловной принадлежностью веками выпестованной элиты и американцы сочли свою победу доказательством появления у них этого класса и превосходства его над британским. С присущей им практичностью продав яхту “Америка” с прибылью в 1750 долларов, представители Нового света отбыли за океан, увозя с собой выигранный “Кубок ста гиней”, которому впоследствии предстояло стать известным на весь мир “Кубком Америки”, названным в честь выигравшей его шхуны, или “Старой Чашей”, как ласково называют его яхтсмены. 

Последний оставшийся в живых член синдиката владельцев шхуны “Америка” передал “Кубок ста гиней” Нью-Йоркскому яхт-клубу в качестве “переходящего кубка для дружеского состязания яхтсменов разных стран”, что было закреплено в действующем до сих пор документе, названном Deed of Gift и достаточно детально описавшем условия его розыгрыша. Защитником Кубка - Defender’ом является яхт-клуб, владеющий Кубком, оспаривает его Challenger из другой страны.

      Первым претендентом на Кубок стал британский железнодорожный магнат James Lloyd Ashbury, предпринявший в 1870 и 1871 годах две безуспешные попытки возвращения Кубка на родину. Всемирно известный чайный король Thomas Lipton с 1889 по 1930 годы на собственные средства построил яхты для пяти столь же удручающих попыток завоевания Кубка Америки. В гонках на Кубок с обеих сторон финансово и лично участвовали известные мировые промышленники и финансисты, а яхты для состязаний разрабатывали величайшие конструкторы своего времени. В 1930-х годах для участия в Кубке был создан J-class - королевский класс яхт, высший пилотаж парусного спорта.

    До 1970 года традиционно каждый раз лишь одна команда претендовала на Кубок. Затем, в связи с оживлением экономики и использованием менее дорогого класса яхт, в качестве первого этапа розыгрыша стали проводить отдельную регату между всеми претендентами, победитель которой становится Challenger’ом и состязается с Defender’ом за право обладания Кубком. С 1983 по 2017 год регата претендентов была известна как Louis Vuitton Cup по имени своего генерального спонсора, в последнем розыгрыше отборочная регата сменила спонсора и название на Prada Cup.

    Вплоть до 26-го розыгрыша Кубка, состоявшегося в 1987 году, “Старая чаша” была намертво прикручена к специальному мраморному столбу в музее Нью-Йоркского яхт-клуба, американцы считали её национальной реликвией. Члены клуба высокомерно заявляли, что шкипер, проигравший Кубок, положит вместо него свою голову. Однако в 1987 году австралийский бизнесмен Alan Bond c четвёртой попытки сломал эту монополию, прервав 132-летнюю традицию, о способах сохранения которой разговор пойдёт ниже. Вернувшись в следующем розыгрыше в США на три регаты, Кубок затем на два розыгрыша переехал в Новую Зеландию, на те же два - в Швейцарию, опять в США и в 2017 году снова обосновался в Новозеландском Окленде.

    В январе 2021 года итальянская команда Luna Rossa, обойдя соперников из Великобритании и США, стала Challenger’ом 36-го розыгрыша Кубка Америки, а 17 марта при счёте 7:3 защитник Кубка - новозеландская команда Emirates Team New Zealand - победила итальянцев и сохранила Кубок у себя, став хозяином и организатором и следующего розыгрыша.

    Казалось бы - прекрасная история. Но, как и у многих историй, у этой есть система внутренних мотиваций, которая будет интересна любому неповерхностному человеку. 

    Не будем высказывать оценочных суждений о реальном лике американского общества середины XIX века - весьма возможно, что кроме самого жестокого сброда Европы, тотально превратившего в рабов население одного континента и практически уничтожившего высокоразвитые цивилизации двух других, там были и потомки прекраснодушных романтиков, мечтавшие построить новый мир без старых изъянов. Об одном таком человеке по имени James Gordon Bennet здесь ещё будет с удовольствием сказано. Но в среде наиболее влиятельных людей нового государства к XIX веку романтиков явно становилось всё меньше. Безусловно, основатели Нью-Йоркского яхт-клуба могли и не предполагать, что в XX веке для определения результатов гонок яхт, имеющих разительно отличающиеся скоростные характеристики, будут использоваться специальные формулы гандикапа - пересчёта результатов гонок в зависимости от спортивных данных использующихся яхт. Шхуна “Америка” - детище гениального конструктора Джорджа Стирса - была новым словом в яхтостроении, это был совершенно иной класс судна, с острыми носовыми обводами и наклонёнными назад мачтами. “Америка” легко уходила от судов британских Клубов и в соответствии с любыми хоть сколько-нибудь справедливыми условиями соревнований “Кубок ста гиней” должен был по праву достаться яхте “Аврора”, пришедшей к финишу через 24 минуты после американцев. 

