Все записи
19:39  /  24.08.20

2579просмотров

Фудмолль ДЕПО

+T -
Поделиться:

 

«ПопандУс!»,  - пронеслось в моей голове, когда я взглянул на план-проект нашего третьего ресторана в Лондоне. «Димон, ты с дуба рухнул? Эта махина съест нам тридцать посадочных мест!», - кричал я на нашего архитектора, который своим чертовым чертежом перечеркнул мои чертовски радужные мысли о выручке… Ну, э… взаимовыручке меня, ресторатора, и моих гостей… 

Наш третий ресторан как третий ребенок был более чем желанным. Pachamamа East  ­внучка нашей ресторанной семьи, обосновавшаяся в лондонском Шортедже (я писал о ней тут) Поистине это было новое ресторанное поколение, не связанное никакие стереотипами и ограничениями. По крайней мере так мне казалось, когда я впервые увидел будущее помещение ресторана – простор для мечты и для жизни. Наши прежние рестораны возникали на месте других заведений, и планировка помещения была величиной заданной. В случае с Pachamamа East  мой креатив перевозбудился. Но терпеливый и рассудительный Дима-архитектор угрюмо сказал «закон есть закон» и приговорил мои планы к повешению. «Какой закон?! Неужели британские лорды и расположение туалетов в ресторанах регулируют?! Все в Тауэр – на профилактику!» Я не мог понять, почему туалет в моем будущем ресторане, должен был непременно располагаться на первом этаже (а не на минус первом), да еще и иметь такие внушительные габариты. «А если к тебе придет гость на коляске?»,  - спросил Дима, и этого риторического вопроса мне было вполне достаточно. Я устыдился сам себя, вспомнив, что нужно по капле выдавливать из себя ген совковости. Про прибыль нам намечтал, а про гостей подзабыл. И про британский Disability Discrimination Act 1995 тоже.

Разумеется, не во всех лондонских заведениях есть все, чтобы достойно принять людей с особыми потребностями. Старые рестораны освобождены от предписания специально перестраивать помещение под нужды маломобильных граждан. А вот новичкам  - это предписано напрямую. Великобритания поставила цель стать комфортной и доступной средой для всех своих подданных и планомерно воплощает ее в жизнь. К слову, даже заведения, которые могли бы не париться на сей счет все равно предпринимают попытки стать удобными для посещения самыми разными гостями. Все равно. Потому что им не все равно.

Установка современного туалета, оборудованного для маломобильных граждан, пандусы и стулья определенной высоты,  - все это требовало немалых дополнительных трат и существенно сокращало число посадочных мест. Признаюсь, я рыпался и пытался найти какие-то пути обхода и экономии. В конце концов, ну не каждый же день к нам приходят люди с инвалидностью. Это все чертяка на моем плече подпевал мне, мол, рискни, Бек, а потом выкрутишься, как-нибудь. Но тут ангел с другого плеча подогнал мне несколько короткометражных видео-воспоминаний (они пронеслись у меня перед глазами) – воспоминаний о моих хороших друзьях и знакомых, которым, если сегодня я решу сэкономить пандусах и туалете, никогда не придется разделить со мной радость посещения моего ресторана. Им там будет заведомо некомфортно. Жизнь распорядилась так, что они прикованы к инвалидному креслу, что не мешает им жить полной жизнью. Порой, куда более яркой и цельной, чем прозябание иных моих знакомых. Мне хватило этого примера, чтобы больше никогда не сомневаться в том, что все мои проекты и заведения должны быть общедоступными. И точка. Нет, восклицательный знак.

Собственно, если бы совесть не проснулась во мне, то Дима или английский проверяющий быстро пробудили бы ее, просто не позволив моему ресторану открыться. Закон тут суров, но справедлив. Жаль, что в России словосочетание «доступная среда» пока зачастую так и остается словосочетанием, а не реальностью. Недавний скандал в «Депо» тому яркое свидетельство.

