Все записи
12:24  /  29.04.20

532просмотра

«Мое светлое пятнышко»

+T -
Поделиться:

Автор обложки: Станислава Новгородцева для ТД

Что такое потерять зрение? Зачастую это значит провести остаток своей жизни в четырех стенах, изредка выбираясь куда-то с близкими и друзьями. Юлии удалось добиться для себя другой жизни. Ведь теперь есть Мира, которая ведет ее вперед

Кажется, встречи с героинями этого текста ждала не только я, но и моя собака. Все дело в том, что мой лабрадор Марго — воспитанница учебно-кинологического центра (УКЦ) «Собаки — помощники инвалидов», будущий поводырь. Мы идем в гости — тогда в Москве еще было возможно свободное перемещение по городу — к слабовидящей Юлии и выпускнице этого же центра, собаке Мире.

Жизнь до Миры

«Я не знаю, как объяснить, [как я вижу правым глазом]. Можно сравнить со снимком в расфокусе: ты видишь, что там светлее, там темнее. Человека я, например, вижу, когда он уже приближается», — рассказывает Юлия.

Сразу по девушке и не скажешь, что она слабовидящая: когда мы только зашли в квартиру, я даже подумала, что ошиблась героем. Мы сидим на кухне и пьем чай, а по квартире носятся счастливые лабрадоры, то и дело заглядывая на кухню, чтобы похлебать воды. Два кота спрятались на подоконнике. Изредка я слышу их недовольное шипение.

Юля Фото: Станислава Новгородцева для ТД 

 «Сейчас начнется лето, и все будут гонять на всяких великах, самокатах и прочих колесных средствах, которые сейчас изобретают, — говорит моя собеседница. — Когда они рядом со мной проносятся, я вся вздрагиваю, настолько это неожиданно».

Впервые ей поставили диагноз «увеит», воспаление сосудистой оболочки глаза, в 10-летнем возрасте. Тогда глаза пролечили и девушке полностью вернули остроту зрения. Болезнь пришла снова — и уже не отступила — когда Юлии было 19 лет. В 22 года у девушки уже была третья группа по инвалидности, в 23 — вторая. Зрение на правом глазу до конца не потеряно: чтобы поддерживать его, несколько раз в год Юлия посещает разные процедуры.

Период до того, как в жизни Юлии появилась собака-поводырь Мира, девушка описывает такими словами, как «депрессия» и «беспомощность». Ей было трудно выйти из дома, трудно сходить в магазин, трудно заставить себя встретиться с друзьями.

«Мне тогда было всего 20 лет — это такой возраст, что хочется как-то активно вести жизнь», — вспоминает Юлия.

Юля и Мира Фото: Станислава Новгородцева для ТД

В то время она училась на фельдшерском факультете в колледже. Зрение начало падать как раз к концу учебы, и девушка поняла, что дальше не потянет работу по специальности. Но Юля доучилась до конца и даже получила красный диплом. Затем проработала полтора года в стоматологической клинике, где занималась стерилизацией инструментов, а после начала учиться в медико-хирургическом центре на массажиста.

Когда девушке одной приходилось выбираться куда-то по делам, было непросто. Жители мегаполиса не всегда обращают внимание на неловкие движения человека, которому может понадобиться помощь в поиске дороги. Ее муж Андрей, с которым Юлия познакомилась уже после потери зрения, волновался каждый раз, когда ей нужно было куда-то идти одной.

А выходить из дома приходилось часто: Юля даже после частичной потери зрения продолжала работать в разных местах. Сейчас, помимо работы массажистом, она публикует просветительские статьи на медицинские темы. Также недавно она со своим знакомым врачом-педиатром создала телеграм-бот @SivoloBot, который позиционирует себя как медицинский помощник для родителей.

«Говорят же, что медицина — это призвание, вот оно у меня. Мне мама в четыре года подарила книжку “Расти здоровым”, и я ее начала читать, картинки смотреть. Она у меня была настольной книгой. И все. Это определило мою судьбу», — вспоминает Юлия.

КотЛета и Каспер

Животные в жизни Юлии были всегда. Сейчас с ней, помимо Миры, живут два кота, КотЛета и Каспер. Они появились до собаки, и им, конечно, было тяжело привыкнуть к еще одному четвероногому. Сейчас они даже могут спать вместе с Мирой на ее подстилке.

Каспер и КотЛета Фото: Станислава Новгородцева для ТД

«Для меня дом — не дом без животных, — рассказывает девушка. — Когда приходишь домой и никого нет — пусто. Мне надо, чтобы меня кто-то встретил, повалялся, пообнимался, поговорил. Вот кот прилег к тебе на колени, и тебе от этого тепло и хорошо. Ты заболел, он к тебе пришел и такой: “Не грусти, я с тобой”».

О собаке они с мужем задумывались давно — Андрей любил этих животных еще со времен службы на границе, а вот Юлия, по его словам, раньше их боялась и старалась обходить стороной. Но девушка решила перебороть свой страх и узнать больше, вступила в сообщество владельцев лабрадоров в фейсбуке, стала ездить в приюты — кормить, присматриваться, привыкать.

Однажды в этой группе Юлии написала женщина-тренер из учебно-кинологического центра и спросила, почему она не хочет взять себе собаку-поводыря в центре. Юлия стала отказываться: ей было неудобно брать поводыря, когда у нее не до конца потеряно зрение, ведь другим нужнее! Но ее уговорили.

КотЛета и Мира Фото: Станислава Новгородцева для ТД

«Я подумала: действительно, хватит стесняться, мое зрение все-таки не бесконечное, как оно будет дальше — тоже непонятно. Все-таки напишу».

