Все записи
19:27  /  21.12.19

884просмотра

Жертва ищет палача или чей ход?

+T -
Поделиться:

Созависимые отношения, треугольник Карпмана, нарциссические личности, психологический абьюз (насилие) - что общего среди этой триады?Казалось бы, все очевидно, есть «жертва» - сторона, принимающая страдание и наказания, и есть «мучитель», выступающий в роли карателя и «учителя». «Плохой» и «хороший», «мучитель и мученик» - понятная и прозрачная дихотомия. Но так ли все очевидно?

Когда и как начинаются созависимые отношения? Один из триггеров этого «начала», когда «потенциальная жертва», встретив своего наказатора, произносит для себя фразу либо осознает приблизительно такой текст: «он (она) - сложная и интересная личность, в нем/ней столько всего загадочного/сокрытого, мне очень хочется «разгадать и понять эту тайну», и я смогу своим терпением/выдержкой/пониманием  «достучаться» до этого тайного ключа». И все, собственно, моховик запущен. Как говорится, у самурая нет цели, у самурая есть путь. Ибо цель в процессе этого пути «бесконечного садомазохизма» быстро стирается, как бирка на простиранной футболке, и остается только этот бесконечный, в большинстве случаев, обреченный на депрессию, путь. И путь этот, увы, это не путь с большой буквы, а, практически, родовой путь, в котором ты постоянно рождаешься и умираешь и так на столько долго, насколько у жертвы хватит «запала» либо у мучителя интереса к реакциям жертвы в процессе «психологических пыток».

Но вернемся к началу, «жертва» в большом поле людей находит именно своего палача при всем богатстве пространства вариантов. Запуская этот триггер «сложно и интересно» одновременно, «жертва», по сути, пускается в долгий и длинный поход в поисках своей Самости, уникальности своей персоны и своего «я». Эту уникальность она пробует найти через «спасение» палача и привнесение любви как дара жертвоприношения, ведь жертвоприношение приносят избранные и жертва, таким образом, ищет свою избранность. Но, конечно, в рамках созависимых отношениях она встречает, скорее, другое. Не свою «уникальность +», а свою «уникальность - », поскольку мучитель постоянно напоминает жертве о ее «никчемности». И в данном ключе, жертва сама выступает в роли собственного палача, интуитивно чувствуя опасность пути, она с «кодексом спасения» выбирает «спасти палача от самого себя».

Но кто же палач тогда? Палач - это бывшая жертва, знакомая многим фраза. Палач, некогда бывшая жертва, получившая наследие «психологических» либо физических тумаков от более сильных, вырастая, понимал, что с такой психологической травмой у него, по сути, двурогая развилка - продолжать и дальше быть аутсайдером и жертвой (в социально-психологическом плане) либо стать «сильным» (в его понимании) и вооружиться тем орудием труда, которым его «хлестали». Часто, бывшая жертва, если ее движущей энергией является агрессия и выживание (витальная энергия, и несмотря ни на что, желание и воля жить) выбирает второй путь. И тогда встречаются, две зеркальных истории - «бывший» и «настоящий» палач. И, в зависимости от «тонкости устройства психики и индивидуальной истории» игра на шахматной доске может меняться в ту или иную сторону. Все зависит, от того, кто первый сможет поставить «шах» и «мат» либо выйти из игры.