Все записи
09:12  /  28.10.19

2798просмотров

11 ДРУЗЕЙ ЭВТАНАЗИИ

+T -
Поделиться:

Пока я пыталась что-то настрочить, перебирая сотни мыслей и тысячи воспоминаний, у меня онемели руки, сжалось горло, завыл воздух в груди и кажется остановилось сердце. Кажется или не кажется, креститься я не буду дабы верю только в ветер попутный, но вот о чем я, наконец хоть немного придя, но все еще со скованным горлом, хочу вам рассказать.

В 90ые, здесь, а не там, была у нас очень странная жизнь. Настало время настоящей оттепели, не такой бурной как в 80ые, но тут я судить не могу, дабы мала еще была и совсем с другой стороны, не здесь, а там — в остатках СССР. Так вот, если вы думаете, что «не в совке» все было сильно иначе — спешу вас разочаровать, на Испанию тоже свалилась эта непонятная свобода после долгих десятилетий застоя. О застое отдельно, он все же был подвижным, а вот о свободе здесь и сейчас.

 

 МОЯ ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА СО СЛОВОМ ЭВТАНАЗИЯ  

В одно прекрасное утро пошла я искать работу, прочитав где-то объявление, мол в такое-то время позвоните и вам скажут куда подойти. Дозвонилась, пошла. Прихожу к дому, очень в центре города расположенном, на домофоне какие-то кнопки и таблички с названиями, всего 3 или четыре, странно — толкаю дверь, открыто. Адрес я запоминала, номер дома, этаж и дверь — вроде все запомнила, лифт занят — пойду пешком. Со мной увязалась одна знакомая — мол я там в сторонке постою, тебя подожду. В итоге она тоже пошла наверх со мной и вроде этаж тот, 4 двери, света нет на площадке — ну мы и давай ломиться. Все закрыто — нихрена себе работенка, ладно, пойдем на этаж выше?Поднимаемся, опять четыри двери и только на одной табличка — DMD и маленькими буквами — derecho a morir dignamente  ( право на достойную смерть ) - надо ли говорить как мы оттуда бежали!!!

 

Телевизор был в то время главным источником информации у простого народа, газеты у чуть более образованного — остальные довольствовались желтой прессой, благо ее вдруг стало много, а в ней - и дорогих фоторепортажей, историй про жизнь знаменитостей и конечно картинок, вернее отличных фотографий. Забегая вперед, скажу что этот вариант литературы, а журналы носили очень значимые имена — Лектурас ( чтения ), Ола ( привет ), Интервью ( ну вы поняли, хотя он был больше плэйбоевским вариантов нашей скромной постфранковской порнографии ), Десять минут ( примерно столько уходило на пролистать и прочитать только заголовки ), Пронто и тд — так вот все эти глянцы стопками лежали в парикмахерских и больницах — и туда и туда ходили женщины и многие были на тот период безграмотными, поэтому и картинки.

Рамон Сампедро

В какой-то момент, в новостях того самого телевидения, мы стали слышать имя человека, который хотел умереть — Рамон. Галисийский мужик ( а в Галисии еще не перевелись настоящие мужики ), прикованный к кровати, подвижность его тела сводилась практически к нулю — от шеи и ниже полная парализация. В другое время, в этой стране, мы бы не узнали про это — эвтаназия, ее никто не просил. Никогда. Никто. В 18 лет, романтик Рамон записался в моряки, как он любил шутить — чтоб путешествовать нахаляву, и так бы и плавал. А уже в 25 лет он получил очень плохо совместимую с жизнью травму — нырял со скалы, не рассчитал отлив и ударился о камень. ВСЁ.

Почти 30 лет он находился в одном и том же положении, никаких движений кроме как головой и несмотря на этот ужас, он оставался очень обаятельным и юморным мужиком. Настоящий романтик, понимаете? Нет, такое невозможно понять, такое нужно увидеть и услышать. Вообще Рамону давали 2-3 года жизни и поначалу он даже смирился было, но всё затянулось на десятки лет. Если бы он мог, конечно он бы покончил с такой жизнью, но он не мог. Двигалась только голова.

