Все записи
17:50  /  8.12.20

339просмотров

Мой папа Джон Леннон / часть 1

+T -
Поделиться:

40 лет назад 08 декабря 1980 года, на пороге своего дома в Нью-Йорке был убит Джон Леннон

- С днём рождения тебя!

Грустная улыбка и взгляд в никуда, взрослый бородатый дядька, которого я, в первый день знакомства, испугалась так, что орала как резаная, пока он подбрасывал меня к потолку и хохотал, ловя охреневшую меня в свои огромные ладони. Мало того, что в тот день я впервые покаталась на лифте и аж на девятый этаж новой шестнадцатиэтажки, так еще с лоджии, белой как стена Новодевичьего, на меня грозно смотрел дом по кличке «Крест» - сине-белый великан таращился на меня, я на небо — как же все высоко! Такой вот знакомство с моим новым папой, а пару лет спустя...

- Спасибо... Грустный день, знаешь...

- Почему? Ты же не любишь подарки, а сам грустишь теперь?

- Слушай, такая история, понимаешь …

Он всегда говорил со мной так, как будто мне не 4 года и не 5, а как минимум 15 и я все понимаю, хоть и не до конца.

- Вот у тебя тоже скоро день рождения и ты еще любишь подарки, станешь взрослой и не знаю, тебе все равно станет на всякие безделушки, главное чтоб никто не умер...

- А кто умер?

- Три года назад я с друзьями отмечал вот этот день, как сегодня, мы достали пиво и пошли ловить Голос Америки

- Куда пошли? Он летает?

- Хахаха, нет, не летает хахаха, давай я тебе как-нибудь покажу, сходим к одному другу моему, вдруг повезет.

- Друг умер? Кто умер?

- Ну как друг, он не друг конечно, но смотря как посмотреть хахаха, Джон его звали. Вот ты какую музыку слушаешь?

А какую я музыку и на чем должна была слушать в 1983 году в возрасте 5 лет в СССР в однушке на Мичуринского, с тобой под одной крышей? Странный ты у меня, конечно,

- Не знаю, какая по радио звучит — но она мне не нравится!

- Тебе Битлов надо слушать, понимаешь?

- Нет, не понимаю, как их слушать?

- Ой ладно, поехали, потом расскажу.

И мы поехали, сначала на троллейбусе, потом на метро, потом еще на каком-то автобусе — моя маленькая ладонь всю дорогу была зажата в огромной лапе мужика с бородой, усами и с огромной меховой шапкой на голове. На шапке таял снег и от нее несло каким-то писцом или псом, таких шапок было десятки вокруг — огромные мужики в одинаовых нелепых шапках, мороз страшный, сугробы огромные и неудобные валенки, а еще варежки — главное не потерять, а то бабушке вязать еще раз. Вот она, настоящая зима.

- А мы куда едем?

- К дяде Вите.

- Он тебе подарок подарит? А какой?

- Подарок, подарок — не знаю какой, какая разница...

Кругосветка по московским улицам привела нас к дяде Вите — лысый худой мужик с папиросой в зубах и синими словами, нарисованными каким-то неведомым мне фломастером, на руке. Слова были точно про мать.

- Дядя Витя, можно я тоже напишу на руке? - я потянулась за зумусоленной шариковой ручкой, чернил в которой оставалось разве что на три буквы — ну мне бы на моё имя хватило.

Он вырвал ручку у меня из рук

- Ты что, нас мама убьёт! Скажет, совсем сдурел, ребенка учишь татуировки делать!

- А что такое татуировки?

Дядя Витя засмеялся, тем смехом, что в перемешку с кашлем и дымом от «Дымок» с хриопм разносился по жутко темной комнате. Про сигареты я уже знала почти все — с ментолом Салем, Космос - говно, Мальборо — класс, а верблюд на Кэмел мне почему-то представлялся ковбоем.

- Вить, давай Янке покажем как Голос ловить. Джон где лежит? Покажи ей фотографию

Дядя Витя достал книгу сочинений Ленина, где-то между страниц никогда не читанных, валялся черно-белый снимок четырех парней.

- Так, это ты, а эти кто? ДядьВить, а вас тут нет?

- Хахаха, нас тут никого нет! Вить, я сам ей расскажу - смотри — это Ринго, это Пол, это Джордж, а это...

- Это ты!

- Да ну какой я, это Джон!

- Какой Джон, это ты, ты что не видишь? Я тебе дома покажу, там где ты с дядей Витей и еще дядей, это ты! Ты молодой был!

- Вить, ну что она несет, а? Хахаха

- Коль, ну правда же похож, дети не врут. С днем рождения, Коль.

Дядя Витя достал спрятанный в куче тряпья тяжелый чемоданчик и шепотом, совсем еле слышно сказал:

- Коль, тебе, наконец достал. Там правда только Битлы и Пёрплы, Ролингов может попозже достану.

Я сидела с открытым ртом, стараясь не думать о загадочном подарк, и понять и запомнить, что же они произносят.

Он заржал и обнял дядю Витю, кажется у них были слезы, но мужики же не плачут, поэтому оставим это «кажется»

- Вить, как Джона блин, как его так, а?

- Да, Коль, сидит теперь ублюдок этот. Марк Чэпмэн. Небось Леннона меньше народу знает, чем этого гаденыша Чэпмэна.

- Интересно, а Леннон знал Высоцкого? Может знал? Как они так, один за другим, ну и год... Олимпиада блин...

...Продолжение следует