Все записи
13:04  /  23.10.19

1052просмотра

«Почему бы и нет?»

+T -
Поделиться:

Елене — 54, Заиру — 49, в их семье восемь детей, четверо из которых — приемные. Но для мамы и папы они и еще двое, которые скоро появятся в доме, — их кисули

На станции поселка Сусанино в Ленинградской области меня встречает Кирилл-старший. Пока идем, не говорит ни слова, уперся взглядом в дорогу. Проходим небольшой огород, заходим внутрь, скрипнув дверью. 

 

— Мама, я все. Привел.

Елена в саду Фото: Светлана Булатова для ТД

— Сынок, выдай тапочки, — кричит Елена: не может выйти сама, руки в тесте. 

 

Гостиная, комнаты внизу и наверху, ванная — дом большой, отец семейства Заир обустраивал его своими руками.

 

Елена открывает духовку раз пять, чтобы поставить новые партии сосисок в тесте и слоек с творогом, — семья все-таки большая.   

Елена и Заир купили дом в Сусанине 15 лет назад, до этого семья жила в однокомнатной квартире в Санкт-Петербурге. Тогда у них были только две дочери и сын, но места на всех уже не хватало, а позволить себе купить в городе квартиру побольше семья не могла. Когда они переехали в поселок, работы не было совсем, пришлось завести хозяйство. Елена вспоминает: пять лет жили только за счет него. Затем Заир и Елена стали социальными работниками, но позже Елена уволилась — иначе времени на дом и семью почти не оставалось.  

«Выплакала себе детей»

Первые приемные дети в семье появились два года назад, когда Елене исполнилось 52, а Заиру — 47. К тому времени сыновья Сеймур и Рафаэль уже подросли, старшие дочери начали жить отдельно. И тогда Елена и Заир впервые подумали: почему бы и нет?

Настя Фото: Светлана Булатова для ТД

— Мы привыкли жить в суете, а когда девочки ушли, суеты как-то не стало. Надо, чтобы все время кто-то дергал, кричал, пищал, смеялся. 

Елена заворачивает очередные булочки. На синем платье со звездочками ни одного намека на то, что она готовит, — ни муки, ни пятнышка. Из гостиной слышится детский крик — мальчики спорят.

— Я сам вырос в большой семье и знаю, что это такое, — подхватывает Заир, взвешивая каждое слово. 

 

Елена ездила в Санкт-Петербург и там хотела пройти школу приемных родителей, но, когда выяснилось, что проходить ее надо и маме, и папе, Заир сказал, что не пойдет. 

— Семь лет я ему говорила: «Ну давай, ну зая». На что он отвечал: «Я не против приемных детей, но учиться не пойду».

Заир был уверен: раз воспитали четверых детей, то родители и так отличные, опытные, преподавать ничего не нужно. Но однажды не выдержал. 

Кирилл-младший Фото: Светлана Булатова для ТД

— Говорит: «Слушай, пойдем уже учиться, только не плачь», — вспоминает Елена. — Я выплакала себе детей. В опеке нас восприняли как великовозрастных родителей, которым, в общем-то, делать нечего. И не очень к нам серьезно отнеслись: «Походили и позабудут».

Но не позабыли: Елена начала каждый день проверять базу «Дети ждут» и увидела там десятилетнего Кирилла и восьмилетнюю Юлю. Сначала Елена и Заир поехали в Кингисепп, взяли их в гости. Лето дети провели в Сусанине, а в конце августа Елена и Заир оформили опеку. 

Поначалу все было непросто, Кирилл конфликтовал почти со всеми: с одноклассниками, с учителями, родителями. «Для него все были дураками. Мы поняли, что есть проблема, но вот к психологу пошли не сразу. Мне казалось, что я такая грамотная мамаша и сама справлюсь».

 

Но когда стало понятно, что самим не справиться, пришла помощь.

«Найди семью»

Контакты фонда «Найди семью» Елене дали в опеке. А фонд сразу пригласил Елену на курс приемных родителей в Гатчине.

 

Елена и Заир учились по 4–5 часов два раза в неделю: «Мы могли спокойно задавать вопросы, и нам всегда отвечали. Плюс индивидуальные занятия, консультации. Сейчас я дружу со всеми девочками, которые работают в фонде. Они мне просто очень нравятся, и то, чем они занимаются, тоже».

 

Елена ставит очередные булочки в духовку и продолжает. 

