Все записи
18:04  /  2.03.20

1263просмотра

Защита для адвокатов. Почему российские суды станут чаще оправдывать подсудимых?

+T -
Поделиться:
Фото: Сергей Киселев/Агентство «Москва»
Фото: Сергей Киселев/Агентство «Москва»

1 марта 2020 года вступила в силу большая часть поправок к закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ». Казалось бы, этот закон и поправки к нему затрагивают интересы лишь адвокатского сообщества, но на деле их охват гораздо шире. 

По количеству оправдательных приговоров Россия занимает одно из последних мест в мире. Этот показатель у нас составляет 0,3%, в то время, как в Канаде, например, -- 42%Главная причина – в нашей стране интересы адвокатов никто не отстаивает, и мощная машина гособвинения на своем пути сметает их, не имеющих поддержки, как оловянных солдатиков. О том, до какого беспредела доходит порой нарушения прав адвокатов во время исполнения ими профессионального долга, красноречиво свидетельствует история Дмитрия Сотникова, получившая широкий резонанс. Но сколько подобных случаев происходят ежедневно и не предаются огласке? 

В качестве, примера, можно привести статистику работы созданного в феврале 2019 года Института полномочных представителей Адвокатской палаты Санкт-Петербурга. Только по Петербургу и Ленобласти за 2019 год полномочные представители Института, в числе которых и я, совершили 37 выездов по вызовам адвокатов, чьи права были нарушены во время работы представителями власти. И это только те случаи, в которых адвокаты релиши обратиться за помощью. 

Недопуск к подзащитным в следственных органах и в СИЗО; физическое удаление; обыски и осмотры; вызов адвокатов в качестве свидетелей по делам их подзащитных -- вот неполный список того, с чем сталкиваются российские адвокаты в работе. 

Именно в этом произволе по отношению к адвокатам причина того, что процент оправдательных приговоров в России неправдоподобно мизерный. И тут важно подчеркнуть: любое нарушений профессиональных прав адвокатов  — это нарушение прав их доверителей. 

Защиту и поддержку адвокатов должна осуществлять Федеральная палата адвокатов РФ (ФПА). Но на сегодняшний день ФПА существует несколько автономно от адвокатского сообщества -- адвокаты не имеют возможности отслеживать на что, например, направляются членские взносы, не могут влиять на ход выборов в палату, выдвигать своих кандидатов в президенты ФПА и так далее.   

Недавно принятые поправки к закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» в большинстве своем направлены на улучшение сложившейся ситуации, они делают деятельность ФПА более открытой, а выборы в палату -- альтернативными! Это небольшой, но важный шаг в правильном направлении, хотя в предложенных поправках не обошлось и без капли дегтя. Но обо всем по порядку.

Итак, главными среди предложенных поправок, я считаю новеллу в статьях  29 и 33 закона -- у региональных палат и ФПА появилась обязанность вести свой сайт в Интернете и размещать на нем информацию о годовой финансовой отчетности адвокатской палаты, решениях совета, сделках палаты, в которых имеется интерес членов совета палаты. Здесь Госдума передает привет знаменитой теще из Башкирии и собственникам площадей на Сивцевом Вражеке.

Еще одна не менее важная поправка: у адвокатов – участников общего собрания (делегатов конференции) появляется возможность выдвигать кандидатов из своего числа на замещение вакантных мест в совете, помимо предложенных президентом региональной палаты кандидатов. В этом случае будет проводится рейтинговое голосование, при котором в состав совета войдут лица, занявшие первые пять мест в рейтинге. Аналогичные нормы (ст. 37 закона) появляются и для процедуры обновления Совета ФПА.

Согласно поправкам Клишаса, на третий срок президент ФПА может идти только через решение общего собрания (конференции), для чего в законе теперь определен специальный порядок, также предусматривающей возможность участникам таких собраний (конференций) при решении этого вопроса выдвигать альтернативные кандидатуры, правда только из числа членов совета. Аналогичные нормы (ст. 37 закона) появляются и для процедуры избрания президента ФПА. Нас ждут альтернативные выборы.

