Все записи
22:42  /  28.05.20

4450просмотров

Как я болела Ковид-19

+T -
Поделиться:

После того, как я переболела Ковид-19, мне  стали писать люди, которые тоже заболели, или заболели их родственники. У всех очень много вопросов, все переживают, и это понятно: болезнь непредсказуемая и этим очень опасная.

Конечно, далеко не все врачи в больницах могут объяснять каждому, что с ним происходит. Поэтому я решила-таки написать, что происходило со мной.

 Ну для начала: легкие не болят!!! Все что у вас болит - это невралгия, или что то там еще: остеохондроз, например. Эту пневмонию вы заметите только когда вам станет трудно дышать.

Вирус этот, как выясняется, проявляется у людей очень по-разному. Он, видимо, присматривается, какие возможности и слабые места есть у каждого из нас. Вообще, у меня с самого начала было ощущение, что этот вирус живой. Поэтому я никогда не говорила о нем плохо. Я с самого начала и по сей день вежливо просила его уйти: сначала из меня, а потом из всего мира.

Моя болезнь началась в понедельник утром: я проснулась и сразу поняла, что заболела: в голове что-то неприятно гудело. Померила температуру: 37.4. Испугалась. Начала звонить Наташе – узнавать про Коммунарку. В ответ услышала что-то  снисходительное про то, что с чего я взяла, что это он, и в Коммунарку не берут с неподтвержденным тестом. Слышала я все это как будто сквозь туман: шум в голове нарастал. Померила температуру: 37.8  У меня не было такой температуры  уже лет шесть, я, если честно, думала, что и не будет: с возрастом высокая температура у многих редко бывает.

Позвонила Миле, Мила сказала срочно звонить Н.А. Беловой, профессору, с которой мы работаем. Я уже мало что соображала от страха и растущей температуры, Наталья Александровна оперативно записала меня на прием и КТ в клинику GMS.

КТ оказалось чистым. Врач Кристина – уверенной и спокойной.  Две таблетки парацетамола сделали свое дело и я немного пришла в себя. У меня взяли анализ на Ковид и отпустили домой.

Вечером температура была опять 38.3, но кроме боли в мышцах ничего особенного не было, и я ее даже не сбивала. Утром она сама упала до 37.3 и потом запрыгала вверх-вниз. В среду весь день держалась 37.5 при небольшой слабости, и я уже собиралась в четверг мыть окна (наступал чистый четверг перед Пасхой). Позвонили из клиники: тест на Ковид был отрицательным, и я начала было выдыхать.

В четверг температура взлетела хорошо за 39 и все резко поменялось: началась лихорадка. Такой лихорадки у меня не было никогда:  температура еще только собиралась подниматься, а я уже об этом знала: по рукам начиналась противная дрожь , которая усиливалась с ростом температуры и вскоре во всем теле дрожало все: и внутренности тоже. Становилось очень страшно, и мир вокруг погружался во тьму. При этом была слабость и боли в мышцах, как будто меня били. После пары таблеток парацетамола, минут через 30, меня кидало в жар и в пот, но температура нехотя начинала ползти вниз только через пару часов. Опускалась она не ниже 37.7, при этом требовалась помощь обтираний  водой с уксусом.  Часа два у меня было на передышку, потом все начиналось заново. Если же я засыпала, выпив парацетамол, то температура вообще не опускалась, пока я спала. Сон – это вообще была отдельная история. Спать было категорически нельзя, потому что во сне температура шпарила до неизведанных высот, и часто я просыпалась вообще в каком-то жутком кошмаре, не понимая, что происходит, и мне было очень и очень плохо. Дня через четыре прибавился кашель. Приступообразный, выматывающий кашель начинался вместе с лихорадкой. Когда у меня были мои 4 часа передышки, кашля почти не было. Ночь была такой: я подгадывала парацетамол часам к 23 вечера, ждала час, полтора, когда температура начинала падать, и скорее засыпала. Вскоре сквозь сон я начинала чувствовать лихорадку и страх, ей сопутствующий. Начинался мой лающий кашель, но я еще проваливалась в сон урывками. К трем часам утра высоченная температура будила меня окончательно, и я опять глотала приготовленный заранее парацетамол, приходил муж и обтирал меня водой с уксусом. В восемь утра и далее все повторялось.