Юля с куклой Барби Фото: Светлана Булатова для ТД

— Когда я окончила эту школу, то сказала: «Знаете, такие курсы надо преподавать не только приемным родителям, но и всем будущим родителям». Такие простые ошибки… «Вот надо в таких штанах, значит, ты пойдешь, как я тебе сказала…» Теперь мы понимаем, что были не правы. Что ребенок и в таком возрасте имеет свое мнение.  

— Школа нам в «чердак» сложила много чего: что можно изменить подход к детям, когда они маленькие, когда они подростки, — соглашается с женой Заир.

Разрешить конфликты Кирилла тоже помог фонд: Мамедовых постоянно консультировал психолог.   

 

Лена вспоминает, как сначала мальчик хотел стать вровень с отцом. Он колол дрова, везде ходил за Заиром и пытался делать всю ту работу, которую пытался делать отец. 

 

— Он вырос в такой семье, где он был как бы взрослым. Он колет дрова, как настоящий мужчина. Когда Кирилл взял в руки топор, меня аж затрясло. А увидев, как он это делает… Сейчас он их не колет, ему уже это неинтересно. 

 

Через год Мамедовы поняли, что Кирилл-старший перестал быть маленьким взрослым и вновь начал вести себя как обычный ребенок.

«Кисули»

— Кисуля, иди на подмогу.

 

Елена всех детей называет «кисулями», но конкретно это относится к Юле, которая помогает маме на кухне: моет посуду, расставляет чашки на столе. 

 

Год назад ее отдали в обычную школу, но оказалось, что она не вытягивает программу. Елена с дочкой прошли комиссию, врачи диагностировали умственную отсталость. Сейчас девочка учится в Сиверской школе-интернате.

Рафаэль Фото: Светлана Булатова для ТД

— Через год мы снова собрали пакет документов, просто оставили их в опеке. И вдруг мне звонят и говорят, что есть двое детей, которых никто не хочет брать. Мы съездили с мужем, посмотрели и решили, что возьмем. Кирилл должен был переехать в коррекционный детский дом, а Настя, его младшая сестра, хоть и здоровая, должна была поехать за ним паровозом. Мы подумали: место есть, время есть, желание есть. Почему бы и нет?

Так Елена и Заир забрали Кирилла-младшего и Настю. Насте — пять, только недавно пошла в садик, а Кириллу-младшему — восемь, и он ходит в ту же школу-интернат, что и Юля. Елена говорит, что в случае Кирилла-младшего врачи колеблются между умственной отсталостью и задержкой психического развития. Если ему поставят второй диагноз, то, возможно, с пятого класса он сможет пойти в обычную школу.

Дети адаптировались быстро, вот только Кирилл-старший принял их не сразу — начал дразнить и обзывать брата. Но семья продолжает ездить к психологу на тренинги и личные встречи фонда.

— Приедешь — вроде что-то не понимаю, а психолог скажет что-то простое. И кажется: это же правда так легко, как ты этого раньше не видела?

«Добираем до десяти»

Елена показывает мне фотографию: она держит маленького мальчика на руках. Он еле заметно улыбается, на голове — серая шапочка. Это Артем, ему три года — он пятый ребенок, которого они берут с Заиром.

Заир с Кириллом и Настей Фото: Светлана Булатова для ТД

— Его никто не хотел брать. Он сейчас в больнице, должен отлежаться в инфекционке — у него серьезное заболевание. Но сейчас все нормализуется, и мы его заберем.

 

Елена немного волнуется из-за возраста: ей сейчас 54 года, а мужу — 49. Но, несмотря на это, они присматривают еще одного ребенка — девочку. Почему бы и нет? 

— Мой муж, когда мы поженились, сказал мне, что хочет десять детей, — Елена заливисто смеется, расставляя тарелки с угощениями на стол. — Добираем до десяти. Конечно, мне страшно, но муж моложе, да и старшие сыновья к этому времени смогут присматривать за младшими. После школы приемных родителей мы поняли, что нам важно не просто взять одного ребенка, а помочь тем, кому мы можем.

Но даже таким отважным родителям, как Елена и Заир, нередко требуется помощь. И тогда на выручку приходит фонд «Найди семью», а ему можем помочь мы с вами. Пожалуйста, поддержите работу фонда. Любое, даже небольшое, пожертвование поможет сделать так, что все больше детей и будущих родителей смогут найти и сберечь свою семью. Спасибо.

 

Перепост

Сделать пожертвование
Собрано
Нужно