Через полгода к девушке приехала тренер-дрессировщик, чтобы посмотреть на условия, в которых живет молодая семья, и познакомиться с Юлей. Очередь на получение собаки должна была подойти уже в 2020 году.

Маленькая палевая девочка

«В ноябре нам пишут: “Юль, ну приезжайте. У нас для вас есть маленькая палевая девочка”», — вспоминает девушка.

Мира Фото: Станислава Новгородцева для ТД

За две недели на базе УКЦ в Балашихе девушке предстояло привыкнуть к собаке по имени Мира: узнать, как с ней обращаться, понять характер, выучить команды. Это время было поделено на две части: теоретические лекции и практические занятия по общему курсу дрессировки. С Юлией на базе находились еще трое людей с особенностями зрения, они тоже учились жить и сотрудничать со своими новыми поводырями. Спустя две недели Мира сдала окончательные экзамены и уехала домой.

«Я считаю, что мы идеально подходим с Мирой друг другу. У нас жизнь кипит, мы с ней сошлись», — говорит Юлия. Саму собаку она называет «светлым пятнышком в жизни», именно так девушка видит своего поводыря.

Юля всегда считала себя интровертом, но после появления Миры ее жизнь изменилась.

«У нас весь парк знакомых, в обществе слепых рады нас видеть, появились знакомые среди владельцев собак-поводырей. Не знаю, у меня круг знакомств благодаря Мире сразу скакнул на 300 человек!» — радуется девушка.

Мира Фото: Станислава Новгородцева для ТД 

Чтобы приучить Миру к новому маршруту, сначала их с Юлией сопровождал Андрей. Запоминали: вот здесь аптека, почта, магазин, метро, остановка. Обычно окончательные результаты видны только спустя три-шесть месяцев, до этого собака обычно привыкает к новому месту жительства, но палевая девочка запоминает дорогу практически с первого раза, говорит Юля.

«Когда я иду с Мирой на почту, я могу спокойно закрыть глаза и идти без проблем. Она мне очень помогает, как сказать, — расслабиться и идти свободно. Не надо сосредотачиваться, думать, есть ли тут ступенька или нет. Можно делать с усилием какую-то работу, а можно делегировать часть каких-то своих функций собаке. И расслабиться, и довериться, и наслаждаться жизнью».

Рад Мире, конечно, и Андрей: жизнь его жены значительно изменилась, она стала чаще куда-то выходить, действовать более самостоятельно.

Мира Фото: Станислава Новгородцева для ТД

«Это не собака уже — это жизнь. Куда вот мы сейчас без нее? Она у нас всего четыре месяца, но я ее никому не отдам», — уверенно говорит Андрей.

***

Юлия дает команду: «Мира, метро», и собака четко следует по курсу. Моя Марго хочет с ней поиграть, но поводырь не отвлекается. Останавливается перед каждым бордюром, чтобы хозяйка могла сориентироваться: вдруг рядом машина. Мы подходим к метро и прощаемся. Немного взглянули в будущее: я надеюсь, через год такой же текст напишут и про Марго.

Юля и Мира Фото: Станислава Новгородцева для ТД

Сейчас моей воспитаннице восемь месяцев, и уже спустя четыре она, так же, как и Мира, отправится на базу УКЦ в Балашихе, где ее будут обучать всем премудростям поводырской работы. Я даже представить себе не могу, каково мне будет с ней расставаться, но встреча с Юлей показала, насколько важное будущее ждет эту собаку. Для меня сейчас она просто белый медвежонок, который пока что нелепо выполняет команду «Зайка» и бегает за листиками при ветре, но в будущем она сможет стать человеку глазами и поможет обрести самостоятельность. Программа не запрещает волонтерам контактировать с выращенными щенками, и я уверена, что с моим «светлым пятнышком» мы увидимся еще не раз.

***

Спустя месяц после нашего разговора в Москве ввели режим самоизоляции. Владельцам собак разрешается выгуливать их только в 100 метрах от дома. Юля переживает, что за этот месяц Мира растеряет все свои «поводырские» навыки.

«Нас еще во время учебы в Балашихе предупреждали, что собака-поводырь для сохранения своих навыков должна регулярно работать. Один из владельцев такой собаки сказал нам, что если собака “простаивает” более двух месяцев, то она забывает все, чему ее научили, поэтому нужна регулярная практика».

Мира Фото: Станислава Новгородцева для ТД

Директор УКЦ Елена Орочко рассказала, что переживать не стоит и те собаки-поводыри, которые уже находятся «в работе», не потеряют свои навыки за столь короткий срок.

«Можно немножко потерпеть, это не страшно. Люди все равно будут ходить в магазин хотя бы раз в неделю, а вместе с ними и собака по маршруту. То, что они могут выйти на улицу с собакой, а не просить выйти с ними кого-то из людей, это даже правильнее. Другая проблема для нашего центра состоит в том, что у нас приостановилась сама деятельность по подготовке собак-поводырей и по передаче тех, которые уже подготовлены. Нам пришлось немного изменить нашу работу: кто смогли из наших дрессировщиков, те взяли собак к себе домой и стараются заниматься с ними».

Собак незрячие и слабовидящие люди получают бесплатно, а центр «Собаки — помощники инвалидов» существует частично за счет государственной субсидии, а частично благодаря частным пожертвованиям.

Пожалуйста, поддержите центр «Собаки — помощники инвалидов», и вместе мы сможем изменить отношение к собакам-поводырям, сделать жизнь незрячих людей более качественной и интересной, а наш мир — немного добрее.

Мы рассказываем о различных фондах, которые работают и помогают в Москве, но московский опыт может быть полезен и использован в других регионах страны.

Перепост

Сделать пожертвование
Собрано
Нужно