Все записи
16:00  /  8.11.19

1442просмотра

Наши общие дети

+T -
Поделиться:

У Люзии 16 детей, а еще — все дети-отказники, оказавшиеся в больницах родного села и соседнего городка

Настоящая семья

«У вас, наверно, уже голова болит от детского шума? — смеется Люзия Ахмитвалиева, разливая татарский чай с молоком. — А мы уже не можем по-другому. Когда дети в школе и садике, такая в доме пустота, что каждые пять минут на часы смотришь».

Люзия Ахмитвалиева с частью детей и внуками Фото: Вадим Брайдов для ТД

Люзия — куратор программы «Больничные дети» фонда «Солнечный город» в городе Туймазы и Шаранском районе Башкортостана. А еще у Люзии и ее мужа Фаниса 16 детей, из которых 13 — приемные. Двое мальчишек — уже студенты, учатся в ближайших от дома городах, а три девушки вышли замуж и воспитывают своих детей. Но семья часто собирается вместе, чтобы праздновать и многочисленные дни рождения («разгрузочный» месяц без праздников и дней рождения только один — октябрь), и семейные праздники, и просто по выходным. Сейчас старшие дочери «угрожают» папе Фанису, что закатят на его юбилей в этом году грандиозный праздник. «Можно я к вам в Уфу в гости поеду?» — Фанис в окружении семи дочерей и жены в шутку закатывает глаза. Все громко смеются.

Выпив чаю, Фанис садится на диван и хитро смотрит на резвящихся детей. «Папа, папа!» — поймав взгляд мужчины, орава из четырех девчонок и внука Радмира меняет направление и несется к нему, начинает его щекотать. Фанис нечасто дома в дневное время — мужчина работает на своем мини-тракторе, помогает вспахивать огороды односельчанам, вот ребятня и пользуется случаем — отрывается по полной.

Пока дети носятся по дому, взрослые дочери Люзии занимаются мехенди Фото: Вадим Брайдов для ТД

Люзия с улыбкой признается, что особо ярое проявление любви к родителям у детей происходит при гостях: «Они как будто хотят подчеркнуть перед гостем, перед всем миром: смотрите, у нас тоже есть настоящие мама и папа, настоящая семья».

Развиваться вместе с ребенком

Первый приемный ребенок появился в семье Ахмитвалиевых в 2006 году. Пятилетний Руслан воспитывался в туймазинском детдоме и был первым из детей, отправившихся в патронатную семью. Мальчик оказался закрытым, изъяснялся жестами. Люзия и Фанис, опробовав все возможные способы разговорить ребенка, пришли к выводу, что ему нужно больше времени проводить со сверстниками. И взяли на неделю под опеку, а вместе с ним — еще двух воспитанников детдома, брата и сестру.

Люзия Ахмитвалиева Фото: Вадим Брайдов для ТД 

Когда пришло время прощаться, Руслан подошел к Фанису, ударил его и закричал: «Вы такие же обманщики!» Как потом выяснилось, ребенка уже три раза возвращали приемные семьи. Ахмитвалиевы приняли решение оставить у себя всех троих. Так началась история большой и дружной семьи.

«Когда держишь ребенка на руках, когда видишь, как он развивается, развиваешься и сам. Я благодарю биологических родителей моих детей за то, что мы реализовались как семья», — говорит Люзия.

Дочери Люзии проявляют свою любовь к маме в самые неожиданные моменты Фото: Вадим Брайдов для ТД

Она не остановилась на троих приемных детях и каждый раз, когда проходила весточка из детдомов и домов малютки, собирала волю в кулак и вместе с мужем Фанисом обивала пороги опеки. Уже через месяц после Руслана Ахмитвалиевы приняли сразу четверых детей из одной семьи. Когда Люзия рассказывает мне эту историю, старшие дочери вздыхают: «Братика бы нам еще маленького, понянчиться». Фанис смеется: «Вот и заявки пошли!»

Взрослые со стороны

В 2016 году внук Люзии сильно заболел и его положили в шаранскую больницу. Его мама в этот момент сдавала сессию, поэтому с мальчиком легла бабушка. Однажды, навещая сына, дочь рассказала Люзии, что проходила мимо закрытой палаты, где, как ей сказали, лежала девочка-отказница. Она громко и безостановочно плакала, никто не в силах был ее успокоить. Конечно, по правилам в палату никого, кроме медперсонала больницы, не пускали. Тогда Люзия, чью огромную семью знает весь район, а любовь к детям никто не ставит под сомнение, подошла к главврачу с пожеланием помочь присматривать за девочкой. Главврач дал добро, и Люзия стала ухаживать не только за внуком, но и за трехмесячной Сабирой.

Внук Люзии и Фаниса Ахмитвалиевых, Радмир, ищет разбежавшихся в разные стороны младших девочек. На тумбе сложены школьные и спортивные сумки всех детей семьи Фото: Вадим Брайдов для ТД

«Я видела, как медперсонал относится к отказникам. Подойдут на две минуты, сунут бутылочку и бегут дальше. Не отслеживая, держит ребенок бутылочку или нет. Они в этом не виноваты — такова система. Она заточена под то, что с ребенком лежит мама, которая и обеспечит ребенка минимальным вниманием и заботой. Когда мамы нет, у медперсонала просто не хватает времени на таких детей. Стало ясно, что малышам нужны мы — взрослые со стороны», — говорит Люзия.