Рамону повезло, у него была большая семья, большая и заботливая — вся родня все эти годы не покидала его ни на день, от одной мысли — как же ему наверное иногда хотелось побыть одному? - у меня начинает ломить все кости, особенно череп. Рамон не просто лежал, он написал две книги, одна — проза, вторая — стихи. И Боролся за свое право умереть, каждый день боролся.

Сначала по телевизору мелькала его фотография, голова и рядом кнопочный телефон. Мы не знали какой он в жизни, но всем было жалко человека, который жил в муках и больше всего переживал, что своим присутствием мучает своих близких. А когда его стали показывать, лежачего, говорящую голову светлого человека — мы оцепенели, разом и надолго.

Суд отказывал, дела были плохи — Рамон боролся за своё право, в 90ые все боролись за свои новые права, но никто так не проник в души людей, как он. Он один, один за всех, кто боялся даже произнести это слово, он боролся до последнего, из своего дома и наконец приехав в зал суда — оттуда тоже. Но все время отказ — не положено. Знаете, будь у этого жизнелюба движение хоть в одной руке или ноге или хотя бы в пальце — он бы наверное был жив до сих пор - романтик, поэт и борец.

Я сейчас точно не скажу сколько лет мы боролись за него, вся страна от мала до велика, имея очень скудную информацию, но вся она была ни к чему — мы видели Рамона и его улыбку, мы все за него боролись и каждый день ждали, ну когда же ему станет легче, здесь или там — уже всё равно, мы его любили такого, каким узнали — другого Рамона у нас быть не могло. Мы собирали подписи, рвались на программы чтобы высказать ему свою поддержку, писали письма, а те самые неграмотные бабули звонили на радиопередачи и признавались ему в любви, материнской или бабушкинской, они обрывали провода со словами — «я хоть и неграмотная, но я имею право защитить этого человека!» и требовали помочь, такой человек не заслуживает таких мучений, отпустите его, уже отпустите.

После нескольких лет ожиданий, поняв что всё в этой стране так и стоит и еще недолго сдвинется с места — Рамон придумал как ему уйти.

План был сложным, в нем были задействованы близкие друзья и так, чтобы не дай бог кого-то не обвинили в том, что он помог ему уйти — это уже считалось за криминал и строго каралось законом, до 13 лет заключения «за помощь в суициде»

 

11 друзей Рамона, сложная цепь передачи яда, который он, с помощью соломки должен был выпить из стакана с обычной водой.

11 человек, настоящих друзей рискнули, несмотря на всю огласку положения, на постоянные прицелы камер — они захотели помочь своему другу и Рамон подстраховался.

Прощальное письмо он написал держа карандаш во рту, а еще он записал видеобращение.

И наконец смог уйти. Сразу обвинили ( но и через два дня отпустили за отсутствие улик ) его подругу и большую любовь - Рамону Манейро. 

Рамон и Рамона. Честная любовь.

Рамон и Рамона

Судьба Рамоны сложилась прямо скажем не очень, семья обвинила ее в убийстве, много лет спустя Рамона призналась — она помогла Рамону уйти. Но еще до ее признания, сразу после смерти Рамона, несколько тысяч писем были написаны — «это я помог уйти Рамону», письма обычных людей, сочуствию которых не было предела, и моё письмо там где-то тоже было и друзей моих. И знаете что самое страшное? Ничего за 25 лет не изменилось. Законы так и застряли в прошлом, радуемся за страны, где это возможно, где такой человек как Марике Верворт - сама принимает решение и уходит, она успела сделать всё что задумывала и имеет право уйти, право на свою жизнь.

История длинная и очень очень трогательная, посмотрите фильм "Море внутри", я не знаю кто бы смог сыграть лучше чем Бардем. 

И берегите себя, чтобы не дай бог нам никогда не пришлось бороться за право умереть достойно.

Море внутри