Этот гигантский фудмолл пиарился во все четыре стороны. «Крупнейший в Европе» - гордятся его создатели, но на поверку оказывается, что все ушло в рост… 15-летний Егор Чижов, на долю которого выпало тяжелое бремя болезни не замкнулся в себе, не отчаялся, не сдался. Он и его близкие – настоящие герои, которые каждый день совершают подвиг, отвоевывая у жизни Жизнь. Героям тоже нужны передышки, да и погода в Москве была благодатной в тот день, когда Егор с семьей отправились на прогулку по центру с непременным визитом в новое диво-дивное – «Депо». Что было дальше рассказала сестра Егора. Этот рассказ не жалоба (хотя на нее семья Егора имеет все основания), а призыв обратить внимание на то, что происходит в городе, стране, в головах людей.

Когда «Депо» еще был в стадии чертежей, мне довелось взглянуть на этого гиганта, которым так восхищались (и продолжают делать это) его создатели. Они взялись за столь масштабный проект, и я помню, что когда слушал их рассказы, то сам вдохновлялся и радовался тому, что а) Москва сделает еще один шаг к Европе и культуре общепита и б) тяжкое наследие 90-х в головах и клозетах преодолимо. Вот ведь как люди бодро и успешно перестроились и начали думать не только о себе, но и о городском комьюнити. Ну так мне казалось. Но «черкизон» головного мозга сродни опухоли. Надеюсь, это излечимо, но пока в сюжете про Егора и «Депо», инвалид только один. Коллективный. «Депо». Инвалид, который думает только про ликвид. Справедливости ради, пиарщики «Депо» оперативно отчитались о том, что они поставили на фудкорте новые стулья. И превратили это в инфо-повод. И сам этот факт, на мой взгляд, даже хуже их неготовности к приему гостей с особыми потребностями. С потребностями получить такое же удовольствие от жизни, еды, атмосферы и сервиса, как и другие горожане. Для этого не так много и нужно. При фантастическом бюджете проекта вполне можно было потратиться и на лифт, и на стулья, и на пандусы… Да и государство обязано было проконтролировать все эти моменты еще на стадии одобрения проекта…

 Но вот, что особенно симптоматично для меня (и неизлечимо) это тон и манера, с какими «Депо» ответило Егору. Манера бездушных формальных ботов, фудмоли, бьющей по клавишам от имени фудмолла, и использующей холодные канцелярские фразы. Этот случай из ряда вон, и хозяева заведения обязаны были лично и человечно ответить Егору. По-людски! А то подхватили коронОвирус, напялили короны и девиз «ничего личного, чисто бизнес» и забыли, что в ресторанном сегменте это правило не работает. Вернее, работает против ресторатора. Ресторан – это про и для людей. А с людьми нужно общаться не как с баблоносителями, а как с равными. Вот ведь новость! 

Допускаю, что владельцы не были в курсе инцидента, потому что менеджмент не поставил их в известность, но это значит лишь то, что в заведении не отлажена система коммуникаций (она лажает!) Но ведь и потом, когда этот случай был предан огласке, крупные боссы сочли нормальным промолчать. К тому же никто не поспешил и не попытался как-то загладить вину и компенсировать испорченный день жизни Егора. Уверен, что «Депо» не обеднело бы, пригласив они, Егора с семьей на примирительный обед. Ну это же так естественно, нет?! На редкие жалобы гостей я всегда отвечаю лично и всячески стремлюсь исправить впечатление о заведении. Всякое, конечно, бывает, но базовое правило таково. Оно, конечно, не закреплено законом и не грозит штрафом, но, «деп-вашу-мать», золотое правило нравственности вроде никто не отменил и не обжаловал в суде.

Короче, не размер важен, а ценности, сверхзадача проекта и то, что он несет своим ближним. Мировой масштаб подразумевает прежде всего следование мировым стандартам, а не широкий размах и количественные перевесы. Интересно подгонят ли на фудкорт совесть, сострадание и милосердие? А то, что-то их давно нет в меню… 

Бек Нарзи

Комментировать Всего 1 комментарий
Бек, Вы человек из будущего!

Что ни статья, то в десятку!

Спасибо, что заступились за Егора!