    Так, с откровенно неспортивной победы, началась история Кубка Америки. Ожидать дальнейшего поворота в сферу добра и справедливости - всё равно, что ожидать разумного управления от политика, пришедшего к власти самыми грязными методами. Так всё и получилось. Цепляясь крючковатыми пальцами за изысканное британское серебро, нувориши от яхтинга раз за разом выставляли самые нечестные условия для розыгрыша Кубка, ценой чего и стали 132 года бессменного владения. И это в парусном спорте, который исторически является квинтэссенцией мужества и благородства. Первый Challenger Кубка James Ashbury в гневе покинул Штаты и издал впоследствии подробную брошюру, выводящую на чистую воду нечистоплотных “организаторов” розыгрыша Кубка Америки, следствием чего стало долгое отсутствие новых претендентов. Уже упомянутый James Gordon Bennet, будучи сначала вице-командором, а затем командором Нью-Йоркского яхт-клуба, ушёл с этих постов, обвинив комитет клуба в бесчестном поведении в отношении соперников. По легенде, занимавший в тот момент пост вице-командора известный магнат John Pierpont Morgan в ответ на протест командора Bennet’а произнёс фразу: “Честные условия для соперников будут стоить нам слишком дорого!”.

 Давайте вдумаемся в это историческое событие. Нью-Йоркский яхт-клуб на тот момент - собрание персонажей, впоследствии с помощью страшных махинаций создавшее всю мировую “экономическую систему”. И вице-командор, ставший после ухода Bennet’а командором, официально возводит вопросы прибыли выше вопросов чести, что затем со всей логикой отодвинуло на вторые планы такие вопросы, как здоровье и жизнь людей и самой планеты, последствия чего мы в таком адском объёме имеем на руках без малейшего тренда на оздоровление ситуации. По сути обычными и управляемыми деловыми проектами Нью-Йоркского яхт-клуба с его “европейскими партнёрами” являются все последующие войны, включая две мировые, разрушительные кризисы, миллионы голодающих и - будем откровенны - последний проект, подчинивший себе жизнь всей планеты, кроме, пожалуй, Новой Зеландии, где на лицах всех до единого болельщиков Кубка Америки улыбки были искренними и, что примечательно, открытыми. Общеизвестный факт, что семья Бушей поставляла Гитлеру нефть до апреля 1945 года, очевидно рисует всю цепочку организации проектов верхушки мирового бизнеса, о чём очень подробно и доказательно повествует William Engdahl в своей книге “Столетие войны”. Если не говорить о политике, давно ставшей лишь обслуживающим придатком системы, пять направлений утоления уже явно больной алчности тотально освоены группой семей, сформировавших во многом ядро Нью-Йоркского яхт-клуба: производство оружия, добыча нефти, банковская система, фармацевтика и производство ГМО-продуктов. Практически все эти “формы заработка” несут смерть или болезни людям и планете. И по странному совпадению каждое из них имеет либо гарантированный, либо коррупционно-обеспечиваемый спрос, то есть для его реализации не надо системно включать разум, что однозначно говорит о глубокой деградации “мировых управленцев”, среди которых давно нет ни Ford’ов, ни Jobs’ов, ни Mask’ов, ни Дуровых.

    А Кубок Америки тем временем продолжал свою увлекательную историю. Во имя возвращения проигранного трофея в США был с блеском повторен трюк яхты “Америка”: пользуясь тем, что в XIX веке не было катамаранов и никому в голову не пришло внести в Deed of Gift ограничения по количеству корпусов участвующих яхт, в 1987 году янки использовали именно этот тип парусного судна, так же априорно отличающийся скоростными качествами от однокорпусника, как “Америка” от старинных яхт британских Яхт-клубов. 

    Участники Кубка давно и без малейшего смущения нарушают непреложную традицию парусного спорта разрешать спорные ситуации джентльменскими методами: судебные тяжбы Кубка за последние тридцать лет превратили благороднейшие регаты в позорный фарс.