Мое тело покрылось малюсенькими язвочками, они немного чесались – я думала, это аллергия.

На девятый день болезни  меня забрали в больницу. И очень хорошо, потому что там мне стало еще хуже. Время отдыха между лихорадкой и температурой сократилось и кашель  усилился – я не могла разговаривать, сразу заходилась в приступе кашля. Оказалось, когда кашляешь лежа, кашляешь в мышцы поясницы. Моя поясница стала болеть все сильнее и сильнее.

Повторное КТ показало двустороннюю пневмонию по типу «матовое стекло» 25%. Надо сказать, что сатурация (содержание кислорода в крови) у меня была всегда приличной, и я не задыхалась, - хотя бы это было хорошо.

При Коронавирусе очень высока опасность тромбоза, соответствующий показатель в анализе у меня был высок, поэтому стали колоть в живот антикоагулянты, разжижающие кровь. В руке у меня был катетер для капельниц, и еще давали таблетки: антибиотик азитромицин и противомалярийный препарат гидроксихлорохин. Как я поняла, все это не лечит Коронавирус. Пока все просто ждут, когда он сам уйдет из организма. Кризисные, переломные дни могут наступить на 8, 10 или 14-15 день. Мне «повезло» - у меня был самый длительный период. Но действительно повезло, что дело не дошло до реанимации.

Мне постоянно было холодно, я была одета в теплую шерстяную кофту. Во время лихорадок меня накрывали двумя одеялами. После жаропонижающей капельницы из меня начинало выходить очень много воды. Просто из всего тела. Промокало насквозь все: вся одежда и постель. Тогда становилось жарко. Жарко – это было счастье.

Еда потеряла вкус. На еду было невозможно смотреть, постоянно тошнило. Я просила на завтрак кашу на воде – съедала пару ложек. На обед диетический суп: съедала пару ложек. На ужин кусок хлеба. Зато постоянно пила чай. Запаха у еды тоже не было.

На больших пальцах ног, у ногтя, появились такие небольшие пятнышки, как ожоги. Больно было дотрагиваться.

Я очень часто плакала. Мне было так плохо и организм был так вымотан, что я стала как ребенок – дети плачут, когда им плохо. Врачи говорили, что это нормально: вирус бьет и по психике.

Терпеть температуру, а главное, эту лихорадку, становилось невозможно: я начала  умолять медсестер поставить жаропонижающую капельницу уже в 37.9. Но нельзя было так часто, и мы ждали хотя бы до 38.2.

К концу второй недели моей болезни меня причастили. Муж привез героического священника  поздно вечером ко мне в палату. Я лежала под капельницей с антибиотиком, мне было так плохо, что я мечтала выйти в окно: началась дикая головная боль. При Ковиде нельзя никаких обезболивающих кроме парацетамола. Он не справлялся с такой головной болью. Медсестры мочили мне полотенце холодной водой и клали на лоб. Священник причастил меня и протянул крест, висящий у него на шее, чтобы я приложилась к нему. Я сначала отказывалась, говорю ему: «Батюшка, Вы что, я же биологическое оружие, ко мне нельзя прикасаться – все, что выносят из моей палаты, сразу подлежит утилизации». Но он улыбнулся и говорит: «Давай-давай, целуй крест и ничего не бойся». Они уехали, а я опять плакала, хотя было нельзя: голова болела запредельно.

Утром следующего дня я поняла, что мне стало лучше. Физически лучше не стало, но я нутром поняла, что что-то произошло и вирус уходит. Потом врач на обходе сказал мне, что анализы стали улучшаться. В воскресенье мне сделали КТ – ухудшения не было, хотя меня предупреждали, что КТ не успевает за анализами, и может быть даже ухудшение, не пугаться. А в понедельник, ровно через две недели после того, как я заболела, температура впервые не поднималась выше 38!

