Все записи
11:40  /  26.03.20

1446просмотров

Ошибка президента, или нет конца деофшоризации

+T -
Поделиться:

Пока не появился текст протоколов к соглашениям, рано детально рассуждать об изменениях. Все же осмелюсь предположить, что речь идет не о выплатах в классические офшорные юрисдикции (БВО, Кайманы, Панама и прочие), а о так называемых низконалоговых юрисдикциях или транзитных юрисдикциях.

В первую очередь приходят в голову Кипр, Люксембург, Нидерланды и Швейцария. В таких юрисдикциях часто создаются холдинговые и финансовые компании, которые могут получать дивиденды и проценты от российских юридических лиц. 

Именно с этими странами Россия имеет действующие договоры об избежании двойного налогообложения, про которые говорил президент. С классическими офшорами у нас нет соглашений, поэтому вряд ли речь в обращении шла именно о них. Еще раз осмелюсь предположить, что термин «офшоры» был использован для упрощения восприятия. Что такое низконалоговые юрисдикции, вряд ли бы кто-то понял, а перечислять эти юрисдикции было бы некорректно по дипломатическим соображениям. 

Если российская компания выплачивает дивиденды в офшорную юрисдикцию, то ставка налога на дивиденды составляет 15%. При выплате процентов – ставка 20%. Вряд ли здесь введение 15% ставки на оба вида выплат может привести к росту доходов бюджета.

В случае выплат в низконалоговые юрисдикции ставка налога на дивиденды может быть снижена до 5%, а с процентов налог может вообще не взиматься. Это возможно благодаря двусторонним соглашениям об избежании двойного налогообложения. Судя по тому, что сказал президент, предлагается провести переговоры с этими странами и предусмотреть налог на уровне 15% под угрозой расторжения соглашений. 

В принципе, для этих целей уже существовали правила о бенефициарном собственнике дохода, которые запрещали применять пониженные ставки в случае, если иностранные компании не ведут экономической деятельности в юрисдикциях, где были созданы. Некоторые представители среднего и крупного российского бизнеса пытались обойти эти правила, зачастую создавая видимость такой деятельности. Если предложение президента будет реализовано, то это потеряет смысл.

Как следствие, такие новшества могут еще сильнее подстегнуть процесс деофшоризации, так как привлекательность использования иностранных компаний снизится еще сильнее. В целом, это не первый налоговый удар, который наносит коронавирус по российским предпринимателям. 

Многие россияне, которые являются налоговыми резидентами и платят (или не платят) налоги в других странах, могут потерять этот статус. Есть риск, что они не смогут провести там нужное количество дней, так как повсюду введены ограничения на пересечение границ. В этом случае им придется уплачивать НДФЛ в России. В том числе с нераспределенной прибыли их иностранных компаний. Справедливости ради стоит напомнить, что российская ставка НДФЛ достаточно гуманна и составляет всего 13%. Но вряд ли это будет сильным утешением, законодательство многих зарубежных стран позволяет состоятельным людям освобождать от налогов практически всю сумму дохода.