    По-своему примечателен и формат проводимых гонок. В классическом парусном спорте принят формат “гонок флота”, когда все участники зачётной группы регаты стартуют одновременно и команды яхт состязаются в благороднейшем искусстве сотрудничества с ветром и волнами. В Кубке Америки же применяется формат “матч-рейса”, где в каждой гонке участвует лишь две лодки. Он был разработан в ту пору, когда спонсоры стали основной направляющей силой и начали привлекать в качестве зрителей парусных регат публику интеллектуального уровня, затрудняющего понимание гонки с участием более, чем двух яхт.

    Есть у этого формата ещё одна отличительная особенность: перед стартом гонки обе команды традиционно начинали эффектные и требующие высокого мастерства “предстартовые танцы”, так впечатлявшие зрителей. Однако по своей сути эта красивая процедура является прямой взаимной попыткой подставить соперника, ведь даже вынужденно нарушив правила он должен будет после открытия старта выполнить штрафной разворот на 180 градусов, что критично снижает его шансы на победу. Тут мы снова наблюдаем концепт мероприятия, по своему благородству диаметрально противоположный классическим традициям парусного состязания. По понятным причинам матч-рейс стал очень популярен в конце XX века, ведь на уровень его целевой группы нисходит всё большее количество спонсорских брендов. К сожалению, даже весьма уважаемые яхтсмены, зарабатывая на таких регатах неплохие деньги (что само по себе разрушает дух парусного спорта, традиционно являющегося лишь формой отдыха представителей интеллектуальных профессий), относятся к новому формату с уважением, не отдавая себе отчёта в истинной мотивации своего чувства. 

    Но и тут Кубок Америки оказался впереди планеты всей: уже много лет во имя зрелищности происходящего на воде организаторами заявляются на регату стремительные болиды на подводных крыльях, чья неуклюжесть на малых скоростях делает принципиально невозможными изящные изгибы предстартовых танцев, за которые матч-рейс так полюбился в своё время хоть сколько-нибудь искушённому зрителю. 

    С точки же зрения классических канонов эстетики, эффектные, но агрессивные и пёстрые насекомые болидов Кубка смотрятся рядом с классическими яхтами, как ярко раскрашенные холодильники на фоне изысканных линий шедевров автопрома 60-х годов прошлого столетия. Да и мужчина, imho, никогда не должен выглядеть так, - в цветных, обтягивающих спасательных рейтузах и непропорционально огромной каске пролетая, задрав тормашки, над угловатым пластиком коммерческого чуда нового века.

    Перечитав мрачновато вышедшую статью, задумался о выводах. Яхтсмен - это не только человек, который умеет управлять яхтой и уж точно не тот, кто имеет возможность непонятными путями приобрести её. Капитан яхты несёт полную, в том числе моральную, ответственность за лодку и её экипаж, он должен предусмотреть всё, быть по-настоящему мужественным и справедливым, чтобы предотвратить любые возможные негативные события на яхте и вокруг неё. Такая способность прежде всего предполагает всесторонне развитый мозг, а мозг, как известно, не знает стагнации - не развиваемый настойчиво и постоянно он с достаточно высокой скоростью отмирает, что наглядно демонстрирует нам окружающий век.

    Наша планета, всё ещё прекрасная, несмотря на антропогенную вакханалию, - это наша яхта, несущая человечество через бескрайний океан Вселенной. Сообщество псевдо-яхтсменов много лет назад, неправедно захватив яркий артефакт классического яхтинга, под его знаком приложило титанические усилия по разрушению и самого парусного спорта как хранителя идей мужества и благородства, и нашей цивилизации под глупейшим флагом личной наживы, и самой яхты "Земля", по причине глобальной неразвитости частично не отдавая себе отчёта в последствиях совершаемых действий, частично не придающих им надлежащего значения. Но настоящие яхтсмены, состоящие в классических яхт-клубах или достойные основать их, с ироническим интересом следящие за перипетиями Кубка Америки и с болью - за курсом человечества, должны осознавать свою ответственность даже за действия самозванцев от яхтинга, и уж точно - за курс и будущее нашей прекрасной и единственной космической яхты, а сознавая её, действовать, как подобает грамотным и мужественным шкиперам.