Как выяснилось, родители Сабиры в разгар новогодних праздников оставили девочку одну в неотапливаемом доме, а сами уехали отмечать в гости. Местный фельдшер, хорошо зная эту семью, пришла навестить ребенка через пару дней после Нового года. Она нашла Сабиру совсем одну и отвезла в больницу села Шаран. По словам Люзии, получив минимум внимания и заботы, девочка успокоилась и даже стала узнавать свою новую «няню». Когда пришло время выписки, Люзия и Фанис побежали в опеку и час уговаривали позволить им воспитывать Сабиру. «В опеке отговаривали, говорили: зачем вам ВИЧ-положительная девочка? А у меня душа подсказывала, что девочка здорова. Вот уже три года подряд сдаем анализы — и все отрицательные. В любом случае мы будем делать все, что врачи скажут, но откуда они взяли этот диагноз — непонятно, видимо, автоматом, от родителей», — говорит Люзия.

Фанис Ахмитвалиев с внуками и детьми Фото: Вадим Брайдов для ТД

После того как Сабира оказалась в семье Ахмитвалиевых, Люзия задумалась: сколько же таких детей лежит в больницах города Туймазы и родного села? Она видела своими глазами, как не справляется больничный персонал с малышами-отказниками.

«Я хотела сама как волонтер приходить в больницы и помогать персоналу ухаживать за этими детьми. Медицинскую помощь им оказывали, но каждому ребенку нужна еще любовь и забота. Мы много разговаривали на эту тему с сотрудниками фонда “Наши дети”, тогда и было принято решение открыть палату для отказников в селе Шаран», — говорит Ахмитвалиева.

Но тогда встал вопрос, кто же станет куратором в только что открывшихся двух палатах. Вместе с Фанисом Люзия приняла решение: «Теперь у нас не 16 детей. Теперь наших детей 16, а еще — все больничные отказники».

Доверие фонда к Люзии не случайно. В 2015 году органы опеки давили на семью Ахмитвалиевых, что по закону им не хватает жилплощади на всех детей. Вопрос стоял остро: или расширяетесь, или мы забираем у вас детей. Помогать опека, конечно же, не спешила. Тогда Люзия обратилась в фонд «Солнечный город», у которого была программа помощи в расширении жилплощади для приемных семей. Получив от фонда миллион рублей на достройку двух комнат и хозблока, Ахмитвалиевы познакомились с фондом «Наши дети», который в качестве партнера курировал стройку. Ответственность и родительский талант Люзии не остались незамеченными, и вот она в команде фонда.

Дети «напали» на папу. Фанис редко находится днем дома — то подработка на мини-тракторе, то разъезды по делам фонда Фото: Вадим Брайдов для ТД

А дом достроили — целое крыло с двумя жилыми комнатами и хозблоком, две бани, туалет. Сейчас снова перемены: Фанис вместе с зятьями вскрывает пол, чтоб проложить везде систему теплых полов. Дом продолжает развиваться и жить.

Сколько стоит забота?

Палаты для отказников в шаранской больнице (открылась первая) и туймазинской (начала работать на пару месяцев позже) принимают детей уже год. В туймазинской, кроме раковины, тумб, заваленных игрушками, пеленального столика с подогревом, еще две кроватки: одна — для взрослых детей, другая — с бортиками, для малышей. Местный постоялец, семимесячный Николай (имя изменено), мирно спит именно в такой кроватке. Мальчик находится здесь уже пять месяцев и стал для нянечек фонда «Наши дети» родным. «Удивительно спокойный мальчик. Никаких с ним хлопот», — говорит няня Ильсияр.

«Как только я приступила к работе, сразу разместила в соцсетях объявление, где искала няню для детей-отказников. Односельчане, зная, какая большая у нас семья, поначалу думали, будто я ищу нянечку домой. Слыша, что работать придется в больнице, а не у меня дома, они спрашивали: а зачем это тебе? Я ничего не могла ответить, кроме того, что это же теперь наши общие дети», — рассказывает Люзия.

Люзия и маленький Коля (имя изменено) Фото: Вадим Брайдов для ТД

Среди претенденток были те, кто согласились, но позже нашли другую работу, была девушка, которая так эмоционально воспринимала свою работу, что в итоге отказалась от нее со словами: «Я так больше не могу». Но в итоге Люзия отобрала стабильный и сильный состав для палат в селе Шаран и городе Туймазы. Всего четыре женщины, по две на каждую палату. Сколько детей принимают в этих палатах — Люзия не считает: кто-то задерживается, как Николай, кто-то находится здесь всего день-два. Но это не значит, что им не нужна поддержка.

Сколько стоит любовь? Сколько стоит забота близких о своих детях? Мы никогда не задумываемся об этом, ведь это родные, самые важные для нас люди. А как быть тем, у кого нет близких? Сколько должны они заплатить, чтобы о них заботились, любили, уважали, ценили? А что, если ты — трехмесячный ребенок, оставленный умирать непутевым родителем в холодном доме? Нянечки, кураторы, просто сотрудники фонда готовы ухаживать за отказниками хоть круглые сутки, но им нужна зарплата. Их помощь — это любовь и забота, а наша — хотя бы 100 рублей, оформленных по подписке фонду «Солнечный город».

Перепост

Сделать пожертвование
Собрано
Нужно