Все записи
10:14  /  25.07.20

297просмотров

Насколько же лишение родительских прав крайняя мера, или Насколько государству нужно защищать интересы ребенка?

+T -
Поделиться:

Вот уже не один месяц общество обсуждает т.н. законопроект о домашнем насилии.

Одна из претензий к данному законопроекту - не только наличие нечетко сформулированных определений или возможность использования в качестве "давления и шантажа" в судебных спорах, но и вопрос: "А насколько государство может вмешиваться в дела семьи, и может ли вообще это делать?".

Читая различные "экспертные" комментарии, может создаться впечатление, что "эксперты" выступают разом против одного: вмешательства государства в интересы семьи, в отношения между родителями, родителями и детьми.

Но не упоминается о том, что это уже происходит. Причем, по моему мнению, происходит настолько до крайней степени формально, что идет не только против интересов семьи (которой уже зачастую и не существует) но и самого ребенка.

Сейчас я говорю о лишении родительских прав по части 1 статьи 69 СК РФ. А именно: если они уклоняются от выполнения обязанностей родителей, по воспитанию.

В данной статье не упоминается, что именно подразумевается под уклонением. И на помощь приходит п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.1998 N 10 "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей" разъяснено следующее. Родители могут быть лишены судом родительских прав по основаниям, предусмотренным в ст. 69 СК РФ, только в случае их виновного поведения. Уклонение родителей от выполнения своих обязанностей по воспитанию детей может выражаться в отсутствии заботы об их нравственном и физическом развитии, обучении, подготовке к общественно полезному труду.

Рассмотрим конкретное дело, решение по которому было вынесено Подольским городским судом Московской области в сентябре 2019 г., а затем и устоявшее в апелляции МосОблСуда. Дано: истица (мать ребенка) просит суд лишить ответчика (отца ребенка) родительских прав в отношении их общего несовершеннолетнего сына 6-ти лет.

В качестве обоснования иска было указано, что:

1. Брак был расторгнут 5 лет назад.

2. Ответчик сразу же написал нотариальное заявление на отказ от Род.прав(Хотя действующее законодательство и не знает такой способ отказа от родительских прав, как нотариальное заявление, однако же, это может расцениваться, как согласие на усыновление ребенка другим лицом, в соответствии с п.3 ст.129 СК РФ.

Данное заявление также служит подтверждающим фактом о нежелании ответчика, отсутствии его воли на выполнение обязанности родителя, от воспитания и содержания ребенка, что является прямым основанием для лишения его родительских прав, о чем прямо указано в ст.69 Семейного кодекса РФ).

3. Ответчик в первом же суд. заседании написал и передал суду ходатайство с просьбой о лишении его родительских прав.

4. Наличие алиментной задолженности у ответчика более чем за 1,5-летний период.

5. Фиксированное под протокол заявление лтветчика, о том, что он по своей воле не видел сына с момента, как ребенку исполнилось полгода, попыток наладить общение он не предпринимал и не будет, так как уже давно у него имеется другая семья.

6. У ребенка имеется заболевание и он наблюдается у врача, однако никаких действий, помощи со стороны отца не производилось.

7. У матери не получилось в этом году вывезти ребенка за границу в связи с тем, что отец не дал письменное разрешение на выезд, ссылаясь на свою занятость.

8. Отец не забрал ребенка с матерью из роддома.

Один из органов опеки и попечительства (мать и отец проживают в разных городах) написал заключение о согласии с лишением родительских прав. Другой орган опеки прямо противоположное.

Таким образом, путем написания ходатайства иск о лишении родительских прав был признан ответчиком. Родители, что создали ранее семью, вместе решили, через судебный спор, что отец будет лишен родительских прав на ребенка. Но государство решило иначе. За них. Могло ли оно это делать? Было ли это правильно? Правильно ли, когда государство вмешивается в дела семьи?

Интересно участие прокурора в этом деле: в первой инстанции участвовало два разных прокурорских работника, и, судя по их подготовленности, они даже не открывали дело. А второй прокурорский работник, вообще просидел все заседание в телефоне. Как и прокурорский работник, присутствующий на заседании Мособлсуда, которая ходит почти на все заседания с участием прокурора в Московском областном суде.

В любом случае в своих действиях суд при подготовке дела к судебному разбирательству должен исходить из задачи принять решение, которое соответствовало бы интересам несовершеннолетнего ребенка с учетом его желания и возраста, привязанности к каждому из родителей (лицу, у которого ребенок находится на воспитании), личных качеств спорящих сторон, их возможности создать надлежащие условия для воспитания ребенка.

Но, как мы видим из дела, надлежащие условия воспитания матерью созданы (согласно заключению органов опеки), при этом именно родители приняли решение о лишении прав, совместно. Ребенку не угрожает опасность, он не ущемляется в правах на общение с отцом, на развитие. Остается открытым вопрос: а могло ли государство и общество в лице судей пойти против решения родителей? А если могло, то где тогда грань, где необходимо остановиться, дабы не нарушать конституционные свободы семьи и родителей?

Я знаю, что вы скажете, что действует "негласное правило", о том, что по данному основанию, родительских прав не лишают, и лучше хоть какой-то отец, чем никакого. Но, по моему мнению, на лицо существует "системная ошибка", когда нормы права, отраженные в законе, перечеркиваются формальностью, крайностью, и преобладанием сознания "воли государства", выше воли одного человека, одной семьи.

Исправлять будем?