Все записи
15:04  /  27.10.20

653просмотра

Нужны ли женщины науке

+T -
Поделиться:

Афоризм о том, что все равны, но некоторые при этом равнее, принадлежит Джорджу Оруэллу. Он говорил не о гендерном равенстве, но его слова очень точно отражают ситуацию в этом вопросе: в теории мужчины и женщины равны во всем, но в реальной жизни в вопросах карьеры, оплаты труда, доступных профессий мужчины почему-то равнее, чем женщины. А в науке – так и гораздо равнее.

Чуть более года назад проблема гендерного неравенства в России была признана официально. О том, что в нашей стране есть дискриминация по половому признаку, и она гораздо более серьезная, чем в других странах, сказал тогдашний Премьер-министр Дмитрий Медведев. А полугодом позже его слова подтвердила статистика: в рейтинге Всемирного экономического форума Россия потеряла целых шесть строчек и заняла почетное 81-е место – между Сальвадором и Эфиопией. 

Разница между мужчинами и женщинами в России составляет минимум 30% - на столько, по оценкам давосских экспертов, отличаются у нас зарплаты мужчин и женщин. Оценки более близких нам аналитиков, портала HeadHunter, практически такие же – 31,2% в пользу мужчин. О чем это говорит? О том, что в корпоративном мире у женщин априори есть определенный карьерный и, соответственно, зарплатный потолок: руководитель среднего звена. Таковых в наших компаниях 30% - вроде бы довольно много, но дальше воронка сужается. На самый верх, на уровень «топ-менеджеров», выходят только 7% женщин, и эта ситуация остается неизменной уже которое десятилетие. 

Да, о недопустимости гендерной дискриминации много говорят, что интересно, преимущественно «угнетатели», но воз и ныне на своем месте. По различным оценкам, для того чтобы возможности мужчин и женщин действительно были равны, и для того, чтобы это нашло отражение в аналитических отчетах, пройдет от 99 до 237 лет – смотря как будет развиваться наше общество в целом и бизнес в частности.

Гендерное неравенство затрагивает все сферы профессиональной и карьерной жизни людей. Удивительно, что оно проявляется и в науке. На сегодня в мире среди ученых, исследователей, экспериментаторов женщин менее 30%. На этом фоне ситуация в России выглядит получше: по данным ЮНЕСКО, в нашей стране соотношение мужчин и женщин в науке составляет 60 к 40. Больше всего женщин-ученых в медицинских (60%) и сельскохозяйственных (56%) науках, а меньше всего в естественных (42%) и технических (35%). Но если посмотреть, где работают женщины-исследователи и ученые, то оказывается, что подавляющее их большинство трудятся в государственных учреждениях и в образовательном секторе. В частном бизнесе же, где зарплаты больше и карьера головокружительнее, тотально преобладают мужчины.

Неравенство закладывается практически с пеленок, с разделения профессий на «женские» и «мужские». Воспитание девочек начинается с того, что ей указывают, какое поведение, какие занятия, какие увлечения более приличествуют девочкам, а какие менее. В итоге, выигрывают те девочки, которые смогли перерасти эти представления, кто сохранил себя под социальным давлением и те, кто помог преодолеть подчинение перед ожиданиями общества у своих дочерей, сестер, подруг и жен.

Такая ситуация – лишь отражение общей консервативности и инертности общества, а никак не реального интеллектуального уровня и креативности мужчин и женщин. Значимые открытия в равной степени могут совершать и те, и другие, дело за малым – предоставить всем одинаковые возможности. И это точно сработает. Например, в компании мы всеми силами стараемся уйти от устаревших оценок профессиональных перспектив и возможностей человека от его гендерной принадлежности, и смотрим, какие объективные результаты показывает тот или сотрудник. Это непросто – сопротивление очень сильное, видимо, неравенство полов настолько прочно встроено в общую картину мира, что изменить точку зрения за пару дней нереально. Но автором оригинального препарата для лечения меланомы, самого агрессивного вида рака, в нашей компании является женщина. И ее изобретение имеет гораздо более широкое применение, чем препарат от отдельного заболевания, пусть и такого серьезного. Ее открытие внесло огромный вклад в разработку первой в России технологии создания антител – а это в фармации уже глобальный масштаб. 

Еще одна наша сотрудница, которая пришла к нам на должность младшего научного сотрудника, сейчас является лидером разработки вакцины от COVID-19, ведет целую научную группу. Это большой шаг в карьере любого человека, это большая ответственность, с которой она отлично справляется, и огромные перспективы. 

Такие примеры показывают, просто кричат, что нам срочно, немедленно, нужно менять стереотипы, нужно активно работать над тем, чтобы наш «слабый пол», девочки и женщины не видели и не знали никаких необъективных преград, подобных гендерной, в построении своей карьеры и в своем профессиональном развитии. От этого выиграют не только они, а все мы – общество, которое стоит на пороге удивительных научных открытий и технологических перемен.