Все записи
12:40  /  19.03.20

3838просмотров

Любой ценой на Родину, или Застрявшие в Марокко

+T -
Поделиться:
Фото: Sonia Nadales/Unsplash
Фото: Sonia Nadales/Unsplash

Мы отправились большой компанией — 18 человек — в отпуск на 8 марта в Марокко. На тот момент ситуация с коронавирусом в стране была безопасной: ни одного выявленного случая. Все было замечательно: солнце, горы, океан, пустыни и леса. 

Обратные билеты у нас были куплены на 15 марта. Рейс непрямой: Марракеш — Лиссабон — Москва. 

14 марта в 16.31 мне на электронную почту приходит письмо от авиакомпании Tap Portugal о том, что наш рейс отменили. В это время мы находимся в Касабланке, в 300 километрах от Марракеша. Все в шоке, до авиакомпании дозвониться невозможно. Едем в консульство — там закрыто. 

Кое-как удается дозвониться до консула, он приезжает и советует срочно брать билеты на другой рейс. Самый доступный вариант — 30 тысяч рублей за билет, рейс с пересадкой в Турции. Мы уже готовы взять билеты, но тут же приходит новость о том, что рейс отменили. За следующий час закрывают авиасообщение еще с 15 государствами, сухопутные границы с Алжиром и Мавританией, морское сообщение с Испанией, Канарскими островами, Тунисом и Португалией. За два часа в общей сложности — границы с 31 страной.

У нас остается единственный путь — прямые рейсы в Россию 15, 17 и 19 марта. Билеты появляются в системе по 2-3 штуки. Стоимость — от 65 до 180 тысяч за каждый. Но купить их не получается, потому что все сайты перегружены. Тем временем город меняется прямо на наших глазах: магазины и кафешки закрываются, люди отворачиваются от нас и закрывают рот и нос руками: европейцы = угроза. 

Заезжаем в супермаркет, видим пустые полки и местных с забитыми до краев тележками. Ущипните меня! Это какой-то сюр.

Мы начали рассматривать самые безумные варианты выбраться: арендовать яхту и доплыть до Канар (у одного из нашей компании были права на управление яхтой), нелегально пробраться в Алжир — пару дней назад берберы предлагали нам такое «путешествие». Даже посмотрели сколько стоит аренда частного самолета. Если кто не знает — от 80 000 евро.  

Тут каким-то чудом Катя — девушка из нашей группы — выходит на турагентство, которое помогает нам забронировать 10 билетов до Москвы. Минус 800 000 с карты, но это не решает проблему. Во-первых, у нас нет посадочных талонов на руках, а значит, все может отмениться. Во-вторых, мест всего 10. Двое из нашей группы должны улететь в Брюссель завтра из Марракеша, их рейс пока не отменили, но что с остальными шестью?  

Момент жуткий. Мы сидим и решаем, кто едет, а кто нет. Договариваемся, что мы с моей девушкой и еще две пары в числе тех, кто останется, если не удастся найти еще билеты. Все-таки мы не поодиночке и можем поддержать друг друга, если что. При этом в консульстве нам ясно дали понять, что жилье, питание и обратные билеты попавших в беду россиян никого не заботят. Денег нет, но вы держитесь, как говорится. 

Помимо билетов есть еще одна проблема: мы по-прежнему в Касабланке. А приехали мы сюда на машинах, которые взяли напрокат в Марракеше. Компания международная, у нее есть филиал  в Касабланке, но время 12 часов ночи и дозвониться невозможно. 

Мы решаем ехать в Марракеш. 3 часа ночной дороги, потом мытье машин влажными салфетками под луной: чтобы автомобиль приняли он обязательно должен быть чистым. 

Рано утром 15 марта мы все вместе едем в аэропорт Марракеша, наши ребята успевают проскочить в Брюссель. Уже хорошо. В самом аэропорту — хаос и неразбериха, тысячи европейцев сидят в замкнутом помещении, работает только 1 кафе. Закрыты салоны связи и все магазины. Люди спят прямо на чемоданах. Сотрудники аэропорта забаррикадировались в своем офисе и отказываются отвечать на вопросы. Сотрудников TAP Portugal вообще нет в аэропорту. Горячая линия вечно занята. Французы хором начинают петь марсельезу, мурашки по коже. Своих граждан оперативно забирают только англичане.

Мы понимаем, что здесь ловить нечего. Звонит консул и говорит, что в 00.00 закрываются все аэропорты Марокко. Наш рейс в 23:40 из Касабланки — последний. Консул обещает договориться об увеличении борта, но с ценой помочь не сможет. «Берите за любые деньги, иначе застрянете на неопределенный срок».  

Едем на поезде в Касабланку. По пути встречаем двух девушек, оказавшихся в такой же ситуации как мы. Катя с помощью связей совершает чудо во второй раз, и мы выкупаем еще 8 билетов на освободившиеся места — для нас и для девушек. В этом же поезде мы познакомились с парой из Петербурга. У них история еще жестче, чем наша. Сперва отменили их рейс с пересадкой в Мадриде, затем — в Стамбуле (тот самый, на который мы чуть не купили билеты). Получается, они уже дважды потеряли деньги на билетах и им просто не на что покупать билеты. 

Приезжаем в аэропорт Касабланки. Он пустой. На паспортном контроле пограничники говорят: «Сегодня летите только вы и Штаты. Счастливчики». Несмотря на то, что мы с моей девушкой потеряли 130 000 рублей на билетах, нам повезло, ведь еще сотни россиян до сих пор остаются в Марокко. Мы заскочили в «последний вагон» улетающего самолета. 

Никогда еще не был так счастлив увидеть Домодедово.