Предыдущая редакция закона предполагала, такую процедуру выборов в ФПА: каждая палата имеет свой совет из 15 человек, который избирается на общем собрании. Голосование за президента не прямое, его выбирает совет из числа своих членов. По закону совет каждые два года должен обновляться на одну треть, то есть пять человек выходит, пять -- заходит. В этом же законе сказано, что именно президент решает, кто эти люди и выносит эти кандидатуры на общее собрание. В результате совет стал состоять только из доверенных лиц президента. При этом заменяемая пятерка зачастую одна и та же, то есть на две трети совет состоит из  десяти бессменных членов. Замкнутый круг, который может быть разорван предложенной новым законопроектом нормой, позволяющей делегату конференции общего собрания выдвигать другие кандидатуры и проводить рейтинговое голосование. 

Можно сказать, что эти новеллы нацелены на появившееся за последние несколько лет спрос в корпорации на демократизацию при формировании органов корпоративного управления. 

Также В статье 31 закона вводится ограничение на то, чтобы одно и то же лицо одновременно входило в совет и квалификационную комиссию палаты. Речь, разумеется, идет о президентах палат, которые до этого в дисциплинарных производствах сидели сразу на двух стульях, несмотря на очевидный конфликт интересов.

Эти поправки к закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», нацеленные на обеспечение открытости органов адвокатского самоуправления и их выборность, я считаю главными. 

Теперь о главном со знаком “минус”. Самая одиозная норма появляется в ст. 17 закона. Вводится запрет на представительство в суде для лиц, чей статус был прекращен “по неблаговидным причинам”. “Неблаговидные причины” -- понятие столь растяжимое, что может статься, как в поговорке “закон -- что дышло”. Это будет иметь охлаждающий эффект. Адвокаты станут тихинькими, будут бояться активно защищать свои доверителей, с тем чтобы не попасть под гнев властьимущих, потому власть всегда может внести в палату представление о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности. Внося эту поправку, скорей всего, хотели позаботиться о чистоте рядов, но недооценили ее возможный отрицательный эффект.   Кстати, норма вступает в силу с 1 марта 2021 года, и у нас есть время для того, чтобы попробовать убедить законодателей отказаться от этой затеи или хотя бы отложить это до «лучших» времен.

В этой же статье стало четче прописана возможность восстановления адвокатского статуса в случае вынесения решения Совета региональной палаты или ФПА об отмене ранее принятых своих решений о прекращении статуса. Этот привет из Госдумы прилетел Виталию Буркину, Сергею Наумову, Александру Войцеху и другим несправедливо лишенным статуса коллегам

Что касается других, менее судьбоносных для адвокатского сообщества поправок к закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», перечисляю их по степени значимости:

В ст. 11 нашего закона появляется новелла, согласно которой тестирование претендентов на статус адвоката проводится с использованием единой автоматизированной системы, обеспечивающей автоматизированную анонимную проверку результатов тестирования. Требования к такой системе должен сформулировать совет ФПА. Новелла вступает в силу с 1 марта 2022 года, так что у нас есть пару лет на создание и внедрение системы. После чего часть коррупционных рисков при принятии новых членов в ряды корпорации будет минимизировано. 

В статье 37 закона появились положения, согласно которым определяемый ФПА порядок участия адвокатов в защите по назначению должен обеспечивать равный доступ к такой работе независимо от избранной им формы адвокатского образования. Тут явно привет из Госдумы прилетел коллегам Николаю Рогачеву и Василию Шавину из Нижнего Новгорода. Кроме того, этот порядок также должен предусматривать использование автоматизированной информационной системы, что нацелено на эффективное противодействие деятельности карманных адвокатов.

Новеллами в ст. 37.2 закона КЭС наделяется правами рассмотрения дисциплинарного дела члена выборного органа региональной палаты, а также по пересмотру решений совета о прекращении или отказе в прекращении статуса. КЭС готовит заключение, а Совет ФПА принимает окончательное решение (оставить в силе, изменить или отменив принять новое решение).

В ст. 25 закона вводится возможность гонорара успеха по гражданским и арбитражным делам. Коллег-криминалистов и практикующих по делам об административных происшествиях в этом отношении просили не беспокоиться - у них все остается по-прежнему.

В статье 16 закона появилась норма, распространяющая действие КПЭА на лиц, статус которых приостановлен Также от одного года до 10 лет определены временные рамки возможности для адвокатов приостановить свой статус.

В статьях 22 и 23 закона вносятся некоторые коррективы по вопросам создания и осуществления деятельности коллегий адвокатов и адвокатских бюро. 

Похоже, что нас ждут интересные изменения в адвокатуре. Посмотрим, как эти новеллы будут работать на практике.