Самоизоляция. Будущее кажется далеким и неопределенным. Ходишь из угла в угол по квартире. ТВ, блогеры и простые смертные ловят хайп. Говорят про кваркоды, число жертв, строят прогнозы. Все сюжеты антиутопий припоминают на злобу дня. Все-таки в интересное время живем. Смерть в прямом эфире становится нормой. И многим кажется, что так не должно быть, дескать, наступают темные времена. И понимаем, что так, как раньше, уже не будет. Хорошо было или плохо, неважно. 

     На наших глазах старый мир уходит в небытие. Больше никаких новостей об очередной встрече Путина с кем-нибудь или кого-нибудь еще с кем-нибудь, которые заканчивались ничем. Кажется, не вспоминают и Украину. В наше мобильное время с бешеной скоростью меняются смыслы и структуры. Но наше сознание не успевает за ними. Наверно, поэтому почти весь мир недоооценил риски Уханя. Никто не спешил перестраивать медицину, закрывать границы и загонять людей по домам, даже в рациональной Германии или США. 

    Но мы ошибаемся в том, что рисуем этот мир либо в черных тонах, либо смотрим на него сквозь розовые очки. Золотой середины себе не позволяем. Но все это уже было. Были страшные вызовы, глобальные катастрофы. И вслед за этим мир неизбежно перестраивался. Парадокс, но все же в лучшую сторону. Первая мировая поколебала веру в гуманизм и поставила под сомнение достижения технического прогресса. А потом была еще одна страшная война, которая, по сути, продолжила дело Первой. Но именно на исходе Второй мировой появилась новая гуманность, новая система коллективной безопасности в лице ООН. Идеология расизма была предана анафеме. Мир заговорил о толерантности. Да, после 1945 года мир поделился на два враждующих лагеря. Но прошло 75 лет, а мир не видел с тех пор побоища масштаба той страшной войны.

     Вторая половина XX века стала отрицанием первой. Консерваторы терпели поражение. В 60-х гг. свободная молодежь всего мира с особым ожесточением отказывалась от идеалов "стариков", допустивших войну. Никакой семьи, только свободная любовь. Никакой войны, только любовь. И природа. Конечно, радикальные воззрения на личное и общественное не прижились. Но все это проторило дорогу новому феминизму и гендерному равенству.

    И теперь будет новая реальность. Новая социабельность, новая ментальность. Всем нам дорого наше время. Но ведь раньше мы его нещадно тратили в пробках и пересадках с ветки на ветку. А новые вызовы предлагают нам другой формат. Есть только ты и твоя работа. Без язвительных коллег, их пустых разговоров. Энергетические вампиры теперь обойдутся без своих жертв. Не это ли постиндустриальная реальность, где, в конечном итоге, важно знание в чистом виде, без излишних телодвижений? Рай интроверта!

    Мы не станем меньше потреблять. Привычка проводить семейные выходные в Икее никуда не денется. Разве что ценить эти моменты мы будем больше. И загрязнять планету мы будем так же безбожно. Хотя, может быть, видео с дельфинами в каналах Венеции настолько умилит местных и приезжих, что прогонять их уже не захочется.

    Все течет, все изменяется. Кто не сумеет войти в реку нового времени, тот уйдет в закат подобно герою Чаплина в "Новых временах".