Все записи
МОЙ ВЫБОР 16:51  /  7.05.20

682просмотра

Как немцы вспоминают о нацистском прошлом

+T -
Поделиться:

Как-то раз мой старый приятель возвращался из маленькой деревни близ Шверина (столица федеральной земли Мекленбург-Передняя Померания), где проживает его 93-летняя бабушка. Начала расспрашивать, как съездил. Он рассказал, как помогал ей разбирать старые вещи, как бабушка вспоминала разные истории из своей жизни. Вспоминала, как выходила замуж в 1946 году, когда родились дети...

- А раньше... ну, до 1945 года? - немного робко спросила я.

- Она не вспоминала об этом периоде, - ответил знакомый.

Она и многие другие люди преклонного возраста не вспоминают о том, что было до. Тогда, в 1945 году многие немцы узнали о том, о чем лучше не знать. В рамках политики "денацификации" , согласованной союзниками в Потсдаме (Закон СКС №2 от 10 декабря 1945), население Германии было решено "перевоспитать" (Umerziehung). Частью плана было проведение анкетирования с целью выявления пяти групп - главных преступников, преступников (активистов, милитаристов), "второстепенных" преступников, "последователей" и невиновных. В зависимости от результатов анкетирования, опрошенные несли наказание - смертная казнь, тюрьма, конфискация имущества или штраф для "последователей".

Немцы были обязаны посещать лагеря смерти, где воочию могли увидеть изможденные трупы их узников. Одним из страшных воспоминаний был приказ американских военных об извлечении трупов убитых евреев и других жертв нацизма из общих могил. Эксгумации проводились в окрестных лесах или на дорогах, часто голыми руками. Шок от увиденного порождал страх и неверие, отказ принимать эту реальность, непонимание, как жить дальше.

Yevgeny Khaldei (1917-1997)/Unknown/AP - A Blind Man, - Catawiki

Столь же сильный эффект на сознание немцев оказал и Нюрнбергский трибунал. Вчерашние обитатели олимпа власти - Генрих Геринг, Мартин Борман, Йоахим фон Риббентроп и др. - сидели на скамьях подсудимых, обвиняемые в преступлениях против человечности. В ходе заседаний были продемонстрированы фильмы, снятые в освобожденных Аушвице, Майданеке, Заксенхаузене. 

Александра Зенффт, внучка немецкого посла в Словакии, ответственного за депортацию словацких евреев в лагеря смерти, пишет:

"Это невозможно переварить: как любимый и любящий отец мог одновременно быть убийцей?Но большинство либо отрицает преступления, совершенные родственником, либо отрекается от него".

Фотограф Фредерика Хельвиг рассказывает: "Каждый немец знает о Холокосте, нам об этом рассказывают в школе, опубликована масса документов… Но вот о чем никогда не говорилось в немецких семьях - это о том, что именно делал ваш прадедушка и что в связи с этим случилось. Это по-прежнему что-то вроде табу".

В первом номере американской "Новой газеты" за 1945 год была обозначена цель политики перевоспитания немцев: "немцы обязаны превратиться в страну мирных тружеников". Перед интеллигенцией, не запятнавшей себя сотрудничеством с НСДАП, была поставлена задача по приобщению немцев к ценностям демократии. Одним из ключевых пунктов новой идентичности должно было стать "чувство вины" за содеянное.

Однако люди, воспитанные на идеологии собственного превосходства, не могли в одночасье принять новую реальность, в которой они - пособники нацизма. Вот что рассказывал Дэниэл Пэнхем о лекциях философа Карла Ясперса: "студенты начинали смеяться, шаркать ногами по полу при упоминании демократии...". Сам Карл Ясперс писал Ханне Арендт: "коммунисты называют меня ярым сторонником национал-социализма, сердитые неудачники - предателем своей страны".

Но время шло, на арену жизни выходили люди, родившиеся после 1945 года. Новые поколения получили возможность осмыслить прошлое критически, не имея за душой травматичных воспоминаний. 

Именно это поколение ощутило глубокое чувство вины за то, что было сделано родителями. Именно это поколение инициировало общественные дискуссии по вопросу коллективной вины немецкого народа, в то время, как ранее вся вина возлагалась на главных преступников. Историк Альфред Людтке в своей "Истории повседневности в Германии" убедительно показал, что виновны и те, кто доносил на соседа-еврея в надежде поживиться его имуществом, кто выдавал место укрытия евреев, кто не сумел противостоять пропаганде ненависти. 

В наши дни чувство вины - чувство, ставшее аксиомой немецкой идентичности. На уроках истории дети узнают о Холокосте в подробностях. Недавний опрос показал, что три четверти респондентов выступают за то, чтобы экскурсии в бывшие концлагеря стали частью школьной программы. Более 60 % опрошенных высказались о необходимости каждого разобраться, кем были их старшие члены семьи в годы нацизма.

Есть и другая тендеция, обусловленная активностью партии "Альтернатива для Германии" и антимигрантского движения PEGIDA, имеющих сторонников в Восточной Германии. К примеру, один из представителей AfD (Альтернатива для Германии) заявил, что людям пора перестать попрекать немцев Второй Мировой войной. Подобные высказывания всегда вызывают резко негативную реакцию большинства. Хотя правые популисты и пытаются обернуть ситуацию с беженцами в свою пользу, их сторонники составляют меньшинство. Сдерживает националистические настроения и уголовное наказание за использование нацистских символов или отрицание Холокоста ( до трех лет тюрьмы).

Прошло 75 лет и за этот срок Германия выполнила колоссальную работу по реидентификации. Немецкое общество нашло в себе силы очиститься от скверны человеконенавистнической идеологии и обрести иммунитет против правых популистов. И как бы этого кому ни хотелось, образ Германии, как страны с маршами, экстатическими выступлениями Гитлера и склонностью к жестокости, больше не соответствует действительности.