Тогда мне и объяснили, что я прошла кризис и теперь буду улучшаться. Но очень медленно.

Правда, сильная головная боль еще мучила меня – было ощущение, что вирус напоследок старался помучить еще сильнее.  Днем становилось все лучше, но ночные лихорадки все еще сохранялись, а я-то связывала сначала лихорадку с высокой температурой. Ночью  все так же во сне начинала нарастать дрожь, потом лихорадка уже не давала спать, я  вставала, мерила температуру, которая была не выше 37.5, пила горячий чай, - и лихорадка потихоньку уходила, а я опять засыпала.

Микстура от кашля стала действовать, и кашель тоже стал сходить на нет. Начал возвращаться вкус   и появилось желание есть. Сначала понемногу, потом больше. Хотелось сосисок, пюре, мороженого и пельменей. Все это с каждым днем становилось таким вкусным,  как в детстве!

К четвергу наконец перестала болеть голова. Оставалась сильная боль в мышцах накашлянной поясницы – она мучает меня и по сей день, а ведь прошло уже три недели после выписки из больницы. Ощущение такое, как будто у меня переломан таз. Еще сохраняется небольшая слабость, я очень быстро устаю.

Меня выписали на 11-й день после поступления. Всего высокая температура у меня держалась 14 дней.

Я не была уверена, что смогу все это написать - вспоминать это заново нелегко: хочется забыть. Но все-таки пишу этот текст для вас, чтобы вы знали, что и такое можно победить.

На сайте фонда мы собираем деньги на покупку СИЗ для врачей небольших областных больниц.Вы можете перевести любую сумму на короткий номер 2222 или сделать перевод на сайте нашего фонда pomogi.org Спасибо.

Комментировать Всего 5 комментариев

Сарра, спасибо, получился хороший, интересный текст.

Хотя, положа руку на сердце, признаюсь - не уверен, что он поможет мнительным людям - так как описание вышло довольно жутким...

И, простите, меня царапнул ещё один момент: Ваше обращение к профессору Н. А. Беловой. Вы не доверяете нашей системе здравоохранения, понимаете, что, пойди Вы стандартным путём, "как все", ни КТ, ни теста оперативно получить не удалось бы? Как Вы оцениваете то, что тест, который должен был уже показать наличие вируса, его не показал?

Если этот комментарий Вас беспокоит, немедля удалите его, я не возражаю.

Эту реплику поддерживают: Сарра Нежельская

Простите, что не увидела комментарий раньше: я живу в Истринском районе, в Подмосковье и уже была наслышана к моменту моей болезни о том, что скорые не приезжают и больницы переполнены. Я просто боялась и ла, я не доверяю нашему здравоохранению. Потгму что неизвестно к кому попадешь в руки. Знаю много истгрий, как люди попадали в хорошие больницы, где с ними хорошо обращались, например, дядя моего мужа попал в Ковидный центр в городе Жуковский: сначала мы боялись, аоказалось, что там прекрасные отзывчивые люди, врачи, которые прихолили к нему ежедневно консилиумом, решая как изменить терапию. С ними делали зарядку для легких, в лучших традициях Коммунарки! И мили, например, муж моей подруги, попавший в 1 Градскую с 88% поражением легких: никто с ним особо не общался, почти ничего не делали, ну антибиотик и Клексан кололи. Выжил сам. Да еще и чуть не выписали с температурой 37.8 и сатурацией 92

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

Я знаю много люде с короной, пишу о них статьи... Знаю, что многие долго потом лечатся от последствий и что нельзя оставлять человека в палате одного (так мне сказал один переболевший). И в то же время много бессимптомных.

Во вторник я пойду сдавать тест на антитела к ковид)

Сдали на антитела? Как результат?

Про одного в палате впервые слышу!

Я была рада и благодарна возможности быть одной в палате.