Кухонную трепотню ввели в моду на кухнях ресторанов. На кухнях любят о(б)суждать кухни. Чужие. Хореканцы, чего уж таить, те еще сплетники.

Вот и я не удивляюсь, когда в разговорах о моих ресторанах, планах и житейско-ресторанной суете собеседники-коллеги из России непременно (всякий раз, постоянно, без исключений) выводят меня на две животрепещущие, волнующие и судьбоносные темы:

  • а) ну как там Hide Чичваркина?
  • б) ну как там Novikov Новикова?

А то, что мы все о нас, да о нас…

Вопросы набили оскомину. В них нет новизны. Вот и решил ответить здесь всем и сразу. Начнем не с а), а с б). Хотя кто из них «а», кто «б», еще надо разобраться. Про Hide в другой раз, если вам это будет интересно.

Итак, Новиков. Уважаемый Аркадий Анатольевич. Кто его не знает? Нет таких.

Успешный инсайдер-связист, ставший именем нарицательным в ресторанном мире. Он и за поварешку держался, и проявил себя как талантливый коммуникатор – его связи опоясывают всю Россию и устремляются на Запад.

Он поставил цель во что бы то ни стало покорить Лондон, и добился этой цели. Встало это ему дорого. Но зато как стоит!

Стоит и «качает» Novikov в центре Лондона в фешенебельном Mayfair.

Кому – на зависть, кому – на радость. Лично я рад и рад искренне. Своим успехом Новиков смягчил токсичное отношение к русским на Лондонщине. Ему удалось пробить стену скепсиса и предрассудков, доказав, что Novikov и «новичок» – две большие разницы.

Крупными буквами сияет его фамилия вопреки и наперекор русофобским настроениям.

Достойно Нобелевки мира. Уважаю Аркадия Анатольевича, в чем признавался не раз в своих статьях и книгах. Никаких выгод и интересов в этом признании нет.

Просто «души прекрасные порывы», которые незачем душить.

Место, где сегодня правит бал (ну ОК, гастродискач) Novikov в хореканском сообществе Лондона считалось проклятым. В бытность работы барменом, мы с коллегами забегали в Grand Prix Café, располагавшееся там, и не раз пересчитывали заведения, которые открывались и закрывались, как двери этого кафе.

Кого тут только ни было, а точнее, не стало. Все сплыли… А Novikov всплыл.

Не как мертвое тело из Темзы, и не как что-то, что плавает на поверхности, а как огромный плавучий остров, возникший из глубины. Остров со всеми удобствами.

В Лондоне одни рестораны накачивают, а другие качают. Владельцы первых вынуждены инвестировать и вкладываться по полной в то, чтобы удержать свои заведения на плаву.

Как в старом анекдоте:

- Откуда прибыли?

- Какие прибыли, что вы? Одни убытки

И все это ради того, чтобы гордо щеголять в тусовке репутацией русского, имеющего ресторан за бугром. Того не стОит, да и стоИт недолго. Простаивает в пустоте…

Качают же (прибыль) единицы. Novikov именно такая боевая единица. Он рискнул и не прогадал. Не гоняясь ни за одним зайцем, поймал двух.

Novikov основательно занял две ниши британского общепита.

Это показатель его прозорливости и профессиональной «чуйки». Завоевать внимание местной публики – задача не из простых.

Знаменитый британский консерватизм – не предрассудок и повод для анекдотов, а истина. Напыщенные морды, простите, лорды и их потомки, богачи в четвертых поколениях и коренные британцы с жесткой верхней губой избирательны и придирчивы.

Они не из тех, кто бросаются на громкие имена и вывески. Они берегут себя и репутацию. Но не ими едиными жив Лондон.

Число нуворишей и дорвавшихся до капитала богачей в первом поколении, «халифов на час» и новоиспеченных криптомиллионеров, разжившейся деньжатами «обслуги» сэров и лордов (бухгалтеры, юристы, риэлторы), выбившихся и «понаехавших» индусов, арабов и тех, кого втихаря называют на манер итальянского печенья «Brutti ma buoni» (или ugly rich), купивших себе место в высшем обществе – это число неуклонно растет, как деньги на их счетах.

Они свои капиталы получили не по наследству, а сколотили сами. Они заслужили свое право на отдых в стиле «дорого-богато» и «все и сразу».

И именно их вкусам полностью отвечает заведение Novikov.

Новиков не борется с комплексами, он их порождает. Novikov – это ресторан-комплекс, в котором гость чувствует себя, как витязь на распутье (точнее – на распутстве), или как та барышня из анекдота, где «все такое вкусное».

Налево пойдешь – в Паназию попадешь, а направо свернешь – как в Италии отдохнешь, вниз заглянешь – до двух ночи забалаганишь.

Тут есть все, на что есть спрос.

Для Лондона нарушающее сословные предрассудки соседство суши, пиццы, пасты, стейков, караоке и ночных забав – не столь привычно, как в Москве.

А с заведениями, в которых можно тусить до поздней ночи – и вовсе беда.

Из ресторанов приходится на такси ехать куда-то, где можно скоротать ночь, в Novikov же, и это в новинку для местных, достаточно просто спуститься на уровень ниже и от гастрорадостей перейти к ночным забавам.

Две ниши покорены.

В итальянской половине трудятся настоящие итальянцы (за это Новикову полагается еще одна премия, ибо управлять коллективом с повышенным градусом Италии – это надо многое понимать. Оксфорд, пришлите уже мантию почетного доктора психологии Аркадию Анатольевичу!), а на нижнем уровне – «русские красавицы».

Красивы они без кавычек, но кавычки нужны для собирательного образа и общей атмосферы.

Здесь пахнет Москвой и удовольствиями а-ля карт.

Лондонские эскорт-агентства облюбовали это место. В воздухе здесь запах секса и консумации (не путать с консуммацией), но отполировано все по-европейски элегантно, без вульгарности.

Младоолигархи и папики кайфуют и возвращаются. Снова и снова. В Novikov.

В отличие от чопорных местных рестораторов, завязших в стереотипах, шаблонах, личных заморочках о том, что можно и что нельзя, Новиков переступил через местные представления о пошлом и непристойном (тут эго каждого – его барометр), перешел Рубикон от Москвы до Лондона и победил.

Победил громко и ярко.

Но инерции эта победа не породила. Прочие лондонские проекты Новикова не выстрелили, ну или выстрелили холостыми. Не случилось.

Зато Novikov красуется и зажигает. Он сумел привнести в лондонский гастропейзаж яркую краску московского новокупеческого лоска. Здесь ее не хватало, и потому она так захватила публику.

Если считать ресторанное дело проявлением «мягкой силы» дипломатии, то Россия может уверенно сказать «Лондон наш!*

*Только англичанам об этом говорить не надо. Пусть живут в сладком неведении.

Бек Нарзи

Telegram-канал

Instagram